Главная > Воспоминания > Дневники Жаворонкова А.К.

Дневники Андрея Константиновича Жаворонкова 1938-1941

Настоящая история

Жаворонков

Жаворонков А.К.

Про Андрея Константиновича Жаворонкова можно смело сказать, что он является достоянием Алфёрова и его окрестностей. Уроженец деревни Малое Алфёрово, историк по образованию, он очень много сделал для того, чтобы восстановить и запечатлеть историю родных мест для последующих поколений. Уже после кончины Андрея Константиновича стало известно, что всю свою жизнь он вёл дневниковые записи. Большую ценность для интересующихся прошлым окрестностей Алфёрова теперь представляют самые первые дневники Андрея Константиновича – 15 тонких школьных тетрадок по 12 листов, охватывающие период с ноября 1938 г. по июнь 1941 г.

Андрей Константинович начал вести свои дневниковые записи с 16 лет. Толчком к этому послужило прочтение отрывков из дневника земляка-патриота Александра Самсонова. Впоследствии он «сверялся» с такими личностями, как Достоевский и Толстой, изучая их дневники и пытаясь им подражать. Его взгляды формировались благодаря чтению книг - он очень много читал с детства и любил книги.

Мария Константиновна Захаренкова, сестра Андрея Константиновича, так сказала про своего брата: «Надо ведь! Он один такой у нас в роду…». Андрей Константинович действительно был человеком очень неординарным и с очень необычной судьбой. Как видно из его юношеских записей, уже в 17 лет он был способен делать такие выводы из своих наблюдений за жизнью, которые актуальны и в наше время: «Где нет хлеба, там нет культуры, а где нет культуры, там нет свободы. Нищета порождает бескультурье». Такая запись появилась в дневнике после поездки в Вязьму в июне 1940 года, когда ему с сестрой пришлось с ночи стоять в очереди за хлебом.

Андрей Жаворонков верил в своё великое предназначение и стремился к его осуществлению. И не без оснований: его сопровождали по жизни удивительные события, встречи и мистические совпадения.

Захаренкова

Захаренкова М.К.

Эти довоенные дневники имеет смысл прочесть хотя бы из любопытства, задавшись вопросом: почему этот уникальный, но не имеющий материальной ценности документ дошёл до нас, а не затерялся и не погиб? Записи Андрея Константиновича только сгореть могли как минимум дважды. Уходя на войну, он попросил родных сохранить его дневники. Просьбу выполнила Мария Константиновна, которой в то время было 11 лет. Она закопала сумочку с тетрадками в грядках на огороде. В марте 1943 г. абсолютное большинство домов в деревнях в окрестностях Малого Алфёрова были сожжены немцами при отступлении. Пожарища были такой силы, что гибли даже вещи, закопанные жителями в землю рядом с домом. Дом Жаворонковых чудом уцелел – один из немногих в округе. Сохранились и тетрадки. Неведомая сила «охраняла» мысли Андрея Жаворонкова, изложенные на бумагу. Трудно придумать рациональное объяснение и случаю с письмом Андрея Константиновича, которое он послал домой в 1942 г. на оккупированную немцами территорию, находясь в Ульяновском танковом училище. Письмо дошло до матери! В буквальном смысле слова, упав с неба (письма были сброшены с самолёта над полем в соседней деревне Горлово), оно было доставлено маме Андрея Константиновича всё той же сестрой Машей, когда в деревне было полно немцев.

Мария Константиновна спасла дневники ещё раз, сама того не ведая. Летом 2015 года дом Марии Константиновны в Малом Алфёрове, в котором долгое время хранились собранные Андреем Константиновичем исторические документы, в том числе и личные записи, сгорел. Но она успела передать весь внушительный личный архив брата главному редактору журнала «Край Смоленский» за год до этого печального события. Так этот уникальный документ стал достоянием широкой общественности.

Многие знали Андрея Константиновича при жизни уже очень почтенным старцем, убелённым сединами, взвешенно рассуждающим по любому вопросу. Поэтому сложно было представить его 16-летним школьником с ранимым самолюбием, думающим о любви к девушкам и полным амбициозных юношеских мечтаний о будущем. Именно таким он предстаёт на страницах своего дневника.

Захаренкова и Шорин

Мария Константиновна Захаренкова и Ю.Н. Шорин в день передачи архива А.К. Жаворонкова 25 июня 2014 г.

Андрей Жаворонков записал то, что видел, и тогда, когда это видел. Что может быть ценнее для истории? Его записи являются документальным срезом настоящей жизни. На страницах его дневников есть любовь, потому что без неё не живёт ни одно молодое поколение. Есть пафосные высказывания о коммунистическом строе, потому что этому учила советская школа. И есть возмущение повседневной несправедливостью устройства общества, потому что так мыслил и чувствовал тогда он сам. Ему, сыну раскулаченного крестьянина (который зачах и преждевременно умер, не выдержав тяжести наложенного на него «твёрдого задания») доводилось приводить в жизнь постановление партии и правительства о снесении хуторов, потому что он был комсомольцем. Но он испытывал жалость к людям, крышу дома которых насильно разбирал, потому что был воспитан добрым человеком. В его жизни старшеклассника конца 30-х – начала 40-х годов соседствовали школьные комсомольские собрания, советские торжественные годовщины и религиозные праздники, которые традиционно отмечала его семья. Это и была настоящая, невыдуманная жизнь того советского поколения.

Повествование насыщено психологическими портретами односельчан и учителей Голочёловской школы, описанием природы, упоминанием политических новостей, которыми жила в то время страна. В записях нашли отражения такие события, как ежегодные траурные мероприятия по поводу смерти Кирова, бои у озера Хасан, гибель лётчика В.П.Чкалова, начало Второй мировой войны, «освободительный поход» Красной Армии по Западной Украине и Западной Белоруссии. Дневники дают возможность окунуться в довоенный мир Малого Алфёрова и соседних деревень, проникнуться атмосферой тех лет, почувствовать запахи и услышать звуки.

Во время написания дневников Андрей Жаворонков искренне полагал, что поколению 1915-1925 годов рождения выпала «великая честь и слава» перенести все трудности на своих плечах и «поставить на повестку дня вопрос о разрешении коммунизма на всей Вселенной». Впоследствии ему пришлось увидеть крах коммунистического режима. Прошлое можно знать, но нельзя изменить, будущее можно изменить, но нельзя знать. Знание прошлого помогает влиять на будущее. Создав этот простой документ, Андрей Жаворонков «заморозил» время, предоставив себе уникальную возможность в будущем совершить путешествие в прошлое и проанализировать, что удалось осуществить из юношеских мечтаний. Сохранив дневники, семья Жаворонкова дала и нам возможность составить своё мнение о прошлом, со стороны взглянув на девяностолетнюю жизнь Андрея Константиновича на фоне жизни страны, которая прошла путь от отсутствия радио в деревнях к эпохе Интернета.

Дом в деревне Малое Алфёрово, в котором родился Жаворонков Андрей Константинович (2015 г.)

Возможно, что кто-нибудь из представителей современного молодого поколения, уже хорошо знакомого с компьютером и Интернетом, прочитав дневниковые записи Андрея Жаворонкова 1938-1941 годов, также начнёт вести дневники. И через 90 лет, когда наша жизнь очень сильно изменится, они станут ценным свидетельством безвозвратно ушедших лет.

Впервые дневники Андрея Константиновича Жаворонкова были опубликованы в журнале «Край Смоленский» в №12, 2014 г., №1-5, 2015 г. Комментарии к тексту - главного редактора журнала «Край Смоленский» Ю.Шорина и администратора сайта.

Первая тетрадь

1938 год

Кто не знает, в какую гавань он плывёт,
для того нет попутного ветра.
Сенека

24/XI-38 г. Зачитав отрывки из ведения дневника моего лучшего земляка-патриота Самсонова Ал-ра, я начинаю с сегодняшнего дня ведение дневника своей юношеской жизни. Ах! Зря я не писал раньше такой дневник, как у Самсонова А.! Но всё же с сегодняшнего дня вспоминаю лучшие дни своей молодой кипучей жизни. Вспоминаю радостную годовщину день вступления в ряды В.Л.К.С.М.... Этот год является годом решительного перелома. На большую высоту поднялся патриотический дух к своей родине, к её народу, к молодым девушкам, которые попадаются на каждом шагу, помня слова пролетарского писателя и революционера А.М. Горького «от женщины, как и от смерти, – никуда не уйдёшь».

Жаворонков

Жаворонков Андрей, 40-е годы

24/XI-38 г. Возил с тов. другом и приятелем Антоновым на станцию мужиков из своей родной деревни. Ночь была тёмная, тихая, слегка дождик моросил. Звёзд и луны на небе не было. Только когда подъезжали к трассе, я заметил в лагере огни (*).

(* Речь идет о лагере заключенных Вяземского исправительно-трудового лагеря НКВД (Вяземлаг), организованного для выполнения ответственной правительственной задачи – строительства стратегической автомагистрали Москва-Минск (приказ НКВД №0050 от 5 февраля 1936 г.). Строительство дороги велось с 1936 по 1941 г. Основную часть заключенных Вяземлага составляли осужденные не за «политические», а за так называемые «прочие» преступления. Число их с 75% в начале 1938 г. выросло до 94% к началу 1941 г. На качественный состав заключенных Вяземлага повлияло географическое расположение лагеря (густонаселенная Европейская часть СССР, «подмосковный» статус) и вид производственной деятельности. На 1 июля 1938 г. в Вяземлаге насчитывалось 49 738 заключенных, на 1 января 1939 г. – 27 470 заключенных (Корнилова О. Заключенные Вяземлага: общая численность и количество осужденных за контрреволюционные преступления, 1936-1941 годы // Край Смоленский. 2012. №7. С. 18-21).. (Прим. Гл.редактора журнала «Край Смоленский»))

25/XI-38 г. Обида… обида… еще раз обида.

Эту обиду принёс Эрастов П.М. (*), когда шёл из 6 «а» класса в канцелярию. Я на крыльце выбивал из негодной разломанной скамейки ножку для того, чтобы принести в свой класс её и вставить в скамейку. Эрастов П.М. заметил, разинул большой рот, что львица после того, когда потеряет своего детёныша.

(* Павел Михайлович Эрастов - родился в 1915 г. в деревне Горлово Издешковского района Смоленской области. До призыва в РККА в 1939 г. работал в Голочёловской средней школе, преподавал химию. Во время Великой Отечественной войны воевал на Западном фронте (с 6.41 по 10.42 и с 1.44 по 2.44), на  2-м Белорусском фронте (с 5.44 по 9.44), на 1-м Белорусском фронте (с 10.44). Имел награды: орден Красной Звезды (09.07.1944) и Орден Отечественной войны II степени (05.02.1945). Был членом ВКП(б) с 1944 г.. 14.01.45 был тяжело ранен, находясь  на 1-м Белорусском фронте. С 1945 года Павел Михайлович Эрастов работал учителем химии в московской школе №212 (теперь отделение ГБОУ «Гимназия № 1576»). В 50-е годы он стал директором этой школы. (Прим. Админ. сайта))

26/XI-38 г. Объявлен выговор в приказе по школе. Где директор Селедцов А.С. (*) вынес мне строгий выговор с занесением в личное дело. Две черные тучи собрались надо мной, вот-вот эти тучи скоро должны сгуститься и залить меня свинцовым дождем. Судьба дальнейшая решена: «Може жизнь, може смерть». И если бы не тов. Казаков я бы пошел на риск для своей жизни.

(* Селедцов Андрей Семенович – директор Голочеловской средней школы, где учился А.К. Жаворонков. В период гитлеровской оккупации Сафоновского края неоднократно упоминаемые на страницах дневников А.С. Селедцов, его жена Наталья Васильевна Воробьева, учитель Петр Никитович Толкачёв и его жена Мария Афанасьевна в январе 1942 г. будут расстреляны немцами. По воспоминаниям односельчан, учителя пытались эвакуироваться в октябре 1941 г., дошли до Вязьмы, где попали в окружение и вынуждены были, бросив всё своё имущество, вернуться в Голочёлово. В конце января 1942 г. 11-й кавалерийский корпус Красной Армии начал наступление на Вязьму с севера, через брешь, образовавшуюся в полосе фронта. Передовые отряды кавалеристов заняли деревни Старое Село, Ульяново, Изьялово. Слух об этом быстро разнесся по окрестностям. Многие окруженцы, находившиеся на оккупированной территории, были приняты в ряды 11-го кавкорпуса. Возможно, А.С. Селедцов и П.Н. Толкачёв также сделали попытку уйти к кавалеристам, но по каким-то неизвестным причинам им не удалось этого осуществить. До штаба 11-го кавалерийского корпуса, находившегося в деревне Искорино, смог добраться другой учитель Голочёловской школы - Павел Михайлович Эрастов, который также оказался в окружении, при этом знал немецкий язык и работал у немцев переводчиком в Издешкове. По неизвестной причине в Издешкове сгорела немецкая комендатура и, обнаружив исчезновение Эрастова, немцы бросились за ним в погоню в деревню Горлово, допрашивали его родственников. Эрастов добрался до Искорино, здесь в штабе 11-го кав.корпуса его случайно встретил его ученик - Иван Владимиров, который тоже решил «проситься в армию».

