Главная > Округа > Енино

Материал страницы был обновлен 22.05.2020 г.

Енино

Деревни в окрестностях Алфёрова – история и современность

Деревня Енино находится от Алфёрова с противоположной стороны от трассы Москва-Минск, в ней осталось мало домов и жителей. Поэтому мало кто о ней слышал. В 2009 году об этой деревне напомнила Наталья Андреевна Данилова, поделившись яркими картинами предвоенного и военного прошлого, запечатленными в её памяти.

Наталья Андреевна Данилова вспоминала:

Родилась я в Енино, жила в Енино, в школу ходила. Первый год в Третьяково ходила, а потом ходили в Голочёлово. В Голочёлово была школа-десятилетка. Там было два барских дома: дом Васильев (как от Енино идти в Голочёлово), там первочки до четвётого класса были, и дом Викентьев – большой такой, на горке. В Викентьевом доме была десятиклассная школа. Барин был такой – Викентьев. Школа была в его доме. Помещиков-то разогнали, а дома остались.

Более подробно о деревне Енино до, во время и после немецкой оккупации читайте в воспоминаниях Натальи Андреевны.

Карта

Карта местности вокруг деревни Енино,
(геометрическая карта Смоленской губернии, план Вяземского уезда, 1785 г.)

Свой личный взгляд на историю деревни Енино представил читателям сайта www.alferovo.ru исследователь, житель деревни Енино Игорь Рыжов:

Записки Игоря Рыжова о деревне Енино

Жители Енино

Редко встречаешь искренних и добродушных людей. Простых, как полевые цветы...
Сергей Бодров

История полна прекрасных страниц, которые мы помним до сих пор. Но ведь историю вершат люди. Даже такой маленькой деревеньки, как Енино. Тут жили выдающиеся личности: добрые и смешные, хозяйственные и работящие, неизвестные и таинственные. Память о них сохранилась в байках, воспоминаниях, на пожелтевших фотографиях, в запылившихся вещях. Но память о них не умерла, а, значит, и они смотрят на нас из глубины веков. Они живы в наших сердцах.

В этом труде вы узнаете о них...

Енино

Жители Енино. Слева направо: Михайловна, Зоя Ершова, Раиса (имена остальных не сохранились, к сожалению).

Знаменитые жители

Яков Григорьевич Кордюков – жил в деревне Енино до Великой Отечественной войны. О семье его известно мало, лишь то, что было у него две сестры – Ксения и Екатерина. Существуют две версии его занятий по жизни. По одной, высказанной Андреем Ершовым, Яков был председателем енинского колхоза. По другой, высказанной Любовью Гореловой, он являлся красноармейским командиром. Однако, проверить обе версии пока не удаётся. Был женат на Дарье Кордюковой, в этом браке родилась единственная дочь – Зоя. Умер он молодым. Похороны Якова проходили торжественно, как вспоминают потомки: «Хоронили его с салютом». Ныне он покоится на кладбище в деревне Третьяково.

Енино

Ершов-Важнов Виктор Андреевич с сыном Андреем в Енино.

Ершов-Важнов Виктор Андреевич с дачницей Раей.

Ершов-Важнов Виктор Андреевич с дачницей Раей.

Ершов-Важнов Виктор Андреевич. Родился 29 мая 1927 года. Родился Виктор в деревне Лопотово Солнечногорского района Московской области в семье простых рабочих – Дуни и Андрея. Во время Великой Отечественной войны, как сам неоднократно вспоминал: «Шёл по лесу, а там провод висит, ну начал его наматывать, тут вдруг немцы схватили. Повели на расстрел. Вёл меня молодой немец. Он говорит: «Не буду тебя губить, ты беги, а я в воздух стрелять буду. Так я и выжил». В 21 год (в 1948 году) женился на Кордюковой Зое Яковлевне. В браке родилось две дочери – Любовь и Галина, и сын Андрей. Переехал жить в Енино. Работал в колхозе. Был известен в деревне, как добрый человек. Умер 21 декабря 2005 года. Похоронен вместе со своей женой Зоей.

