Главная > Округа > Путешествие Алфёрово-Сакулино

Путешествие Алфёрово-Сакулино (что вокруг?)

По старым деревням… развивая воображение

Наш путь наш лежит от посёлка Алфёрово мимо озера Костра до старых заброшенных деревень Берёзки и Сакулино. Об этих деревнях много рассказывали старожилы Алфёрова. В Берёзках в 1943 году строили военный аэродром. Многие местные жители были задействованы в этих работах.

Карта

Пересекаем железнодорожные пути и берём курс на юг – в сторону Бессонова. Справа остаются ровные поля, зарастающие лесом, где раньше были деревни Воровая и Дымское. Проезжая мимо них, призываем на помощь всё своё воображение, чтобы представить себе, что здесь действительно были деревни.

Деревня Воровая встречается уже в писцовых книгах «Василия Волынского со товарищи» 1594-1595 гг.. Тогда она относилась к Гжельскому стану. В них есть запись:
«За Шарапом за Семеновым сыном Якушкина… дер. Воронова, а Воровая тож, пуста, а в ней 6 дв. пустых, да 7 мест дворов.; пашни паханые паездом сер. земли 20 четв., да пер. 15 четв., да лесом поросло 25 четв. в поле, а в дву потомуж, сена 15 коп., лесу пашенного дес., а непашенного лесу полтретьи дес.».

В конце XIX века и Воровая, и Дымское относились к Безсоновской волости.

Согласно «Сборнику статистических сведений по Смоленской губернии» (издание 1885 года) деревня Воровая (Варовая) в 1884 году выглядела веселее, чем в 1594 г.:

Всего домохозяев 16;
Мужского пола 42 (из них работников 21);
Женского пола 57 (из них работниц 22);
Грамотных мужчин было 5;
Женщин и детей грамотных не было.

Дворов было 16;
2 избы - 10-аршинные;
7 изб – 9-ти аршинные;
6 изб – 8-ми аршинные;
6 изб – 7-ми аршинные;
Амбаров и сараев – 41;
Риг или овинов – 12;
3 двора имели пчёл.

Рабочих лошадей было 22, коров – 38, овец – 54, свиней -19;
Был один двор, владеющий 3-мя лошадьми;
Безлошадных в деревне не было.

Число надельных дворов, владеющих 3-мя коровами – 4, более 3-ёх коров – 2 двора.

Согласно тому же «Сборнику статистических сведений по Смоленской губернии» в деревне Дымское в 1884 году проживало людей:

Мужского пола 43 (из них работников 21), женского пола 33 (из них работниц 24). Грамотных было немного – 3 мужчины и 1 мальчик.

Всего домохозяев было 14. Дворов столько же – 14. У 6 домохозяев было по две избы. Больших, 10-аршинных изб не было ни одной, но 12 изб были 9-ти аршинные, 8 изб – 8-ми аршинные. Амбаров и сараев – 31, риг или овинов – 13.

Рабочих лошадей было 35, коров – 30, овец – 59, свиней – 14. Число надельных дворов, владеющих 3 лошадьми – 3, число надельных дворов, владеющих 3 коровами – 4; более 3-ёх коров – 1 двор. Безлошадных в деревне не было. Пчеловодством не занимались.

Все дома до единого в этих двух деревнях были сожжены немцами во время отступления в марте 1943 г.

У бывшей деревни Дымское сворачиваем с дороги налево – и оказываемся в лесу, где не каждый транспорт проедет.

Доехать до Костры трудно, но ещё тяжелее подойти к берегу. Не зная дороги, этого лучше не делать. Береговая зона сильно заболочена. Удобных подходов к воде очень мало. Практически полностью зарос лесом и кустарником берег озера.

  • Берег Костры
  • Берег Костры
  • Берег Костры

В юго-западной части из озера вытекает р. Костря, представляющая собой здесь небольшой ручей. Дно водоёма илистое, глубина значительная у самого берега (до 3 м). Вода в озере чистая, но имеет темноватый оттенок из-за значительного количества органических веществ, поступающих в него в основном с верхового болота, расположенного в восточной части береговой зоны. Средняя глубина воды в озере 4,8 м, максимальная - 8,0 м.

Озеро Костра

В недалёком прошлом в озере было много рыбы. Обитают в нём плотва, карась, окунь, щука, раньше водились раки. Больших щук вылавливают и сейчас.