В это время учителя Андрей Семёнович Селедцов и Пётр Никитович Толкачёв и их жёны были схвачены внезапно приехавшими в деревню немцами (возможно, они искали сбежавшего от них учителя Павла Михайловича Эрастова, а, возможно, оказались в Голочёлове по какой-либо другой причине). Дочь Селедцова и Воробьёвой - Галя - побежала вслед за родителями. 28 января П.Н. Толкачева и А.С. Селедцова привели в дом старосты, а затем вместе с семьями повели в деревню Голочелово. Между деревнями Горлово и Голочелово их расстреляли. Так погибли П.Н. Толкачёв и его жена Мария Афанасьевна, А.С. Селедцов, его жена Наталья Васильевна Воробьева и их дочь Галя.

После освобождения этого района от фашистских войск тела погибших перезахоронили на кладбище в д. Третьяково. За могилой ухаживала до своей ликвидации Сережанская школа. Затем за ней присматривал бывший директор Алферовской школы Александр Васильевич Казаков, бывший ученик А.С. Селедцова и один из героев дневников Жаворонкова. В наше время братская могила сельских учителей оказалась забытой. Травой забвения заросла скромная оградка и обелиск со звездой. 7 августа 2008 г. члены туристического клуба «Вертикаль» (руководитель – А.А. Елисеев) привели в порядок братское захоронение погибших учителей.(Прим. Админ. сайта и гл.редактора журнала «Край Смоленский»))

27/XI-38 г. Ходил в Издешково насчет выговора к тов. Басину (секретарь РК ВЛКСМ). Поговорил как дело было. Тов. Басин обещался скорым временем приехать к нам в школу.

28/XI-38 г. Заседание комитета. Комитет разбирает мои дела (вопрос насчет чертовой скамейки). Досада… Ложь… Печаль… Оклеветали со всех сторон… И вынесли по линии комсомола «предупреждение». Долго, долго будет помниться этот неприятный, зловещий день для моего сердца и для жизни.

Казаков

Казаков А.В.

29/XI-38 г., среда. Выпускал школьную газету с тов. Антоновым П.З. и с Казаковым А.В. (*), посвященную памяти пролетарского трибуна революции С.М. Кирова. Выпускали ночью на квартире директора школы Селедцова А.С.. Была горячая беседа с учительницей Воробьёвой (жена директора), она рассказала своё тяжёлое детство, свою юность, школьные годы, любовь... из прочитанных литературных книг.

(* Казаков Алексанр Васильевич - родился в 1920 году в деревне Малое Алфёрово Издешковского района Смоленской области. Учился в Голочёловской средней школе. В 1940-м году был призван в армию, служил в Запорожье. В армии овладел специальностью механика по электроспецоборудованию, обслуживал боевые самолёты в составе 11 и 429 Истребительных Авиационных полков. Имел награды за отличное владение своей специальностью и примерность в дисциплине. В армии вступил в ряды ВКП(б). После войны закончил Смоленский педагогический институт, преподавал в Кононовской (затем Алфёровской) восьмилетней школе. Работал директором этой школы с 1968 по 1980 г., затем просто учителем до 1987 г. Умер Александр Васильевич Казаков 13 июня 2003 г. (Прим. Админ. сайта))

30/XI-38 г. Было кино «Тринадцать» (*). Эта картина удивила меня храбростью и мужеством бойцов Красной Армии, боровшихся против банд басмачей.

(* «Тринадцать» – советский художественный фильм 1936 г. режиссёра Михаила Ромма, снятый в военно-приключенческом жанре. Фильм повествует о борьбе с басмачами в советской Средней Азии. (Прим. Гл.редактора журнала «Край Смоленский»))

После кино было комсомольское собрание, где обсуждался вопрос «Оглашение решения комитета» и о поведении меня. В прениях выступил Хазанов М.Ю. Он говорил о безобразном поведении меня, т. е. Жаворонкова А. Только нашлось два патриота-большевика, которые действительно выступили правильно в защиту меня – это учителя Толкачёв П.Н. и Соловьёв Николай Дмитриевич (*).

(* Соловьев Николай Дмитриевич, родился в 1918 г. в деревне Плоховской Издешковского района Смоленской области. Преподавал в Голочёловской средней школе физику и математику. Был призван в ряды РККА в ноябре 1939 г.. На фронтах Великой Отечественной войны с июня 1941 г. (Южный фронт, Сталинградский фронт). Исполнял обязанности Завделопроизводством отделения секретного делопроизводства штаба 9 Сталинградского Краснознамённого корпуса ПВО. Имел награды за отличное обеспечение военной тайны и организацию доставки боевых приказов и секретных пакетов в любых условиях боевой обстановки. В послевоенные годы был директором Издешковской средней школы, преподавал математику. (Прим. Админ. сайта))

1/XII-38 г. Выпал первый снег, причём к вечеру согнало. Природа кругом вся изменилась. Не потому, что выпал первый снег, а потому, что в этот день убит Сергей Миронович Киров (*). В этот день, как никогда, появилась злоба к врагам революции. В этот день я даю клятву – отомстить убийцам за смерть С.М. Кирова .

(* Сергей Миронович Киров – первый секретарь Ленинградского обкома ВКП(б), член Политбюро ЦК ВКП(б), секретарь ЦК ВКП(б). 1 декабря 1934 г. был убит выстрелом в затылок Леонидом Николаевым по личным мотивам, однако официально было заявлено, что Киров стал жертвой врагов СССР. Смерть Кирова спровоцировала массовые политические репрессии в Москве и Ленинграде, которые получили неофициальное название «Кировский поток». (Прим. Гл.редактора журнала «Край Смоленский»))

1/XII-38 г. Исполнилась годовщина со дня вступления в ряды В.Л.К.С.М..

Теперь я могу поручаться, только не за сомнительных.

2/XII-38 г. Читал книгу «Тихий Дон» (*), первую кн.

(* «Тихий Дон» – роман-эпопея Михаила Шолохова в четырёх томах. Тома 1-3 написаны с 1925 по 1932 г., опубликованы в журнале «Октябрь» в 1928-1932 гг. Том 4-й закончен в 1940 г., опубликован в журнале «Новый мир» в 1937-1940 г. (Прим. Гл.редактора журнала «Край Смоленский»))

3/XII-38 г. Приехала мать из Москвы.

4/XII-38 г. Ходил рубить в лес дрова.

5/XII-38 г. Отмечал II годовщину сталинской конституции.

6/XII-38 г. Спрашивали по двум предметам. По геометрии – плохо и по физике – хорошо.

7/XII-38 г. Прикрепили учить двух неграмотных женщины. Я за это берусь с энтузиазмом, я рад, что мне дали общественную работу.

8/XII-38 г. Было классное собрание учащихся 7 класса, где стоял один главный вопрос: взять переходящее красное знамя в свои руки.

8/XII-38 г. Скучно, скучно и болит голова о свободе, о путешествиях.

10/XII-38 г. Было первое занятие с неграмотными.

11/XII-38 г. Воскресенье. Ходил в Издешково с приятелем Антоновым. Погода была туманная, скользкая дорога. Разговор был на разные темы. Ленинград... Обороноспособность... Бой у озера Хасан (*). В этот день зародилась мечта поехать на Кавказ. Встретился с тов. Семёновым Алексеем В. – он обещал прислать на меня письмо. Вечер был замечательным, где я увидел Григорьеву Пелагею, которая недавно приехала из Москвы. Был разговор с заключенным, который рассказал про жизнь Кавказа и его природу. Эта беседа произвела сильное впечатление на меня.

(* Хасанские бои – серия столкновений в 1938 г. между Японской императорской армией и РККА из-за оспаривания Японией принадлежности территории у озера Хасан и реки Туманная. (Прим. Гл.редактора журнала «Край Смоленский»))

12/XII-38 г. Понедельник. Читал произведение Марка Твена, где говорится о свободе одного юноши Гека Фина (*).

(* Имеется в виду роман Марка Твена «Приключения Гекльберри Финна» (Прим. Гл.редактора журнала «Край Смоленский»))

13/XII-38 г. Вторник. Спрашивали по двум предметам: по геометрии – хорошо и по литературному чтению – отлично. Вечером провёл время с Григорьевой Пелагеей.

14/XII-38 г. Среда. Патриотический дух к своей родине, к партии, к комсомолу дошёл до кульминационной точки. Я никогда не был таким весёлым, как сегодня. Этот день является великим праздником в моей жизни. Потому что получил новый комсомольский билет за №?.

15/XII-38 г. Чуден день! Я ещё ни разу не видел такой сильной континентальности, как сегодня. Свирепый ветер дует всё время с севера. Температура с севера доходит до 40 градусов.

16/XII-38 г. Пятница. Морозно в воздухе сегодня. Яркое красно-малиновое солнце предвещает холодную погоду. Красиво и медленно подымается дым к сине-голубым облакам. В нашем классе как никогда холодно. Температура 10°. Я хотел поднять бунт против такого хаоса в классе.

Ночью ходил на станцию Алфёрово слушать лекцию «Кто такие "друзья народа" и как они воюют против социал-демократов» (*).

(* «Кто такие «друзья народа» и как они воюют против социал-демократов» – первое крупное произведение В.И. Ленина, написанное в 1894 г. Представляет собой ответ на статьи «Русского богатства» против марксистов. Работа Ленина посвящена вопросам диалектического и исторического материализма, политэкономии и научного социализма, критике народников. (Прим. Гл.редактора журнала «Край Смоленский»))

17 и 18/XII-38 г. Не произошло никаких сильных изменений.

17/XII-38 г. Траурный день! Погиб выдающийся сокол нашей сталинской авиации В.П. Чкалов (*). Скорбь змеёю вползла в моё сердце. Потому что погиб отец нашей сильной авиации.

(* Валерий Павлович Чкалов – легендарный советский лётчик-испытатель, первым совершивший беспосадочный перелёт через Северный полюс из Москвы в Ванкувер (штат Вашингтон, США). Чкалов погиб 15 декабря 1938 г. при проведении первого испытательного полёта на новом истребителе И-180 на Центральном аэродроме г. Москвы. (Прим. Гл.редактора журнала «Край Смоленский»))

18/XII-38 г. Мороз торжествует победу. От сильного мороза я надел армяк.

19/XII-38 г. Праздник «Никола». Некультурный религиозный вечер. Множество мужиков напились пьяными. Пастух Иванов Василий задрался с женой Машей.

20/XII-38 г. Продолжение праздника. Я оскорблен подлецом и негодяем Копейкиным малым, который меня обозвал «Китайцем». Хотел познакомиться с Младовой Натальей ученицей 6-го класса, но она отказала.

Ходил в Голочёлово на вечеринку, девчат на вечеринке не было. Мы пошли домой и дали оружейный выстрел.

Спрашивали по географии – отлично.

21/XII-38 г. Cреда. Было 3 урока. Учителей Эрастова, Соловьева, Толкачёва не было. Спрашивали по истории – посредственно.

22/XII-38 г. Четверг. Сделал выходной день. Ездил в дрова в лес.

23/XII-38 г. Ругался с матерью и с тёткой Матрёшей, потому что они увидали у меня кинжал.

24/XII-38 г. Суббота. Вечером парился в бане с учителями: Соловьёв, Толкачёв, Селедцов, Хазанов, Ширяев.

25/XII-38 г. Читал произведение Д. Фурманова «Чапаев». Книга понравилась, и я хочу быть таким же каким был Чапаев.

26/XII-38 г. Разговор с мужиками в доме Младова Ивана (быв. церковного старосты), который вдался в религию, как ни во что. Здесь присутствовали братья Антоновы Пётр и Иван (женат). Нам рассказал Младов Алексей про жизнь в плену в Германии.