Простые работяги

Анна – в народе «баба Нюра» работала в енинском колхозе в свинарнике. Была замужем, родила двоих детей – Владимира и Галину. Всю жизнь была хорошей подругой Зои Ершовой.

Виктор Розенберг [*] - в народе просто «Витя Пучок». Жил в деревне после Великой Отечественной войны. Был фалеристом (коллекционером значков), собирал старые газеты. К сожалению много пил, сначала умер его сын, а потом и он сам от алкоголизма. В деревне говорили: «Не успел его труп остыть, как всё у него вынесли». Коллекция была полностью разворована. Но по счастливой случайности Любовь Горелова незадолго до его смерти взяла у него почитать газету времён Николая 2 , вернуть она уже не успела. Так и была спасена часть его коллекции.

Никита – простой колхозник из Енино, живший в деревне после Великой Отечественной войны. «Хозяйственный был мужик», – вспоминают о нём. Был женат, в браке родилась дочь.

Анатолий Иванович – в народе «Толя Верёвка», никто до сих пор не знает, почему этот человек носил такое странное прозвище, но его до сих пор помнят в деревне. Анатолий был очень начитанный и добрый, но притом страшно пил. Про свой дом, стоявший неподалёку от колодца, он говорил: «Осторожно, тут у меня дровы [**]».

С ним связано несколько смешных и одновременно жутких историй: как-то спокойным летним днём он прибежал к Елене Журавлёвой (дачнице) с криком: «Игоревна! Дай стакан!».

Она же, не потеряв духа, сказала в ответ: «Не дам, у меня нету».

Но «Верёвка» и не собирался сдаваться: «Ну у Петровича [***] же должен быть спирт?».

«Не знаю, что у Петровича, а у меня нету», – с достоинством отрезала она. Так он и ушёл, ничего не получив. Его дом сгорит в 1997 году во время деревенского пожара, а он умрёт от чрезмерного употребления алкоголя.

Аноха – (неизвестно, прозвище это или имя) жил в деревне после Великой Отечественной войны, был конюхом, женат на Александре (Шуре), в браке родились трое детей.

«Клюква» – женщина, работавшая в енинском колхозе, к сожалению, её настоящее имя не сохранилось, только прозвище.

Елена Терехова – ребёнок Великой Отечественной войны. Жила в Енино вместе с семьёй, состоявшей из мужа, который сидел в тюрьме в Вязьме за воровство (когда тот в Енино вернулся, вся деревня его боялась), и из двоих детей: дочери Валентины и сына Валерия, который прекрасно умел петь , но притом не выговаривал букву «р». Он всегда гордо говорил: «Я – Валелка Телехов!». Елена жила в деревне очень долго. В 2007 значилась единственным жителем деревни. Умерла в 2017 году. Ныне её дом стоит заброшенный и скоро будет снесён для строительства нового.

Екатерина – жила в деревне Енино после Великой Отечественной войны. О ней вспоминали, что она жила в очень красивом доме. Дом её находился прямо над оврагом у колодца. «Но самая первая из деревни уехала», – говорит о ней Любовь Горелова.

Кордюковы

Коллаж фотографий, хранившийся у Зои Ершовой. На нём изображены: Екатерина Григорьевна Кордюкова (сверху обе фотографии), снизу Ксения Григорьевна.

Дарья Кордюкова

Дарья Кордюкова (Москва, 1953 г.).

Дарья Кордюкова

Дарья Кордюкова в молодости (фотография 1930-х годов).

Дарья Кордюкова – родилась не в Енино, но переехала туда, выйдя замуж за Якова Кордюкова. Была в молодости красавицей. Родила дочь Зою, но после смерти мужа пыталась дважды убить её. Один раз заперла в сарае, второй раз пыталась утопить, но Зою всё время кто-то, да спасал. Ныне потомки считают, что такие попытки убийства связаны с тем, что она была очень молодой, и дочь была ей обузой. Позже переехала в Москву, помирилась с дочерью, любила своих внуков и внучек. В глубокой старости попала в психиатрическую больницу «Белые столбы». По собственной просьбе была похоронена рядом с мужем в деревне Третьяково. Теперь все её вспоминают по-домашнему «баба Даша».

Варя (Варёшка) – жила в Енино после Великой Отечественной войны, работала в колхозе. Её дом располагался недалеко от колодца, тогда у самого колхоза.

Юрий – в народе просто Юра. Местный житель, работник колхоза, тракторист. Как вспоминала о нём Галина Южакова: «У него прям станция была – и комбайны, и трактор, вся эта ерунда, чтобы далеко не ходить. Дом у него пятистенком. Где мужик, там дом получше».

Ульяна – местная жительница, жившая в Енино в 60-е – 70-е годы. Родила двух дочерей, старшую, чьё имя не сохранилось, и младшую – Екатерину.

Мария – в народе просто «Маня Весёлая» – местная жительница, работница енинского колхоза, получившая прозвище «Весёлая».

Енино

Енино, 1984 год

Неизвестные и дачники

Елена Журавлёва

Журавлёва Елена Игоревна.

Журавлёва Елена Игоревна и Журавлёв Алексей Петрович – приезжали на дачу в Енино в конце 90-х, но пробыли в Енино «всего три сезона». Алексею Петровичу очень нравилось тихое Енино, а вот Елене Игоревна не особенно. Находясь в деревне, она писала сценарии для прекрасных школьных спектаклей (Елена Игоревна работала учителем английского и заведовала школьным театром). А Алексей Петрович был патологоанатомом. Их дом в деревне считался самым чистым, как вспоминали Наталья Рыжова и Татьяна Севостьянова, которые тогда были маленькими девочками: «У них был домик, как у гномиков». Однако в 1997 году случился страшный деревенский пожар, уничтоживший дом Журавлёвых.

Раиса – в народе «баба Рая». Переехала с матерью из Горлово в Енино. Купила синий дом, существующий и поныне. Была врачом-терапевтом, поэтому многим помогала медицинской помощью.

Учительница – приезжала на дачу в Енино с дочерью. К сожалению, имена обеих не запомнились.

Cохранённая икона из дома Сектанши.

Cохранённая икона из дома Сектанши.

«Сектанша» – жительница Енино (была родом из Санкт-Петербурга), которая у себя в избе собирала односельчан на молитву: «Было у неё что-то типо секты», – вспоминают о ней. В избе её был огромный иконостас. Как только она умерла, все иконы были растащены. Лишь по счастливой случайности Екатерина Григорьевна Кордюкова смогла спасти две иконы, сохранившиеся до сих пор.

«Михайловна» – дачница в Енино, чей дом был на окружной дороге, недалеко от речки (его развалины до сих пор в деревне остались). Как вспоминают о ней: «Приезжала долго и жила».

Александра (в деревне Шура) и Игорь – муж и жена, купившие дом у местной жительницы Нюры. Занимались пчеловодством. Когда предупреждали соседей, что «завтра будут качать мёд», к ним сразу приходила Зоя Ершова и «ругалась, что работать ей не дают», приходилось пчеловодам Зое Яковлевне давать банку с мёдом.

Николай – как его называли «Коля», занимался пчеловодством, но притом никого не предупреждал, «что будет мёд качать», поэтому как только кто-то видел его машину, все сразу прятались по домам. Несколько раз, не заметив его, страдали невинные, пчёлы страшно их кусали. Алексей Петрович Журавлёв даже попал в госпиталь от укусов. Дом Николая находился «у Старой липы».

«Москвичи» – два брата-дачника, приезжавших в Енино. К сожалению, имена обоих не сохранились. Известно лишь было, что они из Москвы, а от того и получили такое прозвище.

Неизвестная женщина, жившая с двумя детьми – жила в Енино в 60-е годы в самом центре деревни. Имена всех не запомнились местным.

9 неизвестных людей – проживали в двух несохранившихся домах. Одна семья состояла из 4-х человек, а другая из 5. Известно лишь то, что они все работали в енинском колхозе.