27/XII-38 год. Вывели отметки за вторую четверть. Я рад тому, что у меня нет плохих и посредственных отметок.

28/XII-38 год. Скоро начнутся каникулы. Я в это время буду много читать, писать и собирать литературный материал своей родной деревни.

30/XII-38 год. Вызвали в районный отдел НКВД на допрос по делу вражеской деятельности Фомина И.В. – бывшего нашего учителя истории и географии.

1939 год

С 1 по 15 января были зимние каникулы. Я прочёл книги более пяти писателей.

10 февраля 1939 года. Приехала мать из столицы международного пролетариата всего мира, из Красной Москвы. Мне привезла 5 хороших рубашек, брюки, шапку, шляпу и д. 4/II-39 г. Пришло письмо от брата Петра из Крыма. Он сообщает, что с 1 марта выезжает на практику в город Судак.

15 февраля ездил в Издешково.

16/II-39 года. Тёплый, сырой и влажный день. Ветер северо-западный. В природе пахнет весной. Повсюду вода, капли и моросит мелкий дождь. Солнце не показывалось полный день. Кругом на горизонте и за горизонтом движутся медленно серые нахмуренные облака, как будто сейчас разинут рот и начнут жалобно плакать и громко рыдать. В оврагах кругом плачет вода.

17/II-39 год. Было комсомольское собрание с повесткой дня: 1) Приём в члены В.Л.К.С.М. 2) Проработка тезисов тов. Жданова на XVIII съезде В.К.П.(б). Я дал рекомендации тт. Капитонову Ивану, Кузьмину Михаилу Андреевичу, Фёдорову Ивану, Киселёвой П., Чуркину Василию Нестеровичу.

18/II-39 год. Суббота. Религиозный праздник (с 17-19) Масляная. Во всех деревнях слышится мелодичный звук гармошки и пьяные голоса подвыпивших парней.

19/II-39 года. Воскресенье. С товарищами Казаковым, Антоновым собрались у меня на квартире, выпили, как следует, а потом пошли ласкать красивых деревенских девушек.

21/II-39 года. Прислал Брат Николай письмо из Красной Армии, из Бронетанкового училища имени Сталина (*). Николай пишет об отличных результатах в учёбе.

(* Харьковское бронетанковое училище имени Сталина. (Прим. Гл.редактора журнала «Край Смоленский»))

22/II-39 г. Пётр Никитич (*) стал ругаться с нами: «Вы только патриоты на словах, – сказал Пётр Никитич, – а на деле вас не видно».

(* Учитель Голочеловской школы Петр Никитович Толкачёв. (Прим. Гл.редактора журнала «Край Смоленский»))

В голове у меня промелькнула мысль: «Ладно, посмотришь ты на меня спустя десять лет. Когда я буду занимать большой государственный пост. К тому времени я обязательно буду героем-орденоносцем. При произношении моего имени все фашистские государства будут лепетать перед моим именем. В некоторых неблагодарных людях будет стыть кровь в жилах и холодеть мозг в голове. Моё имя будет наводить страх на фашистских псов, варваров и палачей. Моё имя будет такое, как имя Спартака, Пугачёва, Разина, Чапаева, Щорса и других благородных потомков».

23/II-39 г. XX годовщина рабоче-крестьянской Красной Армии и Военно-морского флота.

1 марта 1939 года. Смотрели кино «Волга-Волга». Кино не так мне понравилось.

8/III-39 г. 26 годовщина коммунистического женского дня. В школе был хороший вечер. Я танцевал с Борисовой Н. – учительницей математики и физики в нашей Голочёловской средней школе. Вечер мне сильно понравился и произвёл множество впечатлений.

11/III-39 года. Сделал выходной в субботу с Антоновым Петром. Ходил в с/совет за стандартной справкой на получение паспорта. Этой справки мне не дали.

12/III-39 г. Читал множество литературных книг о лучшей жизни, природе. Мы с Антоновым П. решили поехать в Крым. Мы обсудили план поездки в Крым.
1. Достать все справки и паспорт.
2. Нужно всеми силами собирать средства для того, чтобы поехать в Крым.

15/III-39 года. Антонов П. не выполнил нашего договора, а потому я его считаю хлюпиком.

1/IV-39 по 30/IV-39 г. со мной не было ничего.

1 Мая 39 года. Международный пролетарский праздник трудящихся всех стран Мира.

В школе был митинг и вечер.

2 Мая 39 года. В деревне Саньково Алфёровского с/c вечером познакомился с Владимировой Марией – ученицей нашей школы 7-го класса.

5 мая 39 г. В посёлке Издешково происходил суд над бывшим моим учителем Фоминым Иваном Васильевичем, судили его по 58-й ст.-10 (*). Суд присудил: Фомину Ивану дать 4 года заключения и на 2 года выгнать из данной местности.

(* Ст. 58-я – статья Уголовного кодекса РСФСР, устанавливающая ответственность за контрреволюционную деятельность. 10-й ее пункт содержал обвинение в пропаганде или агитации, содержащие призыв к свержению, подрыву или ослаблению Советской власти или к совершению отдельных контрреволюционных преступлений… (Прим. Гл.редактора журнала «Край Смоленский»))

15 мая 39 г. (Пропуск со слухом о семейной жизни одного из учителей).

16 мая 39 г. Эрастов спрашивал по химии в присутствии Гавриловой П. Он здесь говорил на меня, что «в тебе, Жаворонков, плохо развито мышление», что «ты ничего не знаешь, да, ты плохой, недисциплинированный» и т. п.

18 мая 39 года. Было комсомольское собрание, где Эрастов сказал, что Жаворонков дошёл до цинизма. После комсомольского собрания я пошёл в лес, сел под большой елью и крепко накрепко заплакал. Вдали куковала кукушка, где-то громко пел соловей, щебетанье птиц слышалось по всему лесу. Деревья кругом распустились. Как хорошо было дышать и слушать – это мелодичное пение птиц, когда слышишь повсюду трель. Но мне было не до этого. Моя мечта поступить в юридическую школу.

Это подлость и мещанство, я считаю, когда человеку не дают жить весело и приятно. Я человек, обиженный судьбою. Отец мой умер, когда мне было ещё 13 лет, мать моя больная. Меня затравили, обидели, оскорбили и хотят уничтожить. Эх! Люди, люди, чего они желают. Но я прорвусь через эту пошлую школу и выйду через три-четыре года человеком данной действительности. Тогда мы посмотрим на робких и считанных людей!

Моя Борьба – Борьба за Коммунизм!

19 мая 39 г. Ходил в лес на прогулку с Казаковым А. и Антоновым П. Там устроили обед, прогулялись и пошли домой. Вечером подготавливался к испытаниям по алгебре.

20 мая 39 г. Испытания по алгебре… (опущен фрагмент с негативным отзывом в адрес одного из учителей). Испытание по алгебре сдал на посредственно.

Вторая тетрадь

21 мая 39 года. Подготавливался к диктанту. Ходил в Голочёлово к Толкачёву Петру Никитовичу. Был сильный дождь, от которого земля сильно намякла так, что гряды расползлись в разные стороны.

22 мая 39 года. Религиозный праздник «Никола летний». Вечером был в Голочёлове, где была товарищеская беседа с Толкачёвым Петром Никитовичем. В горячей товарищеской беседе он говорил нам (я был не один, а с товарищами Петром и Александром Казаковым): «Да, Жаворонков, мечтать о хорошем будущем – это отлично. Но, если будешь мечтать без знаний, то это не пригодно для нашего общества и не будет соответствовать нашей действительности. Следовательно, нужно выполнять заветы нашего отца и учителя Владимира Ильича Ленина «Учиться, учиться и учиться». Вот тот человек, который имеет хорошие знания и может соединять их с мечтой, он может стать крупнейшим писателем и поэтом. Учись, Андрей, при каких угодно обстоятельствах. Будет ли тебе плохо или хорошо – всегда не забывай науку, и тогда ты только станешь видным человеком нашего социалистического общества, и тогда тебя героическое, передовое человеческое общество не забудет и сохранит о тебе память в веках. А ещё самое главное: любить и уважать родину-мать. Никогда не переходи на сторону врага, ибо это – самое тяжкое преступление перед родиной, перед партией, перед народом. Будешь умирать в борьбе с врагом, крикни на весь мир: «Да здравствует коммунизм! Да здравствует Сталин!». Поцелуй свою родную землю, умирая, которая тебя воспитала и сделала патриотом и интернациональным глубоко человеком, сделала борцом за счастье народа всего мира». Ещё рассказывал эпизоды из своей жизни. Один из них как «чуть-чуть не ограбили и не убили бандиты», от которого у меня волос поднялся дыбом. Всё это мне понравилось, и я должен это выполнить.

23 мая 1939 года. Было испытание по русскому письменно… Диктант написал на плохо… (опущены фрагменты с негативным отзывом в адрес одного из учителей).

24-25 мая 1939 года. Подготавливался.

26 мая 39 г. Испытания по русскому устно, где ассистентом был Ширяев Михаил Федорович. Испытание сдал на отлично.

28 мая 39 г. Была прогулка в лес с лучшим преподавателем школы Соловьевым Николаем Дмитриевичем. Беседы были на различные темы, а более на научные: астрономия, физика, техника и т. д.

29 мая 1939 год. Происходили испытания по физике, где ассистентом был Эрастов П.М. Физику сдал на хорошо.

1 июня 1939 г. Были испытания по геометрии. Где ассистентом был Соловьев Н.Д. Испытание сдал на отлично.

4 июня 1939 г. Были испытания по литературе письменно. Было изложение по произведению Л.Н. Толстого «После бала», написал на хорошо. Ассистентом был Селедцов А.С.

6 июня 39 г. Были испытания по литературе устно. Ассистентом был Ширяев М.Ф. Сдал на отлично.

8 июня 39 г. Испытания по Конституции. Ассистент Толкачёв П.Н. Сдал на отлично.

8 июня 39 г. В нашей Голочеловской школе происходила теоретическая конференция по изучению истории ВКП(б). Активное участие принимал и я.

10 июня 39 г. Были испытания по немецкому яз. Ассистент Борисова Н.В. (пропуск негативного отзыва об одном из учителей). Сдал на посредственно.

13 июня 39 г. Были испытания на географии. Ассистент Соловьев Н.Д. Сдал на отлично.

15 июня 39 г. Были последние испытания по зоологии. Ассистент Толкачёв П.Н. Сдал на хорошо.

17 июня 39 г. Был выпускной вечер. На вечере преобладающее большинство была молодёжь, и притом, учащиеся. Вечер мне не понравился.

18 июня 39 г. Получил свидетельство об окончании семилетки.

Свидетельство получил при отличном поведении и по следующим знаниям:

по русскому устно – отличные,
по русскому письменному – посредственные,
по литературному чтению – отличные,
по арифметике – посредственные,
по алгебре – посредственные,
по геометрии – хорошие,
по естествознанию – хорошие,
по Конституции СССР – отличные,
по истории – отличные,
по физике – хорошие,
по химии – посредственные,
по немецкому яз. – посредственные,
по рисованию – посредственные,
по черчению – хорошие,
по физкультуре – отличные.

23 июня 1939 год. Мой лучший товарищ, друг и приятель, с которым я провел и проучился свои молодые детские годы до 17 лет, уехал в Москву. Теперь я с ним не встречусь и не увидимся друг с другом на протяжении 3-4 лет. Тогда мы будем взрослыми по иному будем смотреть на жизнь. Прощай, Петя, прощай дорогой и любимый на 3-4 года. Вечером мы с Казаковым Александром и Младовым Михаилом Петю свезли на ст. Алферово. Там на прощанье купили на 6 руб. и закусили.

24 июня 39 год. Пастил в колхозе коней. Ночь была тихая, темная и туманная. Бледно смотрела луна.

25 июня 39 год. Первый раз получил великий, большой, красный советский паспортище. Как я был рад, что я получил паспорт.

10 июля 39 года. Поступил работать в Третьяковский сад и пробыл вплоть до первого сентября этого же года. В саду было много случаев и анекдотов. Ночи были тёплые – без дождей, около сада близко были вечеринки. И вот лежишь под ароматной яблоней и думаешь: о жизни, о любви и о других жизненных вопросах. Луна то показывается из-за туч, то опять скрывается, то она весело улыбнётся и хочет что-то сказать ласково, тихо, нежно: «Живи с любовью к женщине, а не без любви». Тут на пригорке раздастся мелодичный звук девушек, напевающих что-то такое задумчивое, и гармонь знает свои права.

Молодёжь веселится полную ночь.