 

 

Енино

Деревня Енино, 1962 год. Слева Зоя Ершова, справа Малания (повёрнута спиной).

А что же сейчас? Кто живёт в такой глухой деревушке?

Население Енино на 2020 год составляет: 2 жителя на постоянной основе, 4 дачника. Для Енино – это значительный рост. В 2019 году в Енино проживало всего лишь 2 человека постоянно, трое приезжали на лето. Но кто все эти люди? А чтобы это узнать, приезжайте в Енино. И увидите этих славных, добрый людей.

Енино

Енино летом

Благодаря жителям Енино разных эпох Енино жило, живёт и будет жить!

[*] по воспоминаниям Галины Южаковой фамилия Виктора Розенберга – Алябьев.

[**] Дрова

[***] Алексей Петрович Журавлёв – муж Елены Игоревны
(Прим. автора – Игоря Рыжова)

Енино, или как восстанавливалась история

Из исследования Рыжова И.Р. «История Деревни Енино и близлежащих земель»

История деревни Енино началась давно. Территории правой стороны реки Гжелки (близ Енино , на месте нынешней деревни Третьяково)) были заселены ещё в XI – XIII-х веках, в домонгольскую эпоху. На месте селища была найдена керамика того времени. Первое упоминание же о деревне Енино Вяземского уезда Гжельского стана  относится к 1594 году:

«Дер. Енина , а въ ней крестьянъ 4 да. , а бобылей 2 дв; пашни паханые сер.земли 16 четв. , да пер . 7 четв. , да лъсом поросло четв. въ полъ, а въ дву потомужъ, съна 30 коп.».

Доподлинно неизвестно, почему Енино так называется. По теории, выдвинутой Рыжовым И.Р. [1] название происходит от древнерусского слова «енный», что означало хороший.

В 1618 году по Деулинскому перемирию деревня Енино и окрестности перешли во владение Речи Посполитой. Закрепил эти территориальные уступки Поляновский мир , подписанный неподалёку в деревне Сёмлево, где и проходила граница. Лишь в 1667 году по Андрусовскому перемирию Енино и другие территории Смоленщины вернулись в состав Российского государства.

Енино к тому моменту было достаточно крупной деревней, по Генеральному межеванию 1776-1779 гг. она была одной из самых больших в окрестностях, превышая по размерам Савышкино, Есеновское, Горлово.

На карте 1785 года деревня изображена «С.Енино», что наталкивает на мысль существования церкви в селе Енино.

Енино было настолько важной и большой деревней, что  была изображена на карте 1812 года, изготовленной лично для Наполеона Бонапарта.

Чёрными днями для Енино стали месяцы оккупации французами в 1812 году. Именно тогда, предположительно, и погибла церковь, так как после Отечественной войны 1812 года её следы пропадают,  и Енино, как на картах, так и в переписях будет уже деревней.

Но Енино росло и крепло. По данным Списка Населённых мест Российской империи (1862 года ) в Енино, деревне владельческой при ручье Гжелке проживало 52 мужчины и 61 женщина. Тогда деревней владел помещик Иванов А.Н. Сохранилось даже дело министерства финансов, где указано, что временнообязанные (освобождённые по реформе 1861 года крестьяне, но не имеющие пока земли) выкупали землю у своего помещика с 30 декабря 1863 года по 17 ноября 1864 года. К концу 19 века Енино стало важным центром. Находясь по правую сторону от тракта из Вязьмы, проходившего через соседнее Горлово, оно стало важным пунктом на пути из Малого Алфёрова к Богдановщине (находящейся севернее). Из Енино шла дорога на деревни Холм, Бородино , Шубино. А в саму деревню шло две дороги.

Ко времени революции Енино процветало. Рождаемость была высокой. Именно тогда родились сыны родины, которые пойдут защищать Енино в 1941-1945 годах. О чём подробно можно узнать в списках участников Великой Отечественной войны из Енино.

Зажиточная деревня не могла безболезненно пройти полосу репрессий. Никто точно не знает, сколько человек было расстреляно. Поговаривали лишь жители, что более 200, но эти данные пока не удается проверить.

В деревне появился колхоз. Енино продолжило жить, но рана была непоправима. Это событие подорвало демографию населения. По воспоминаниям Любови Гореловой «Енино стало вечно вымирающим».

В 1941 году Енино попало в окружение. Одну из бомбёжек запомнила  Зоя Ершова. Выйдя ночью (во время бомбёжки) на улицу, увидела, что от огня было светло как днём. Несмотря на то, что Енино было быстро захвачено, жители не падали духом. Многие вступили в партизанский отряд  Издешковский, действовавший в округе (как вспоминали старожилы). Фашисты же зверствовали в деревне 2 года: несогласных с их порядками отводили на Гжелку и расстреливали. Людей заставляли работать на немцев. Партизаны постоянно совершали вылазки, после одной из них был убит деревенский староста. По воспоминаниям Зои Ершовой: «Они шли прямо по полю на деревню, не нагибаясь, а немцы стреляли по ним. Герои!».

Енино будет освобождено 14 марта 1943 года в ходе Ржево-Вяземской операции [2]. Немцы, понимая, что Красная Армия приближается, угнали всё работоспособное население в Германию (успели только до Орши) , а остальных оставили и подожгли деревню. Пожар уничтожил все строения, лишь сарай Ксении Кордюковой выжил, куда потом все выжившие и поселились.

Деревня начала восстанавливаться и крепнуть. Был восстановлен колхоз: «Вот сколько домов было, все там работали», – вспоминает Любовь Горелова. В колхоз входила кузня, стоявшая дальше всего от реки Гжелки, дальше шёл коровик, за ним конюшня, а далее свинарник и телятник, который был механизирован. В колхоз входила ещё и кухня. Также он специализировался на перемолке пшеницы, «для этого была шоха», как вспоминают местные. Для созыва общего деревенского собрания служил гонг, стоявший в центре деревни. «Стояли типо качели, а на них висел блин», – говорит старожил. Председателем колхоза была "баба Наташа". В тоже время в деревне был колодец около Гжелки: «Глубокий овраг был, над оврагом дом стоял, а колодец в овраге был, мы к нему спускались! А сейчас он высоко стоит. Уж даже не знаю, сколько ему лет», - говорит Любовь Горелова.

С приходом 90-х из деревни многие уехали.

В 1997 году в Енино произошёл страшный пожар. Тогда он уничтожил половину деревни. Он был настолько страшный, что горели не только дома, но и поля, из-за этого его и не могли потушить. Уже на следующий год, чтобы не допустить повторения катастрофы, Ершов Андрей договорился с трактористом Виктором из соседней деревни Горлово, чтобы тот вырыл траншеи против огня. В самое ужасное время, год назад, в Енино проживало постоянно 2 человека, и ещё трое приезжало на лето! Деревню ждала судьба вымирания...

Но сейчас Енино возрождается! Встаёт с колен. Ежегодно там отмечается день освящения кирпичного храма в Третьяково (21 ноября) [3], 14 марта празднуется день освобождения Енино от нацистов. Там был отремонтирован дом, строится новый, в который заселится новый житель. Идёт подготовка к ремонту дороги, о деревне Енино написано три исторических труда.

Создано общество Спасения деревни Енино! У Енино теперь даже есть Инстаграм и Вконтакт. Есть общественная баня, приезжает «лавка». Жители деревни направили прошение о переименовании главной улицы Енино в улицу  имени Зои Ершовой.

Девиз Енино: «Изучение и знание прошлого – это ключ к восстановлению будущего!»

Рыжов И.Р.

1) Генеральное межевание 1776-1779гг

2) Карта 1594 года, карта 1897 года. Список Населенных мест Российской империи 1862 года

3) Дело Иванова А. Н.

4) Официальные археологические изыскания, воспоминания местных жителей – Зои Ершовой, Любови Гореловой.