20 июля 39 года. Моя учительница Борисова Наталья Васильевна выходит замуж, и у них это называется свадьба. Что такое свадьба? Я даю ответ. Свадьба – это есть слияние двух человеческих жизней, т. е. женщины и мужчины, и когда оба сердца действуют вместе. Борисовой 20 лет от роду. Среднего роста, волос мягкий, рыжий. Лицо красивое. Глаза приятные на вкус. Вообще как и учительница, так и человек он была хорошая и соответствовала нашей действительности. Я любил её за разговор и за признание вообще.

22 июля 39 г. Моя мечта поступить в юридическую школу, я думаю, что не выйдет… (далее опущен фрагмент с эмоциональным, резко негативным выпадом против одного из своих друзей).

10 августа 39 года. Я находился в саду. День был тёплый, тихий солнечный. В природе кругом стояла тишь. Ни веточка не шелохнётся, ни кустик. Не слышно было птиц и их гортанных звуков. Кругом царила могильная тишина. И вдруг послышался среди этой никем не нарушаемой тишины человеческие вопли и стоны, и жалобный плач. Звук доносился от Третьяковского кладбища (погоста). Этот плач был по умершей женщине. Эта женщина из деревни Холм нашего с/c. Потом она вышла замуж в Болохнята (*) за Трифонова Николая (он в настоящий момент председатель сельсовета). И после трудных родов, как и у всякой женщины, которая рожает пару детей, она умерла. Она была моей покойной бабы Агаши внучка. Моему покойному отцу Константину племянница. Мне она – двоюродная сестра. Она была ровесница моему старшему брату Петру, который живёт в Крыму. Она – блондинка. Высокого роста. Женщина душевная, как и весь наш род Жаворонковых. Ничего нельзя сделать. Судьба наша тоже такова, как и Нюшки. И придёт тот момент в жизни, когда наш организм истратит все силы, и мы ляжем в сырую землю и будем спать непробудным сном. Кругом будет стоять могильная тишина. Но род будет вспоминать о нас.

(* Болохнята – деревня, расположенная в 2,5 км западнее Третьяково. (Прим. Гл.редактора журнала «Край Смоленский»))

1 сентября 39 года. Первый день нового учебного года. Я учащийся VIII кл. Голочёловской средней школы. Почему? Потому что Смоленская юридическая школа не допустила меня до приёмных испытаний. Почему? Не знаю, но сдогадываюсь, потому что характеристика или поздно пришла, или совсем не дошла… (пропуск с негативным выпадом в адрес одного из своих друзей). Раз там не вышло, то я буду учиться здесь. Передо мной стоит крепость и эта крепость называется наукой. И эту крепость я должен во что бы то ни стало взять. И я возьму. Что я должен сделать в этом году? Расправиться как следует с русским языком и химией. Читать много книг. И начинать собирать литературный материал.

5 сентября 39 года. Было классное собрание, где меня ученики избрали классным организатором. Что в этом я вижу? В этом я вижу силу авторитета, и я должен оправдать доверие учеников. Наш класс дерётся за красное знамя.

15 сентября 39 года. Было школьное собрание с повесткой дня:

1. Выборы в Д.С.У.

2. Выборы в редакцию школьной газеты.

Я был выдвинут кандидатом в редколлегию учениками. Я хотел отказаться, но с силой ничего не поделаешь… (пропуск, содержащий негативные оценки учителей, которые высказывались против выдвижения его кандидатуры в редколлегию школьной газеты).

17 сентября 39 г. Находился в Издешкове, где слушал речь В.М. Молотова по радио, где он дал распоряжение тов. Ворошилову о переходе Западной границы и протянуть братскую руку Западным Белорусам и Украинцам (*).

(* 23 августа 1939 г. между СССР и Германией был подписан пакт о ненападении, а также секретный протокол Молотова-Риббентропа (названный по фамилиям министров иностранных дел, подписавших этот документ), который определял зоны влияния двух держав в Европе. По этому протоколу восточные польские территории (т.е. западные области бывшей территории Украины) передавались СССР. Советско-германский договор развязал Гитлеру руки для агрессии в Европе. 1 сентября 1939 г. нападением Германии на Польшу началась Вторая мировая война. Польша оказалась неподготовленной к войне, а ее правительство не смогло организовать защиту страны и 17 сентября эмигрировало за границу. Польша прекратила свое существование как самостоятельное государство. 17 сентября, когда главные силы польской армии были разбиты, советские войска перешли польско-советскую границу в Западной Украине и Западной Белоруссии. Начался «освободительный поход» Красной армии, а фактически реализация секретного протокола Молотова-Риббентропа. Польские войска не оказали сопротивления. 22 сентября части Красной армии вступили во Львов. Границу между территориями, которые контролировала в Польше Красная Армия, и захваченными Германией польскими территориями уточнил подписанный 28 сентября 1939 г. СССР и Германией договор «О дружбе и государственной границе».(Прим. Гл.редактора журнала «Край Смоленский»))

Германия – Англия и Франция продолжают военные действия (*).

(* После нападения 1 сентября 1939 г. на Польшу Германии 3 сентября войну ей объявили Англия, Франция и ряд других государств. Началась Вторая мировая война. (Прим. Гл.редактора журнала «Край Смоленский»))

20/IX-39 г. Я сильно тронут. Сердце облилось кровью и грудь расширилась.

Братская рука Советского Союза протянула единокровным братьям Западным Украинцам и Белорусам. Заветы В.И. Ленина выполняются с каждым днём и годом и будут выполняться «о расширении и укреплении союза трудящихся». Близится тот день, когда во всех частях мира будет развеваться и гордо реять знамя коммунизма.

Коммунизм восторжествует скоро!!! Капитализм погибнет завтра.

1/X-39 г. Польское государство не существует более. В Западной Белоруссии и Украине советская власть. Трудящиеся готовятся к выборам в Верховный совет. Мой брат Коля, знать, находится там.

14/X-39 г. Комсомольское собрание. Происходят довыборы комитета. По отчетному докладу я выступил в прениях… (пропуск с негативными оценками одного из своих товарищей, который не поддержал кандидатуру А.К. Жаворонкова).

22/X-39 г. Исполнилось семнадцать лет! Горячие годы, юношеские годы более в жизнь не вернутся, а только их будешь вспоминать, когда уже будешь старцем седовласым. Прощай, прощайте, годы молодые, они свой путь обратно не вернут мне. Кое-что есть мне вспомнить из детства: сине-голубое небо, родной дом кирпичный. Девушки... Товарищество... Дружба и, наконец, бедность существования.

Не жили и не должны подыматься в гору... к счастью.

Да здравствует хорошее будущее и счастье... Дружба!!!

Нужда, бедность, одиночество, книги сделали меня мудрым человеком эпохи. Бедность – не порок!

7/XI-39 г. Я находился в доме Васильева Ивана, где он читал отрывки из своего дневника. Я поражен его стихоплетством! Здесь много заключается ума, разума и рассудка. Это вкус изящного, юное благоухание. Кто таков Васильев Иван? Это мой земляк, друг по бедности и осиротелости. У него отец умер, как и у меня! Ему 20 лет от роду, средне-высокого роста. С головой большого рассужденья. Коренаст, широкоплеч; телосложенье Спартака. Мускулы – тяжи. Лицо приятное на вид. Стоит, точно стальной. В настоящий момент работает учителем, но с тем же готовится в ряды РККА.

Третья тетрадь

Всё даётся знаниями, победа – тоже.
М. Горький

15/XI-39 г. Читал знаменитый роман «Смоленск» (*).

(* «Смоленск» – исторический роман писателя Владимира Петровича Аристова (? – не ранее 1941). Литературную деятельность он начал в г. Смоленске в 1930-е гг. как автор очерков, рассказов о Смоленщине. В 1930-1934 гг. в журнале «Наступление» печатались его рассказы «Встреча», «Червь», «Глухариха», «Случай с Кадилкиным» и др. Особое место в наследии В.П. Аристова занимают исторические романы «Смоленск» (о событиях конца ХVI – начала ХVII вв.), «Скоморохи», повесть «Тяжелая пустошь». Перед Великой Отечественной войной Аристов уехал в г. Курск, где продолжал писать. Во время войны тяжело заболел, ушел из города и пропал без вести. (Прим. Гл.редактора журнала «Край Смоленский»))

Замечательная книга! Описывается борьба моих предков Смолян за независимость и свободу родины. Идеологически выдержана. Герой романа Фёдор Конь воплощает все стороны русского простого трудового народа. Он скитался по странам Западной и Южной Европы, и это скитание сделало его романтиком и мудрым человеком. Фёдор построил себе памятник, который ещё сейчас, в наши дни стоит - «Город-Ключ», и который выдержал все натиски и штурм врага 20 месяцев осады. Этот памятник называется Смоленская Крепость. Он был простым человеком из бедных слоёв населения. Но нашёлся злодей, паразит, сволочь, боярин – Людовский, отравил талантливого Фёдора.

Второй герой книги Михайло Лисица. Он крепостной крестьянин, его феодал-помещик бил, наказывал каждый день. И вот он не выдержал этого насилия и бежал за границу – в Литву. Но там хуже над крепостными издеваются, и он подобрал восемь человек крепостных, зажигает имение помещика-людоеда и бежит на Русь, где в это время происходят смуты из-за власти из-за престола. Его Дмитрий сажает в тюрьму, но оттуда он бежит и появляется в Смоленске и защищает его до последнего своего дыхания, до последней капли крови. Это патриоты Родины. Крепостной – мужик. Действия происходили на нашей местности более 300 с лишним лет назад.

17/XI-39 г. Встал рано утром и пошёл в школу, где и получил письмо от брата Жаворонкова Петра. Он пишет, что практику кончил на заводах шампанских вин. У меня гордость берёт вверх за брата, что он вышел из бедной крестьянской семьи. Это только в нашей стране возможно стать большим учёным-инженером. Спасибо родине, партии и её богатырю народу.

9/XI-39 г. Вечером, 18-го, лёг спать рано, но не мог заснуть долго. Бессонница, брат, разговор между собой, ругался матом и т. д., наконец я заснул. Через час слышу лёгкий стук в дверь. Я здогадался и быстро, проворно оделся. В комнату вошёл Казаков, а чуть погодя пришёл Антонов Алексей из Болохнят. Это было примерно во 2 часу ночи. Мы поговорили кое о чём и пошли к поезду. Ночь была тёмная при тёмная, хоть глаз коли. Дорога грязная, скользкая от дождя. Я раза три убился покамест дошёл. Звёзд и луны не было видно. Вот вдали показались огни станции, а когда ближе пришли, я заметил большой огненный раскалённый до красна мяч – это виднелось электричество паровоза. Пришли на станцию, где народу было совсем мало. Мужики вели между собой деловые разговоры. Мы взяли билеты (я не брал) и сели в поезд. Паровоз тронулся с места, вагон пошатнулся, колёса загудели, ветер издал неприятный угрожающий звук. Мелкий кустарник, огни, столбы, пашни, огороды и вся земля побежала за нами. Поезд был системы «Рабочий», останавливался часто, и народу набралось много-премного. Я лежал на верхней полке и слушал разговоры пассажиров. Поезд остановился и народ произнёс в несколько голосов – «Вязьма», и мы стали слезать на площадь перрона. Вязьма ещё не проснулась, огни электрических лампочек ещё не погасли и светили плохим светом. Вязьма меня встретила недружелюбно. Я прихожу в зал суда и узнаю знакомые лица: Москалев М.Н. Учил меня в 4-5 кл., Петрушенкина Т.А., Фомина Е.И. Моя учительница – жена обвиняемого Фомина И.В. и ряд других.

Через несколько часов начал свою работу. В качестве свидетелей был и я. Вдруг меня вызывают в суд широкого, простого, выкрашенного известью зала. Я начал отвечать на вопросы председателя суда, защитника, народных заседателей, наконец, обвиняемого.

«Я Фомина, – говорил я, – знаю с 1934 года, когда я учился в 4-ом классе Голочёловской школы. Знаю Фомина, как хорошего учителя, друга и хорошего товарища». Что никакой контрреволюции не замечал за ним и т.д. Фомина оправдали и он радостный поехал с красивой женой домой.

27/XI-39 г. Брат Николай прислал письмо из рядов Р.К.К.А. и свою фотографию. Он защитник родины от натисков врагов капиталистического мира. Он закалился, возмужал в Армии. Живи, закаляйся, брат, не унывай.