[1] Рыжов И.Р. – автор текста.

[2] В марте 1943 года деревня Енино находилась на стыке полос наступления 42-й гвардейской стрелковой дивизии и 30-й гвардейской стрелковой дивизии.

[3] Престольный праздник села Третьяково – 19 августа, день Преображения Господня (Яблочный спас).
(Прим. Админ. сайта)

О войне

К началу 2000-х о деревне Енино почти забыли. Жили там только двое, летом приезжали трое. Это было место без истории и культуры, только запустение и разруха . Лишь потомки рода Кордюковых хранили память о ней, да и те говорили , что деревне "лет сто от силы" . Все видели , что Енино вот-вот вымрет, как соседние деревни Холм , Голочёлово ...

Всё изменилось 1 октября 2017 года, я, приехав в Енино , горюя о его забвении, задался вопросом: «А сколько же нам лет? Какая здесь скрыта история?».

Начались поиски документов, запись воспоминаний, собирание фотографий, запись первого атласа «История деревни Енино и близлежащих земель».

Интернет, газеты, радио, телевидение не знали о истории Енино ничего. Этот труд, работа были направлены на одну великую цель – не дать Енино умереть. Именно тогда из выражения «Кто не знает своей истории, тот не имеет будущего» родился девиз нашей деревеньки: «Изучение и знание прошлого – ключ восстановления будущего».

Здесь вы узнаете о жителях Енино во времена Великой Отечественной войны.

Шёл 1941 год, Великая Отечественная война. Немецкое люфтваффе бомбардировало территории деревень и городов, в том числе и деревни Енино. Как вспоминала старожил Зоя Ершова, когда она ночью услышала самолёты и от страха выбежала из избы и спряталась в грядки: «Небо было от огня, как днём».

В начале октября 1941 года Енино оказалось вместе с Вязьмой в так называемой «котле» (плотном окружении противника).

10 октября 1941 года деревня Енино была занята фашистами. «А 10 октября к нам в деревню пришёл немец», – вспоминала Наталья Данилова.

Бойцы из Енино.

Как и из других населённых пунктов Советского Союза, из Енино, ушли практически все мужчины. Известны имена лишь нескольких.

Партизанские налёты на деревню.

Жители Енино утверждают, что близ деревни был партизанский отряд: «Да, был в лесу у нас партизанский отряд, в лесу землянка их стоит», – говорит Любовь Горелова, перессказывавшая слова покойной Зои Ершовой. Но скорее всего имеется ввиду партизанский отряд «Издешковский», находившийся севернее, а землянка была построена советскими солдатами в 1943 году.

Но Зоя Ершова помнила одно наступление партизан на деревню: «Шли через поле прямо на деревню, обстреливаемые немцами!».

Во время одной из таких вылазок был убит деревенский староста, назначенный фашистами.

Жители оккупированного Енино

10 октября 1941 года началась оккупация. Сразу были установлены немецкие порядки: жителей заставили работать на захватчиков, копать траншеи, которые сохранялись в деревне и в послевоенные годы: «Сама окопы такие в деревне видела!», а несогласных отводили на Гжелку и расстреливали (как вспоминала Зоя Ершова, а также Наталья Данилова помнила, как расстреляли Василия Борисовича, председателя енинского сельсовета за связи с партизанами).

Всем жителям деревни пришлось выживать.

Вот лишь те немногие, о которых известно:

Кордюкова

Екатерина Григорьевна Кордюкова: родилась в 1911 году, умерла 05.05.1986 года. Родилась и жила баба Катя в Енино. Была известна как гадалка, причём нагадала себе уход мужа и смерть дочери – Любы. «Она гадала, вот это я точно знаю, причём себе нехорошее нагадала», – вспоминают потомки. Перед Великой Отечественной войной взяла к себе на воспитание племянницу Зою от жены брата, пытавшейся дважды убить Зою. Когда фашисты оккупировали деревню Енино, ей ничего не оставалось, как идти работать к немцам – надо же было прокормить дочь Любу и племянницу Зою. Но голод был жесток – Люба умерла. Предсказание сбылось. Когда в марте 1943 года враг начал отступать, Екатерину оставили в горящей деревне. Остальную жизнь баба Катя работала в енинском колхозе. Умерла в возрасте 75 лет от острого нарушения мозгового кровообращения – гипертоническая болезнь 2-3 степени. Похоронена вместе со своей дочерью на кладбище в деревне Третьяково.