28/XI-39 г. Я сильно тронут и поражён, когда пришли в школу в 12 часов дня, я узнал, что учитель, Соловьёв Николай Дмитриевич, ушёл в ряды Красной Армии. Мне не жаль, что он ушёл, а жаль, что я с ним расстался, как с хорошим учителем и товарищем. Он молодой гражданин родины победившего Социализма, впервые голосовавшей 12 декабря 1937 г. Ему 21 год от рождения, среднего роста, подвижен, красив, хороший товарищ и друг. Приятно-солидной наружности. Талантливый математик. Хорошо владеющий домино, шахматами, волейболом и другими физкультурно-гимнастическими упражнениями. Душевен, чист ото всякой паники. Честен. Патриот Родины: любил родину, как невесту, народ, как ласковую мать, партию и комсомол, как солнце и землю-планету. Он много выручал и вытаскивал меня из ям. Память о нём в моём кипящем сердце переживёт десятилетия. Сердце обливается кровью, рвётся на несколько частей и уныло рыдает. Мозг плохо работает и соображает. Жаль, жаль!!! Уныние, уныние!!! Но что поделать? Родину надо защищать от варваров капиталистического мира, которые жаждут нашей крови. Я надеюсь, что он покажет силу, мужество, смелость и находчивость, храбрость и ловкость Великого Русского народа... И это он сделает.

29/XI-39 г. Рано утром ко мне заходит Казаков и говорит: «Андрей, пойдём в Голочёлово и снимем антенну с маяка. Меня просил Николай Дмитриевич вчера в Издешкове, когда я его возил». Я на это согласился, и мы пошли. Вот я быстро влезаю на маяк и развязываю антенну. Затем я не спеша слез и направился к квартире Николая Дмитриевича, где увидал и начал разговаривать с матерью Н.Д. Она плакала и рыдала по сыну. Я не буду о ней много говорить, но скажу: что от добра – добро и родиться. Затем я пошёл к толпе, которая собралась и стояла около дома Селедцова Андрея Семёновича. Толпа состояла из учащихся нашей школы. Я всхожу в квартиру, где заметил наших учителей: Марковникова К.Т., Иванову А.Е., Крупченкову З.Т., Долина А.А., Толкачёва Петра и его жену Марию Афанасьевну, и услышал жалобный плач Воробьёвой Натальи Васильевны, который заключался только в том, что и муж Андрей Семёнович уходит в Р.К.К.А. Лошадь тронулась и мы пошли по направлению к нашей деревне. Я затем ехал с Андреем Семёновичем на телеге. Сидел он молчаливо и задумчиво, как Ермак думою объят. Погода была тёплая, на полях было немного снегу. Когда мы ехали, то два ворона до нас долетели и разлетелись в разные стороны. Напоследок было крепкое рукопожатие, и он сказал: «Учись, Андрей, не ленись, учиться ты можешь отлично». Дома побыл около 2 часов и пошёл в школу, где произошёл случай, которого я не забуду. На литературе Толкачёв П.Н. поставил мне плохо за то, что я не выучил стихотворений Державина и Ломоносова, каковых в программе нет. Я возразил одно слово, и Толкачёв крикнул, что паровоз: «Нахал, выйди вон!». Я вышел из класса и лёг на деревянную скамью и слушал его слова, направленные против моего авторитета и моего достоинства.

– Это я не знаю, – говорил он, – прямо человек дошёл до циничности. Правильно говорил Эрастов, да я, дурак, не поверил.

Ночь прошла спокойно.

1 декабря 1939 г. В школе был траурный митинг, посвященный памяти Сергея Мироновича Кирова. При открытии митинга последовали аплодисменты. В докладе Толкачёв сказал: «Киров зверски погиб от троцкистко-зиновьевской банды с большой дороги». При закрытии митинга Морковников сказал: «Торжественный митинг считается закрытым». Во время доклада Сверкунов Николай и пионервожатый играли в шахматы. Итак, митинг прошёл не на идейно-политической высоте. После было комсомольское собрание с повесткой дня: Дисциплина и успеваемость учащихся школы. Собрания до конца не довели и отложили на следующий день.

2 декабря 1939 г. Суббота. Продолжалось комсомольское собрание, где надо было говорить об успеваемости, а Толкачёв говорил о дисциплине, и он вынес предложение дать Чуркину Василию выговор за нетактичное поведение на собрании, что он дал реплику с места, которая была Толкачёву не в нос. Выступил я и сказал, что Чуркину не стоит давать выговора, потому что реплики у нас на комсомольских собраниях были приняты за основу, каковым и относился тов. Толкачёв. И далее я говорил, что выговор, который даётся ни за что, для молодого человека является губительным. Товарищ Сталин в своих трудах писал «Если партийца исключают или дают выговор неправильно, то того человека ставят на грань двух жизней, либо жизнь, либо смерть». В заключении Толкачёв говорил: «Эти слова, Жаворонков, являются контрреволюционными, антисоветскими, антипартийными» и что Жаворонков – Контрреволюционер. Я ему дал с места реплику: «Не Жаворонкову быть контрреволюционером! Мой дед проливал кровь за родину. Мой отец беспартийный большевик был. Мой брат работает инженером, мой брат становится Командиром в рядах Красной Армии. Мой брат работает на фабрике ГУГСК НКВД (*) , куда Толкачёва и за сто километров не допустят».

(* ГУГСК НКВД – Главное управление государственной съемки и картографии Народного комиссариата внутренних дел. Прим. Гл.редактора журнала «Край Смоленский»)

После этого он вынес предложение дать Жаворонкову «Выговор». Да, я могу сказать, что Толкачёв всё время угрожал комсомольскому собранию, и он стал неограниченным диктатором, и никто не должен выступать против него, а то «смерть».

После комсомольского собрания Толкачёв на уроке говорил на меня: «Шпион, шпионишь, шпионишь». Я не знаю, не с ума ли он сбился и не ошалел ли он?

3 декабря 1939 года. Встал очень рано. Повсюду было тепло. Только деревня освещена плохим мерцающим светом керосиновых ламп. По земной поверхности стлался лёгкий, парховых снежок. Все поля были окутаны туманом и белой мягкой ватой. На востоке стало рассветать и показываться золотое и багровое небо. Повсюду стояло тихо и царила могильная тишина, только изредка были слышны голоса крикливых, голосистых деревенских домашних петухов. Я стоял на горе около сарая и поджидал товарища из Голочёлова Чуркина Василия Нестеровича. Пейзаж в начале зимы очень и очень красив!

Вот я с Чуркиным в Райкоме. Стены райкома встретили нас с большим приветствием. Здесь находилось много людей, и в том числе и Толкачёв Пётр. Он говорил секретарю Райкома: «Жаворонков и Чуркин окончательно развалили школу и комсомольскую организацию. С ними нужно расправиться очень суровыми методами вплоть до исключения из рядов В.Л.К.С.М. Жаворонков оскорблял девчат из 8а кл., называл их ослами» и т. д., и другую ложь. Но вот моё сердце сжалось и сильно забилось. И я стал говорить не головой, а инстинктивно.

– Толкачёву П. не нравится, что я сказал правду и против его предложения. Он в нашей школе стал неограниченной диктатурой и Римским консулом. Что в нашей организации нет никакой демократии, и что у сильного всегда бессильный виноват и т. д.

Когда мы шли домой, по дороге шли две женщины и говорили друг с дружкой: «Вот, Настья, у Москве такие законы издают, а тут таки и право нигде не найдёшь. Правительство издаёт, а они делают другое». «Надо Калинину письмо написать», – говорила другая.

Я подумал: да, в наших районах, а в особенности в сельсовете много находится бюрократов и чиновников, к которым относятся Днепров, Матвеев Василий. Сии набили и нанесли физическую боль Фёдорову Ник. Фёд., старику 70 лет.

5 декабря. Торжественный митинг в школе. Докладчик Морковников К.Т., который говорил о достижении Советского Союза, о победах, о конституции. Сталин – творец конституции. Её значение, о международном положении.

8 декабря. Тёплый день! Кругом капли каплят, петухи кричат, воробьи чирикают, сороки чакотают, куры корогодят. Тёплая погода! Свежий воздух напоминает весну.

Я ходил на колодец за водой в одной «майке». Тепло, тепло и на сердце радость.

10 декабря. Славный морозец!

Я работал в колхозе, молотил овёс. Я заметил, что члены колхоза неорганизованные люди, дисциплины и сознания мало, в их сознании много пережитков капитализма.

IX съезд ВКПБ основной задачей ставит: «Ликвидировать пережитки капитализма в сознании людей – это задача нелёгкая. Мы – большевики, должны это сделать и выполнить. Сделаем колхозников сознательными и грамотными людьми!!!».

11 декабря. По литературе проходили И.А. Крылова и его творчество (басни). Когда Пётр Никитович читал басни, то он тыкал пальцем на меня (он и до этого делал) вот, дескать, Жаворонков, лжец, лисица, волк на псарне и т.д. Разве может перенести эту скорбь и обиду человек? Нет! Животное и то не может вытерпеть, оно замычит, т. е. издаст звук. А человек? Грамотный, разбирающийся. Начитанный книгами. Никак не может вытерпеть этого издевательства.

Книги, книги, зачем же я вас читал? Зачем мы меня сделали таким? Партия, Родина, зачем ты меня учила?

Был бы я неграмотным человеком, я бы легче это перенёс. Пусть он тыкает, его конец придёт скоро.

16 декабря. Суббота. С Казаковым ходил вечером в Голочёлово, Горлово, Третьяково.

Был прекрасный зимний вечер! В лесу благоуханья. Лес наряжен, распудрен и одет в белое платье. Точно лес юга. Лес приветствовал нас. Хочется обнять и поцеловать красивые деревья. Как хорошо, как приятно в лесу зимой, весной, летом, осенью. Как красив и хорош лес вообще. Красивее и лучше леса нет на белом свете. Лучше лесов смешанных нет! Он приветствует, разговаривает, шепчет, ропщет. Он указывает правильный путь. Девственный лес хорош.

Я с Казаковым разговаривал на различные темы. Школа и Толкачёв в особенности.

17 декабря. Ходил в Леонтьево к тётке Матрёше. Там ходил на вечеринку. Грязный пол. Закопчённый потолок, стены и образа в углу. Ребята некультурные. Ругаются матом, дерутся и в карты играют. Девчата не понравились. Сдались они мне, они картавят, шепелявят.

Тётя Матрёша рассказала про своего сына Гаврилова Григория Даниловича. Он окончил три класса в Сережани и 14 лет поехал в Москву. Там он воспитался, выучился нескольким специальностям. Родился он в 1915 году, отец погиб на Империалистической войне. Сейчас он в Красной Армии старшим политруком. Он партиец.

18 декабря. Пришёл со школы и инстинктивно пошёл вдоль деревни. Почему я пошёл? Я не могу ответить сам на свои действия и свой вопрос.

Дул холодный декабрьский ветер и стучал в окна. Точно, как неестественная была. Вот прихожу в дом Григорьева и на маленьком столе вижу книгу «Родной язык», часть II. Книга оказалась моей. В конце книги было написано любовное стихотворение за подписью Младовой Натальи Осиповны, смысл которого заключается в том, что

Если любишь, то признайся
Если нет, то так скажи.
Я люблю тебя как лето
Но не знаю, как ты?

Оно относилось ко мне. Но книга опоздала, и я не мог сделать её предложения – любовных клятв и обещаний.

Эх! Жаль, какой момент в жизни я упустил, который, быть может, не вернётся обратно. Она сама приглашала меня на любовные вечера и клятвы.

Толя – это прекрасное создание природы. Таких природа может рождать красавиц редко, только по определённым периодам.

Толя – единственная дочь отца и матери; для неё он жил, за неё боялся и радовался. Она существо, призывающее меня к этой жизни. Ей едва минуло пятнадцать лет. Скромная, красивая, тихая, робкая, ещё не согретая огнём желаний, не оживлённая страстями этой мучительной, прекрасной жизни. Она взрослое дитя, неоконченное, но прекрасное создание природы. Песни – лучшая забава для неё. Она как запоёт своим звонким голосом, слёзы пойдут.

Толя, Толя, что я сделал! И ты отдала своё сердце некоему паршивцу из чужих краёв. Толя, отдам все силы для того, чтобы ты была моей. Я окончу десятилетку, армию, много увижу, испытаю, понаблюдаю и я стану (на этом слове у меня рука остановилась и перестала писать) Писателем.

Природа – Мать, Красное солнце. Для всех вы теплы и прекрасны. Много вы сделали, породили талантов. Так взлелейте вы мою радость и счастье, чтобы я не плакал, не грустил. Выведите меня на дорогу и откройте дверь в Литературе. Я вас тогда опишу, как ни один писатель мира. Хорошо вас описывали Тургенев, Гоголь, Аксаков, Майн-Рид. Я же постараюсь лучше. Тогда, Толя, я возьму тебя замуж.

Четвёртая тетрадь

1940 год

1 января 1940 г. Новый год! Новый год! Новые победы! Новая сила, дерзания и любовь!

30/XII-39 г. Был школьный вечер. На вечере я не присутствовал, а находился в соседнем классе. Там я играл в домино, в различные шутки и т.д..

Но это всё неинтересно. Это может делать и мальчик, которому исполнилось семь лет. Но здесь я по-серьёзному, по-деловому разговаривал с Пименовым Н.. Ему лет 16 от роду, с серьёзным лицом и видом. Мы с ним говорили на тему «Любовь», которая сильно ему понравилась. Он говорил о характере девушки, взаимная связь между девушкой и парнем, и чувство, которое он испытывает летом во время сенокоса. И мы пришли к выводу, что: Любовь есть высший дар природы. Без любви нельзя на свете жить. Любовью дышат все народы. Влюблённый человек - душевен, любит крепко женщину и природу-мать. Тот человек, который любит женщину - он непобедим. Он мужественен, вынослив, горд и стоек. Он говорил - Лето. Кругом цветы пестреют. Приятный запах напоминает на что-то таинственное. Знойный воздух к вечеру спадает. Виден багровый закат вдалеке. Солнце уже село за лилово-матовый горизонт. Через часа 2 идёшь спать в сарай на сено. Лежишь и думаешь о девушке, которая будет любить до гроба жизни. Которая будет переносить все трудности и невзгоды со мной. На которой придётся перевенчаться от родителей.

5 января 1940 г. Был вечер, на котором присутствовали женщины и мужики деревни. Гармонь играла звонко. Всё время, когда играет гармоника, она делает меня грустным и задумчивым. Гармонь, гармонь, моя родная, по тебе моё сердце болит, обливается грустью-тоскою, уныло, как будто никто ничего не говорит. Девушки песни запоют - сердце уныло болит.

Фольклор русского народа огромен, и я его должен собирать и изучать. Ибо все писатели собирали народное творчество.

10 января. Долго не мог уснуть. Сердце уныло стучит. Во сне видел Толю, по которой я сострадался. Не будь я, если я не сделаю ей предложения. Я собираюсь дать ей письменное объяснение.

20 января. Читал знаменитый роман величайшего французского писателя Виктора Гюго «Отверженные». Роман произвёл сильное впечатление. Герой произведения Жан Вольжан останется жить в моей памяти долгие и долгие годы. О! Жан Вольжан, ты - пример для человеческого общества. Тебя я не забуду до гроба!!!!!

10 февраля 940 года. Моя жизнь и взгляды.

Долго я задумывался над этим вопросом. Трудный вопрос? И мне приходится изложить его отдельно. На отдельной тетради «Моя жизнь и взгляды».

23 февраля 1940 г. Школьный вечер!

Публики было много. В большинстве людей было глупое выражение лиц. Одежд и очертаний было много. Красные юбки, смущение парней. Белые юбки, на которые были обращены особые взгляды. Голос гармошки рявкнул, точно чудовище, прожившее около 7 поколений. Кругом стало тихо. Девчата закружились, и массовые танцы пошли направо и налево. Не мог и я устоять и тоже закружился в шумной ватаге. Много танцевали, пели, играли. Наконец разошлись. Многие пошли по паре. Но я пошёл бродить один. Слабо сияла луна. Снег серебрился. Дорога была хорошая, и от небольшого морозца под ногами хрупало. Как тающий сахар.

17 марта 1940 год. С утра была тёплая погода, капли, небольшие лужи, мокрый снег. Я легко оделся в ботинки и пошёл с Саней в Издешково. Пришли в райвоенкомат. На стенах было развешано много картин, лозунгов и портретов.

У нас приняли нормы на «ГСО».

Погода быстро стала изменяться. Стал дуть холодный ветер, стала подыматься усиленная метель. Мы отправились домой. Дорогу занесло снегом, чуть-чуть видно следы и приметы дороги. Я много раз сбивался с дороги. Утопал по колено в снежище. Ноги мои дрогли и вместе с этим всё моё тело. Ноги голые. Носки свалились, их трудно поднять, потому что руки мои от холода не работают. Метель разозлилась. Снег повалил хлопьями, и света не видно. Намело большие сугробы, что нельзя пройти и проехать. Пришёл домой кое-как. Стал раздеваться, но ноги мои примёрзли к ботинкам. Силой отодрал их и быстрее молнии вскочил на печь.

6 апреля. Был на мельнице. Народу было человек 60. Там пришлось ночевать. Вместе со мной была Климова Анна. Это замечательная девушка! Какой у неё характер! А какая душа! Какое сердце! Что, если бы она была образованная, грамотная. С ней мало бы кто мог сравниться. Но жизнь, судьба показали другое. Её один жулик, проходимец возил в Москву, как жену. А поэтому её отвергают, клеймят, преследуют, а в особенности девушки в большинстве.

26 апреля. Пришла настоящая весна. В полях осталось мало снегу. Прилетели грачи, жаворонки. Слышно их голоса! Деревня начинает распускаться. Скоро придёт летняя пора!

25 мая. Начались испытания. Испытаний я не боюсь.

1 июня 1940 г. Испытания по алгебре. Полный день я боялся за то, что испытания не сдам. Недобросовестно полный год готовил её. Почему? Ответ один. Не люблю математические предметы. Ходил полный день и говорил: не сдам, не сдам. Но сердце предчувствовало другое и билось хладнокровно. Вечером ходил на Уварово, где разговаривал с Васильевым Василием (*), который уверял меня - ты сдашь.

(* Васильев Василий Васильевич - родился в 1925 г. в д.Уварово Издешковского района Смоленской области (родной брат Ивана Васильевича Васильева и Анастасии Васильевны Волковой). В 1941-м году закончил 9-ый класс Голочёловской школы. С началом войны был отправлен на Днепр копать противотанковые рвы, а затем эвакуировал колхозный скот в Горьковскую область вместе с матерью и сестрой. Был призван в армию в Горьковской области в 1943-м году. Участвовал при освобождении Манчжурии в августе 1945 г.. За проявленные мужество и отвагу был удостоен наградами. После войны поступил в МГУ, закончил отделение психологии и логики филологического факультета. Работал преподавателем. (Прим. Админ. сайта))

Поздним вечером пошёл в Голочёлово. С целью увидать ассистента Иванову Анну Ефимовну, но увидать не пришлось. Вечер был тёплый. Густой ветерок слегка шевелил травки и листву на задумчивых, приветливых в белых юбках берёзах.

Быстро ложусь в шалаш и засыпаю крепким, сладким сном.

Во сне увидал хороший приятный, но задумчивый сон.

Напротив нашего дому жили Зинаида Трофимовна и Анна Ефимовна. Но вдруг приехала Зинина сестра и стала жить в доме Михайлова Алексея — плута и проныры. Зинаида Трофимовна переходит жить в дом Михайлова А.. Анна Ефимовна одна выходит на дорогу, грустит, всматривается на конец и показывает мне пальцем: «Смотри, Андрюша, что делает мачеха с детьми?». И она перешла туда. Лицо Анны было похоже на Бибикову при встрече с братом в Петропавловской крепости. Взгляд был задумчивый. Мы с Анной Ефимовной на колодце достаём воду. В одно мгновение (я не заметил) её тело и руки скользили по люду и она падала в колодец: «Андрюша, тащи, заливаюсь!». Мне стало страшно, и я немного растерялся. Ведь заливается тот человек, который ближе всех для моего сердца. Я с проворством льва и леопарда бросился спасать. Схватил за руки, а потом за всё тело. Я её вытащил. Мы стоим наедине. Сердце её бьётся, как у сизого голубя. Стук сердца тревожит меня. Я подхожу к ней, прижимаю её к груди и, как влюблённый, горячо целую и обнимаю её. И так продолжалось минут 20. Мы разошлись, она понесла ко мне, в дом, воду, а я пошёл к товарищу, в противоположную сторону. Я всегда стремился увидать её. Я проснулся.

И обрадовался этому чудесному сну. Я невольно почувствовал себя влюблённым. И на губах ещё не остыл её горящий поцелуй. Чудно и таинственно.

Звонок. Кругом тихо-тихо. Я сажусь с сильным биение сердца за парту.

Преподаватель обращается - тащи билет. Я подхожу. Немножко подумал и левой рукой стал тащить. К моему удивлению и большому счастью билет оказался лёгким за №1. Письменную задачу Анна Ефимовна (поздоров её бог) подсказала, и я сдал на «хор».

Я её вытащил во сне из колодца, а она меня вытащила вправду.

Пусть я буду жить до тех пор, пока мой волос не станет серебряный, пока голова моя не станет держаться как пламя свечи - я её не забуду. Я морально вырос, окреп, закалился за этот год.

Этот сон необыкновенный, таинственный. Судьба - история покажет и докажет. По-видимому придётся сделаться близкими друзьями. (приписка: Прошло более пяти месяцев и мысли мои, возможно подтверждаются, октябрь 1940 г.)

24 июня 1940 г. Улицы Вязьмы полны народу, а в особенности (Московская) им.Ленина, около бакалеи во дворе. Шумит, волнуется, точно море в часы непогоды. Что такое? Это колхозники и рабочие стоят в очереди из-за хлеба. По пословице «Голод острее ножа». Человек во имя куска хлеба может пойти на что хошь. Где нет хлеба, там нет культуры, а где нет культуры, там нет свободы. Нищета порождает бескультурье.

22 года Советской власти, а здесь и не видно её. Я заплакал, когда увидал, что милиционер напал на беззащитную женщину, да, притом, с грудным ребёнком, и начал ломать ей руку. За что? За хлеб. Да, она должна за него бороться. Борьба за хлеб, борьба за существование. Женщина была пожилая, но на щеках играл румянец. Ей можно было дать 37 лет от роду. Я вопросил: «Кто ты такая? Они поступили не по закону». Когда она услышала эти слова, то разрыдалась жалобным плачем. Сквозь слёзы она выговаривала: «Мой отец в 1919 году пал за свободу. Это он пролил кровь и отдал жизнь за счастливое будущее своих сынов и дочерей. Их дела теперь канули в прошлое. О них мало вспоминают... Мой муж пал в борьбе с белофиннами в кровавом бою, как истинный русский солдат. Он отдал жизнь за родину, за счастье трудящихся масс... И теперь его жену с сыном гоняют, как собаку, оскорбляют, как осла, презирают, как врага. За что их отданы жизни?».

За то, чтобы милиция их била и ломала руки. О, изверги! Человеконенавистники! Глупые ослы! Ничего вы не понимаете. Бегаете по городу, как ошалелые собаки и оскорбляете верные человеческие личности. Нет. Этому должен быть положен конец.

Другой факт. Милиционер наблюдал очередь, многие женщины незаконно или законно притираются к очереди. Милиционер мальчишка. Глупец. Прибежал и так толкнул, что около 4 женщин полетели с крыльца. Нищий, слепой стоял, и тоже полетел в подвал. Скажите, кто дал им такую власть? Никто. Русский народ мало понимает своей главной миссии в движущей истории международного революционного движения. Народ это поймёт, и он возьмёт власть в свои руки в полушарии Западном и Восточном.

На улицах можно большинство встретить богатого и нищего. Военного и штатского. Крестьянина и студента. Сколько здесь физиономий, лиц, выражений. Сколько слёз и благоуханий!

Тут можно увидеть и русый, каштановый, брюнета, блондина. Здесь, кто подстрижен под бокс, кто под польку, кто под ерша и т.д., и т.п..

Другой совсем не острижен полных добрых два столетия. Второй бороду распустил и отрастил, вскормил и взлелеял веером. Кто клином, кто брит, кто подбит. Сколько здесь народу. Публика настоящего времени отличается небольшим упадком настроений. Она мало интересуется историей минувших дней. Большинство крепко уцепились за свои места.

Я сам лично сколько был оскорблён милицией. Вот что значит неграмотность людей. Другой ещё хорошо не может говорить и писать, а он уже тащит в милицию. Чудно, смешно и глупо.