Зоя Яковлевна Ершова

Зоя Яковлевна Ершова (урождённая Кордюкова) – родилась 29 января 1930 года. Зоя была единственным ребёнком в семье. Отец умер рано, а после смерти отца мать (Дарья) пыталась её два раза убить, но Зою всё время кто-то да спасал, в конце концов её к себе на воспитание забрала тётка Екатерина. Началась война, страшный голод. Но однажды неожиданно немцы дали ей конфету, что она помнила всю жизнь очень отчётливо. Когда в марте 1943 года враг отступал, её с другими жителями бросили в горящей деревне. После войны она работала в енинском колхозе, вышла замуж за Виктора Ершова-Важнова, родила 2 дочери и одного сына. В старости очень любила приезжать в Енино. Но войну она помнила всегда, рассказала о ней своим потомкам , что и позволило сформировать историю деревни Енино. Умерла 27.10.2006 года, похоронена вместе с мужем. Сейчас жители деревни Енино добиваются, чтобы в деревне назвали улицу в её честь.

Баба Малания – жила в деревне Енино до Великой Отечественной войны, пережила голод и оккупацию, после войны работала в енинском колхозе, родила дочь Шуру, считалась среди жителей самой старой жительницей деревни. После войны, так как все деревенские дома сгорели, пришлось строить новые, ей тоже построили: «Жили они в землянке старой, вот в доме напротив нас, Малания, дочь Шура и, ох, как же его звали?!, а – Аноха, только вот не знаю прозвище это или имя». Но позже она с дочерью Шурой и шуриным мужем Анохой построили новый, который стоит по сей день, третий дом по левой стороне главной улицы).

Баба Наташа – местная жительница, жившая в Енино до войны, во время оккупации выжила, после войны стала председателем енинского колхоза. «Вот председателем колхоза была баба Наташа, я с ней хорошо знакома была, она потом переехала на станцию Алфёрово, туда, далеко», – вспоминает о ней Любовь Горелова.

Ксения Григорьевна Лазарева (урождённая Кордюкова) – родилась в деревне Енино, работала в Третьяково у помещика Гулизова (или, возможно, у Кардо-Сысоевых). По воспоминаниям родственников: «Работала сиделкой-нянькой у помещика».

Она всегда говорила, что, когда помещик после революции приезжал в Третьяково, сказал: «Как вы были быдлом, так вы им остались».

В 1941 году, когда началась немецкая оккупация, у неё была дочь Нина, но начался голод, и Нина скончалась. Оставался ещё сын Толя, но с ним «история тёмная» – никто не знает, как он умер, поговаривают, что уже после войны. Ксения владела самым большим в деревне амбаром (сараем-землянкой) – уже тогда он был такой старый, что был в земле. Именно этот сарай единственный выжил, когда немцы сожгли деревню 14 марта 1943 года. «После войны они все в этом амбаре жили, а потом она построила себе новую хатку». Но спала она всегда не на кровати, а на большом сундуке, о котором до сих ходят легенды. Никому она не показывала, что там. После её смерти сундук пропал бесследно. Похоронена на кладбище в Третьяково вместе с сестрой, братом, в родовом месте упокоения Кордюковых.

Кузнец – на момент Великой Отечественной войны был уже стариком, был женат, а жена «маленькая, сгорбленная такая. Пережили они в Енино оккупацию», – вспоминают о них старожилы, – «Была у них дочь Нюша. После войны кузню восстановили, она входила в состав енинского колхоза, но уже в 50-е кузнец перестал работать, он только сидел и грабли делал».

Понкрат – в деревне до сих пор вспоминают местного «мужика Понкрата». Некоторые предполагают, что он ушёл на войну, где и лишился ноги, но проверить эти данные не удается. Скорее всего он потерял ногу во время оккупации Енино. Несмотря на такую серьёзную потерю, прослыл он в Енино «зажиточным мужиком», занимался он пчеловодством, как вспоминала Любовь Горелова о его участке: «Был у Понкрата большой забор». Так этот инвалид войны и остался в памяти народной.

Лиза: жила в Енино до Великой Отечественной войны, вышла замуж за деревенского старосту, которого застрелили партизаны. Пережила оккупацию, после войны вышла во второй раз замуж.

Нюра (в народе «баба Нюра»), была подругой Зои Ершовой, пережила оккупацию и голод, всю жизнь работала в колхозе, жила в очень старом домике, но после поставит новый, доживший до нашего времени (второй дом слева по главной улице). Позже переехала в соседнюю деревню Горлово.

Сёстры Лена и Шура: обе сестры жили в Енино до Великой Отечественной войны ( жили сначала в старом доме, но потом поставили новый голубой, сохранившийся по сей день). Пережили оккупацию, но Шуру фашисты со всем работоспособным населением угнали в Германию. Уже позже, когда она вернулась на Родину, правительство выплачивало ей денежную компенсацию (тем, кого угнали на принудительные работы).

Освобождение деревни.

В марте 1943 года стало ясно, что Красная Армия вот-вот освободит Енино. Фашисты угнали всё работоспособное население в Германию. «Ну и вот, погнали нас ...», – вспоминала Наталья Данилова.

14 марта 1943 года Красная Армия заняла Енино. Фашисты, отступая ранее, подожгли деревню. В тот день от деревни осталось одно пепелище: «Все дома сгорели, только сарай бабы Ксении выжил, да он землянкой уже был, старый такой был», – говорила Зоя Ершова. Все поселились в этот сарай и жили там, до того, как собственные дома отстроили.

Это были лишь то немногое, что удалось выяснить о Енино в период с 1941 года по 14 марта 1943 года.

Вечная память

солдатам из Енино: Казакову К.Д., Чижикову С.В., Рыжикову И.Я., Рыжикову Л.У., Кузнецову М. А., Кузнецову В.А., Филатову И.Ф., Никитину А.М., Конахову Ф.М., Киселёву В.Н., Понкрату;

пережившим оккупацию: Ксении и Екатерине Кордюковым, бабе Наталии, бабе Малании, Кузнецу, Нюре, Лизе, Шуре и Лене, ребёнку войны Зое Ершовой;

участникам партизанского отряда, красноармейцам, освобождавших деревню, всем расстрелянным на Гжелке, погибшим от голода Любочке и Ниночке!

И не забудет мир спасённый вас!

Рыжов И.Р.

Енино

Жители Енино:(слева направо) пёс Мухтар, Шура, Игорь, Зоя Ершова.

Енино

Деревня Енино, 1962 год

Енино

Деревня Енино, 2019 (фото Рыжова И.Р.)

Енино

Деревня Енино, 2019 (фото Рыжова И.Р.)

Енино

Деревня Енино, 2019 (фото Рыжова И.Р.)

Енино

Деревня Енино, 2019 (фото Рыжова И.Р.)

В деревне Енино, 2019 (фото Рыжова И.Р.)

В деревне Енино, 2019 (фото Рыжова И.Р.)

В деревне Енино, 2019 (фото Рыжова И.Р.)

В деревне Енино, 2019 (фото Рыжова И.Р.)

Енино

У деревни Енино, 2019 (фото Рыжова И.Р.)

Изучение истории деревни Енино продолжается.

  • Енино
  • Енино
  • Енино

Виды деревни Енино в мае 2010 г.

  • Енино
  • Енино
  • Енино

Река Гжелка на въезде в деревню Енино в мае 2010 г.

В истории любого народа найдется немало страниц,
которые были бы великолепны, будь они правдой.
Д. Дидро

На главную