Казаков

Жаворонков Пётр - брат Андрея Жаворонкова

11 июля 1940 г. Ездил в Вязьму за хлебом с сестрой. День был жаркий, солнечный. Мляво было стоять в очереди. Но что делать? Когда жизнь наша такова. Сколько здесь страдает, мучается крестьянских детей. Их лица похожи на траву, которая растёт в подвале и куда не доходит солнце. Большинство они вялы и большинство сквернословы. Голод людей развращает. Долго я шёл со станции домой. Мать меня не ждала в этот вечер. Я захожу домой, темно и немое молчание. Я впотьмах начал ходить по избе. Вдруг мать говорит: «Тише». Я остановился. В чём дело?

- Братчика разбудишь...

- Какого?

- Петя приехал из Крыму. (*)

(* Жаворонков Пётр Константинович - старший брат Андрея Жаворонкова. Родился в 1914 г., в возрасте 15 лет покинул отчий дом с тремя рублями в кармане, спасаясь от голода, нищеты и коллективизации. Через двенадцать лет он вернулся домой с дипломом агронома, закончив Крымский с/х институт имени М.И.Калинина в Симферополе. Призван в ряды Р.К.К.А. в 1940-м году, проходил службу краснофлотцем 18 авиабазы ВВС Краснознамённого Балтийского флота. Был арестован по ложному обвинению 21 августа 1942 года и приговорён к 10 годам ИТЛ по статье 58-1а (измена Родине). Погиб 13 января 1943 года в лагере (город Губаха Пермской области), якобы от упадка сердечной деятельности (что было обычной практикой для записи в свидетельстве о смерти). Реабилитирован 29 апреля 1957 г. Военным трибуналом КБФ за отсутствием состава преступления. Матери Петра, Екатерине Степановне Жаворонковой, ничего не знавшей о судьбе сына, прислали извещение, что сын реабилитирован, и 400 рублей денег. (Прим. Админ. сайта))

Свидетельство

Свидетельство о смерти Петра Жаворонкова

«Петя приехал», - отозвалось и прокатилось громким эхом в моих жилах. Брат приехал. Более десяти лет я не видел его. Брат! Брат! Братская кровь сильна и огромна. Мать зажгла лампу, и я увидел лицо старшего брата. Он изменился и стал не похож. Лицо его было наподобии путешественника, который устал длительным неудачным походом, и он отдыхал. Вдруг он проснулся... О! Какой большой ты вырос. Больше всех из братьев. Горячий, пригорячий поцелуй ударился о стену нашего дома. Полная ночь была проведена в разговоре. Какой он умный человек. Хладнокровие, хладнокровие и хладнокровие... Черты отца он воплощает. Трезвое рассуждение и точный вывод из сделанного.

16 июля. Полный день работал в Болохнятах. В жизнь приводил постановление партии и правительства о снесении хуторов. Меня удивило, до чего некультурен, неграмотен и не образован народ. Он знает, что закон есть, но он противится.

Я копаю крышу. Женщины заплакали.

- Бандиты, разбойники, что вы делаете!

Как мне быть? Долго они плакали. Вдруг с избы выходит небольшого роста человек. Его губы дрожали. И сам он весь дрожал. Он больным хриплым голосом вопил, точно самый несчастный человек галактики. Мне сделалось его жаль.

- Дайте спички! Подожгу! Всё равно подожгу, разбойники! Дайте верёвку! Удавлюсь! Граждане, дайте верёвку, не оставьте в обиде!

Люди бросили работу и с полей бросились сломя голову к нам, точно, как дикари. Во всех взгляды были злы, недовольные, мрачные и горели большой ненавистью и призрением ко всем окружающим. Попробовали некоторые взять вилы и вступить в борьбу. Кто схватился за берданку. Ребятишки бросались камнями. Одна женщина не успела прийти, приехала на лошади. Но, к счастью, мы уже отправились домой. Она с издали кричала нам вслед: «Наплеваны! Наплеваны!», т. е. «Наполеоны! Наполеоны!», и «Разорители, мучители!» и долго имела воинственную позу, что готова была сразиться.

Вот в таких трудных условиях работает Советская власть. Народ поймёт и образуется.

27 июля. Вечер. Моросит дождик. Мы провожаем брата туда, соткуда приехал. Как не хочется с ним расставаться. Но что сделать!

3 часа утра. Дождь всё усиливался и усиливался. Брат, взявши билет, сел на поезд. Горячий поцелуй - и мы расстались. Я домой пришёл с разбитым сердцем. Рожь, точно море, так и колыхалась. Эта картина придавала полю красивый вид, колыхающегося моря. Кузнечики не переставали трещать. И их эхо отозвалось красиво по всей поверхности земного шара. Воздух был чист и пах овсом, рожью, сеном и различными цветами. Васильки, ромашки, ...

10 сентября. 10 часов вечера. Я ложусь спать, но крепко мечтаю и думаю ... Размышления мои улетают в эфир.

Вечер был тёплый. Небо усеяно бесчисленным множеством звёзд. Ветра сперва не было, но к 12 часам ветер постепенно усиливается. Листья на деревьях уныло, жалобно затрепетали и зашевелились. Природа слала привет и угрожение наступающей осени. Одна мысль, что скоро осень, а затем холодная суровая волшебная зима, в голове моей пробудила печальные мысли. Мне жаль расставаться с летом. Какое счастливое! Какое хорошее лето!!! Пора сенокоса, когда мужики по пояс утопают в зеленой траве. Когда народ, как муравьи спешат, снуются по полям, лугам. Кто с косой, кто с граблями. Или пыльной дорогой мчится телега, поднимая за собой толпы пыли.

Пора грибов, когда ранней росой возьмешь ведро и пойдёшь по грибы. После утомительной прогулки поджидает тебя прекраснейший завтрак, состоящий из жареных грибов.

Пора уборки урожая. Мёртвый полдень, когда все спят или отдыхают.

Прошло лето. Пройдёт осень! Пройдёт и зима.

Прошло детство! Пройдёт золотая юность и зрелость и наступит старость-зима. Так и с жизнью человека. Человек растёт, мужает, крепнет, даже на свет производит подобных. Но природа не дала вечности жизни. Человек умирает. Сейчас я жив — завтра мёртв. Как могущественно. Но со смертью человека не всё умирает. Остаются жить его мысли, идеи. Жив его труд. Так и я умру, только потомок будет читать и восхищаться этими строками.

Многие будут восхищаться, говоря:

- Вон какой был мой дед, прадед, отец! О чём он мыслил?

Но мой голос им ответит:

- Он мыслил о дальнейшей судьбе России и всего Российского народа. Он одного желал. Чтобы народ был горд и был свободен. Ибо он хозяин мира земного, силы физической и ума нравственного. Ты, мой племянник, сын, дочь, внук, правнук. Ты не должен оставить меня в одиночестве. Приди на место погребения моего тела и призадумайся: Здесь лежит великий гражданин. Дай клятву, что ты не собьёшься с пути. Грядущее нам неизвестно. Кто знает, что ожидает тебя? Хорошее или плохое? Но я думаю, что ожидает тебя счастье. Но ты запомни: судьбы своей никто не знает. Судьба играет человеком, она изменчива всегда.

Я бы сейчас до потолка подпрыгнул, если мог прочесть те мысли, своего пращура, Капитана. Рад был, если бы мог найти их мысли. Но я рад и благодарен им. В особенности матери и отцу, которые породили меня честного и воспитавшие качества человека в глубине моей души.

Я обязан человечеству: трудом, способностями. И, заканчивая эти строки, всё же я пророчески мечтаю о будущности, о грядущности. Будущее поколение в дорогу! Шагай один!!!

Пятая тетрадь

15 сентября. На химии, которая находилась у Толи Младовой, на первой странице я прочёл что-то такое непонятное и заштрихованное.

Там было написано: «Андрей! Во вторник и субботу бывает самая горячая работа. Сдагадайся. Не сдагадаешься, всё погибнет. Всё». Что мне понимать? Какое дело? И я это всё понял и объяснил, как ни что иное, как внутренний жар любви. Я думаю: не хочет ли она от меня признания? Да. Это только так. Я не остаюсь безучастен и тоже отвечаю на страницах химии. Ответил так, как понял: «Да! Да! Я потемну приходил. Но безрезультатно! Пиши точнее и укажи место. Ваш знакомый А. Жаворонков».

Но Толя пишет совсем другое и мысль направляет по противоположному руслу. Она пишет: «Андрей! Андрей! Ты понял не секрет. Второй раз пишу сдагадайся. Ваша знакомая Т. Младова».

Как понять? Когда человек волнуется.

Я пишу на страницах химии: «Толя! Толя! О чём ты думаешь, бог тебя знает? Догадываться трудно. По пословице «чужую похоронку трудно найти». Но всё же я догадываюсь. Точнее. И будет вернее! Пиши открыто. Ваш знакомый А.Жаворонков».

21/IX-1940 г. Через два дня я получаю от неё химию. Я читаю: «См. на 21 стр.». Я открываю эту так называемую страницу и вижу глазами: лежит записочка небольшая, в которой говорилось: «Андрей! Андрей! Вы поняли не секрет. И первый раз вы поняли верно, но я... это ещё написала так. В пятницу 27 приходи к Горшихе, и я тебе расскажу всё. К сему вам известная Т.Младова».

Чёрт её знает. То так, то нет. То хочу, то не буду. Какая галиматья?

Какая подозрительная и удивительная натура этой женщины. Чего она хочет? Что она «расскажет всё»? Зачем? Неужели ты, Толя, пылаешь пламенем любви. Если так, то говори открыто и не скрывай, и не совестно, хотя совести у тебя мало.

У меня появились надежды, что я любим и любви достоин. Одна мысль, как огнём подогрела мою юношескую кровь. Да здравствует мысль свободная! Мечты! Да здравствует любовь!

27 сентября. Так называемый праздник «Рождества богородицы (а)», «ы» или «а» не могу сказать лишь потому, что церковных праздников, обрядов и обычаев не знаю на грош.

Вечер был тёплый и тёмный, изредка начинал капать или моросить мелкий дождик. Девчат была много. Были саньковские: Владимирова М., Васильева М. и много, много других.

«Андрей! Андрей!» - раздался милый нежный братский голос сестры из уст Васильевой Марии. Но я хладнокровно относился ко всему этому. Даже не соизволил сказать:

- Здравствуйте! Привет вам от Жаворонкова Андрея.

Хладнокровие. Хладнокровие и хладнокровие.

Раздались голоса гармоники - и толпа понеслась. Пошла плясать губерния. Долго это продолжалось. Да весь вечер. Мне памятно то: когда Маня Васильева танцевала и спела припевки, как раз напротив меня, когда стоял я с Саней.

Я ответил: «Да, возможно, так и будет». Но это сказал язык, но не сердце. Да, было время, когда я её любил, провожал её. Вёл любовные речи, ходил полные недели. Ведь это то время, когда мне пробили голову. Это было в 1938 году, когда я учился в 6-м классе. Я тоже помню лунные ночи. Майские дни. Пруд. Но теперь моя любовь потухла, как огонь, которого погасил неприятель. И сейчас она для меня безразлична.

27 сентября. Вот я и дождался этого числа. Я встречаюсь с Толей. Которая холодно встретила меня. На мой вопрос: «Толя, любишь ты меня?» - «Люблю!» - ответила она. «А кого больше - меня или его?» (вопрос идёт насчёт Яковлева Никиты, пошлого ухаживателя, подлеца по физиономии), она сказала так: «Его больше, а тебя меньше». «Почему?» - «Так. Да потому, что его люблю больше, а тебя меньше». Она обратно не дала мне ответ будет ли моим другом или нет. Толя: «Я люблю тебя так, как 200 братьев вместе взятые одну сестру». И слова эти от неё отлетели, как самый сухой горох от стенки.

Нет! Она не знает, что такое любовь, она нечувствительная душа. Или же потому, что она у отца одна, и поэтому её сердце бьётся не в плазме крови, а обросло и покрыто мхом, ржавчиной. Толя! Толя! Ты не понимаешь меня!

Уже более шести раз я встречаюсь с ней наедине. Но понять не могу. Один вечер говорит: я люблю. Другой вечер - нет. Потом подожду: «Через три дня дам ответ. Или же положительный, или же отрицательный - навсегда!». Я спрашиваю - «Подумаю». Да когда же ты бросишь меня, чтобы я не страдал! Да или нет? Вот вопросы, которые стоят на повестке дня. Горячие поцелуи. Объятия и др. происходили со мной - с одной стороны, и с её - с другой стороны.

16 октября. От Толи получил письмо. Вот оно, в подлиннике:

«А.К. Жаворонкову.
Прошу забыть! С большим трудом могла решиться
я теперь
тебе письмо такое написать,
Прошу забыть меня, Андрюша, и больше
не гоняться
С тобой не буду я любовь иметь,
не буду время я терять
Я у вас во-первых не влюблялась,
Но и всё же колебанье рву я в один миг.
Давно я сердце отдала другому,
Андрюша, я прошу меня забыть!
Возможно и казалось, что я тебя
любила
Но это была вспышка юных лет,
я не скажу, что я тебя любила
И любви к тебе у меня нет.
Другая мысль ко мне несётся
Любить того, в кого я ранее была улюблена.
Андрюша, и ты мешал моей любви,
Хотя и знал ты хорошо,
Что я была другим уже занята.
Андрюша, позабудь мою походку
Забудь мои черты лица,
Забудь о всей своей любви,
Которая сложилась у тебя с начала до конца.
Андрей, товарищем твоим я буду,
Поверь, что другом никогда.
Наедине встречаться я с тобой не буду.
Андрей, прошу забыть меня навсегда.
Я не желаю иметь ссоры
О забытии меня!
Андрей, полюбишь ты другую
На свете есть я не одна.
Андрей, поверь, найдёшь ты лучше,
И с ней ты счастливо будешь время проводить.
А сейчас, Андрей,
меня забыть, забыть, забыть.
Пиши быстрей мне ответ,
Его читать я буду
Андрей, прошу меня забыть
Я вашим другом всё равно не буду.
И вот на этом я кончаю
Свои мысли излагать
А Вам, Андрюша,
Прошу внимательно читать
Затем до свидания.
С приветом Толя.
К сему Т.Младова
Андрей, за письмо прошу не обижайся и прошу ЗАБЫТЬ.
16/X-40 г. 9 часов утра.

Одной мыслью «прошу забыть» ты, Толя, рассеяла все мои мысли. Как мне быть? Как выйти из затруднительного положения победителем? Вот мои планы. Покорить сердце этой женщины без сердца. Толя! Толя! Кого ты слушаешь? Тех, кто направлен своим оружием против меня - Горшковых. Бойся их! Живи своим умом. Всё же я надеюсь, что из тебя выйдет истинный друг жизни. Конечно, не сегодня и не завтра, послезавтра, не через 2 года, а через 7-8 лет. Когда я материально окрепну и стану на ноги на полную свою жизнь годов на 40-50. Вот тогда, Толя, мы с тобой сможем мечтать о браке, об этом святом законе природы.

Ты, Толя, меня не поняла. Почему ты на сегодняшний день отвергаешь меня от себя? Ответ один: из-за богатства. Ты богата, я беден. Ты у отца одна, а я шестой, этим я горжусь. Женщине нужны чины, богатства, искусство и красота, а на ум они меньше всего обращают внимание.

16 октября 1940 год. Утро. Саня прощается с родиной. Он мрачен. Мысли его далеко. Его мать плачет. Мы в Издешкове. Горячий поцелуй - и мы расстались. «Не забудем друг друга», - вырвалось из наших уст одновременно (*).

(* Саня (друг Андрея Жаворонкова) - Александр Васильевич Казаков (был призван в это время в армию, служил в Запорожье). Прим. Админ.сайта)

Возвращаясь домой, я вспомнил свои мысли, которые готовил к вечеру. Мысли мои - это слово, данное товарищем, уходящим в армию «под говор падающей листвы, под унылый шум обломанных лесов, под заунывный свист осеннего ветра, под раскатистое эхо международных орудийных выстрелов - вы, мои друзья, покидаете родные места, где росли, воспитывались, мужали и любили. В сегодняшний и последний раз, Саня, ты увидишь стены своей школы, которая на вид непривлекательная, но внутри согревающая и успокаивающая надеждой и вдохновляющая на будущность».

В стенах школы прошли твои детские, отроческие и 2-3 года золотой поры юности. Годы юности по сути дела, да и по справедливости считаются лучшими годами во всей жизни человеческой. Для юноши это пора мечтаний и надежд на будущность! Юноша живёт только одной надеждой на будущность. Надежда! Надежда! Надежда! Становится его лозунгом, его идеалом. Это пора образования, энергии и закладывания фундамента на всю жизнь!

Для девушки - это пора любви и больших страстей. Это пора благоухающих и безмятежных дней, о которых любит вспомянуть, дремая, мать и старая бабушка.

Сколько дум и мечтаний влечёт за собой школа. Кто положил семя знаний и упорство? - школа. В стенах ты получил средневажное. Но ключ ко всем наукам: умение читать, писать, извлекать корни, (расправляться) с логарифмами, синусы, косинусы, tg и ctg, sec и cosec боятся крепко тебя.

Мог ты также процитировать:

Прощай, свободная стихия,
В последний раз передо мной
Ты катишь волны голубые
И блещешь гордою красой

Ты рассуждал: Что значит жить? Жить - это значит бороться.

Восхищения твои природой радовали меня. Я этим хочу сказать: «Помни про школу, только с ней станешь строителем радостных дней!»

Крепко говорил о школе Маяковский: А от природы ты получил качество присущее гражданину России «алчное любопытство, и в этом, природа, твоё торжество! Алчное любопытство, вселённое тобою в души наши стремиться к познанию вещей, среды нас окружающей; а кипящее сердце самолюбием не может терпеть цепей, его стесняющих. Ревёт оно, клокочет, стонет и, махом прерывая узы, летит стремглав к пределу своему. Забыть всё, один предлог в уме; им дышим, им живём».

Как замечательно, как красиво говорил А.Н. Радищев о любопытстве.

В стенах школы зародилось в сердце твоём чувство первой, идеальной любви. «Первая любовь - есть тоже революция. Однообразно неправильный строй сложившейся в жизни разбит и разрушен. Молодость стоит на баррикаде и развивается её алое знамя и, чтобы её впереди не ждало, всему она имеет свой восторженный привет». Как правильно дал определение И.С.Тургенев.

Любовь есть бушующий вечно океан. Иногда океан тих и спокоен. Другой раз волнуется, шумит, бушует, точно тигр в запертой железной клетке. В любовных периодах также наблюдается часы прибоя, часы непогоды. Да, любовь - есть вечно бушующий океан.

Так прощайте, друзья моего сердца. Пожелаю вам наилучших успехов в суровой армейской службе русского солдата. Не щадите своих сил, жизни за качество и мужество русского воина. Будьте святославы! Что вас ожидает? Трудно сказать! Но памятны слова: «Судьба играет человеком, она изменчива всегда, то вознесёт его высоко, то в бездну сбросит свысока».

Но, если же по какому неведомому року, вы падёте в бою, как герои, как львы, как мужественные защитники священного государства, знайте, слушайте, запоминайте и будьте надёжны, что на смену вам придут ваши братья по классу и отомстят за вас, русачей, и разрушат врага до основания.

Великая честь и слава поколения 1915-1925 годов рождения. Все трудности она должна перенести на своих плечах и поставить на повестку дня вопрос о разрешении коммунизма на всей Вселенной.

6 октября. Тёплый осенний вечер, и зги не видно. Я с Саней в доме Горшковой. Сюда к нам пришли девчата, в том числе и та, которая дороже всех для моего томного сердца - Толя. Сыгравши две партии в домино, я выхожу на улицу. Наконец, вышли и девчата. Мы с Толей направились к её дому. Я её крепко обнимаю, прижимаю и целую несколько раз. О! Никто не знает, как я её люблю. Ведь и она меня любит. Сколько нежности! Сколько чувств! Сколько объятий! Как не хочется мне расставаться, и мне казалось, я бы вечно жил в её присутствии, но резвый холодный ветер ускорил наше расставание. Сколько я на последний раз я её одарил своими поцелуями? Никто не знает. Только знает свидетель - тёмная ночь, серые облака и сквозь них пробивающаяся луна на этом тихом небосклоне.

7 октября. Понедельник. Рано утром получал в колхозе муку. Затем пробыл до обеда в с/с, где разговаривал с тов.Константиновым (зав. РОНО) об учительской, педагогической работе. Но он холодно отнесся к моим мыслям.

- У нас кадров хватает своих. Попытай счастья в Семлёвском районе.

Пришёл домой, пообедал и направился к поезду. Я в вагоне (засыпаю крепким сном). Меня будит контролёр, но я прикидываюсь, что сплю, ибо я понял, что попал в полный просак. «Где твой билет? А?». Оглушённый, я неловко ответил. «А? Вот как, у вас билета нет?! Хорошо! Давай деньги, деньги давай!» - послышался голос контролёра. У него подбородок трясся, жилы ходили. «Деньги, деньги... », - как кощей средневековья твердил он. Его руки дрожали и голос переливался различными тонами. Как я просил, чтобы взять билет! Но, увы! Кому нужны мои переживания. Этот чёрствый, необразованный человечишка так вцепился за своё место, что трудно описать. Он тоже вышел из среды нашей, но он свинья, подлец. Он злоупотребляет своим правом. Когда он образумится? Трудно сказать. Но по очертаниям физиономии и его движения говорят: «Меня исправит могила». Да, это только так. Мне пришлось вынуть 10 рублей и отдать ему. На лице заиграла улыбка.

«Вот когда таких людей не станет, - размышлял я (я не говорю, что он неправильно сделал), - тогда наступит счастье в обществе».

Когда большинство поймут свой гражданский долг и обязанности человека для великих человеческих проблем. Когда он поймёт, что рождён для счастья и добра. Счастье и добро производить. Когда народ будет сочетать служебные обязанности с обязанностями гражданина. Тогда только в обществе будет действительно коммунистическая мораль и нравственость, о которой говорил В.И. Ленин на III съезде комсомола: «Поэтом быть я не обязан, но гражданином быть обязан».

Погруженный в созерцание будущего, я доехал до Вязьмы. Было 9 часов вечера и на улицах было темно. Вдали, где-то, над горизонтом, видно было зарево. Это было мерцание электрического света. Мгла торжествовала повсюду. Город встретил меня с ненавистью, точно овечки волка, точно мачеха свою падчерицу. Вот и это явление служит, возможно, доказательством того, что мать моя...............

С печальными мыслями иду я по улице «25 октября» мысли переплетаются, точно вьющийся хмель. Но вдруг мои мысли быстро переменяются другими, другими, точно пулемётная лента во время горячих кровавых боёв. И никто не замечает того, что человек так скромно одетый, так горячо и благородно думает о своей матери. О, мать! Великая мать! Что делается с тобой? Мама! Мама, тебе я обязан всей своей жизнью. Никогда тебя я не забуду. Вскормила своей грудью ты меня, вскормлю и я твою старость своими способностями, данными мне от природы через твоё чрево.

И вместе с этим он гражданин, думает о дальнейшей судьбе Родины - России. О, судьба гиганта народа! Можно сказать и так и сяк, но грядущее нам неизвестно. И познать и предсказать будущее очень трудно. Я не могу сказать точно и определённо о своей жизни. Что ожидает меня через три дня? Антропологию я не изучал, да и не найти мне её. Я оглянулся по сторонам - и мысль моя приостановилась о прошедшем этого города. Вязьма построена в XI веке, а, возможно, и раньше. Древние города на Руси: Киев, Новгород, Смоленск, Дорогобуж и Вязьма. Гордость берёт за прошлое этого города. В 1238 году крестьяне Вязьмы дали сильный отпор Хану Батыю. Чья сила и работа в борьбе против ига Польши и Литвы - Вязьмы, говорит летопись.

Кто сделал заговор против Литвы и Польши, если не купцы Вязьмы. 1812 год - год отечественной справедливой войны. Когда мужество вяземских партизан слыло далеко за пределами государства. Где твои следы, где памятники, где боевые рвы и укрепления. Много погибло людей самопожертвованием. Они были похоронены в братских могилах, огражденных железными решётками. Многих из них погребли в сыру землю одиночками на всех кладбищах. Казалось, что патриоты отечества должны теперь отдыхать спокойным сном. Но, увы! Получилось наоборот. Как они терпят, почему они все кричат: Заблуждение, что вы делаете. Не почитаете нас, наших священных мест. Вы их срыли. Ограды разрушили, позатоптали, церквы вы разрушаете, но мы не виноваты. Оставьте нас в спокойствии, сохраните наши памятники, наши места. «Родители в воротах её стоят, но своё возьмут», - говорит народная пословица.

С этими мыслями дошёл я до больницы.

Окончание следует в дневнике за №6 (в синих обложках).

VK
OK
MR
GP
На главную