  • Берег озера Костра
  • Берег озера Костра
  • Берег озера Костра

В озере живут пиявки. Покой одной из них мы потревожили. Она возмущена вмешательством в её личную жизнь, не желает позировать перед объективом фотокамеры и раздражённо «делает от нас ноги» (которых у неё нет), пытаясь вернуться в родную стихию. А мы едем дальше.

  • Пиявка
  • Костра

Лес расступается, и мы оказываемся на открытом пространстве, залитым солнечным светом - здесь была деревня Берёзки. Место очень живописное и красивое. Деревня располагалась на холме, окружённом лесом. На военно-топографической карте России 1871 года деревня Берёзки обозначена как «Березовка». Оказывается, в 1884 г. была не одна деревня Берёзки, а две: Верхние Берёзки и Нижние Берёзки.

Здесь была деревня Берёзки

В Верхних Берёзках согласно подворной переписи:

Всего домохозяев – 29.

Мужского пола 70, из них работников 32; женского пола 77, из них работниц 27.
Грамотных мужчин – 10 и 2 грамотных мальчика.

В деревне 24 двора. Cреди них 2 избы – 9-ти аршинные; 15 изб – 8-ми аршинные; 9 изб – 7-ми аршинные.
Амбаров и сараев – 47, риг или овинов – 20.

1 двор имел пчёл.

Рабочих лошадей было 43, коров – 48, овец – 72, свиней - 26.

  • Деревня Берёзки
  • Деревня Берёзки
  • Деревня Берёзки

В Нижних Берёзках:

Всего домохозяев 18;
мужского пола 44, из них работников 21; женского пола 46, работниц 25; грамотных: 2 мужчины и 2 мальчика.

Всего 14 дворов.
2 избы – 9-ти аршинные; 10 изб – 8-ми аршинные; 12 изб – 7-ми аршинные; амбаров и сараев – 32; риг или овинов – 13.

Рабочих лошадей было 28, коров – 29, овец – 44, свиней – 16;
Был один безлошадный двор.

Ныне совершенно заброшенное и пустынное место. Ни одной живой души вокруг.

Карта

На топографической карте видно, что между Березовкой и Сакулиным ранее располагались два помещичьих дома – Рогозинка и Александровское. Сейчас их точное местоположение уже определить невозможно. Лишь буйные заросли сирени свидетельствуют о наличии культурных поселений в этом месте в прошлом.

Деревня Рагозинка (Шершаковка) была небольшой.

Всего 8 домохозяев.
Мужского пола 24 (из них работников 11);
Женского пола 27 (из них работниц 11);
Грамотных мужчин – 4 и один мальчик.

Число домохозяев, имеющих избы – 7. 2 избы – 9-ти аршинные, 8 изб – 8-ми аршинные.

Амбаров и сараев – 17, риг или овинов – 6. Рабочих лошадей – 11, коров – 14, овец – 31, свиней – 8. Один двор был безлошадным.

О местонахождении дороги от бывшего имения Александровское до Сакулино можно лишь догадываться – кругом высокая трава.

  • Здесь был аэродром в Берёзках
  • Бывшая помещичья усадьба
  • Берег реки
  • Река

Таким образом - "наощупь", так как дороги нет, - доезжаем до деревни Сакулино. Точнее до места, которое раньше было деревней. И деревней очень большой. Из труда статистиков XIX века «Приложения к трудам редакционных комиссий, для составления положений о крестьянах, находящихся в крепостной зависимости. Сведения о помещичьих имениях» (издание 1860 г.) узнаём, что перед отменой крепостного права деревня Сакулино принадлежала Александре Гавриловне Калининой. Дворов было 23. Число душ крепостных людей мужского пола насчитывалось крестьян 112, дворовых 6.

Деревня Сакулино

Там, где была деревня Сакулино, сейчас нет ничего. Осталось только кладбище. На кладбище - братская могила времён Великой Отечественной войны.

Вновь призываем на помощь богатое воображение и статистические данные. По подворной переписи 1884 г. в Сакулино было:

53 домохозяина.
Население: мужского пола 144 (из них работников 66), женского пола 159 (из них работниц 71).
Грамотных было много - 20 мужчин и 16 мальчиков.

Всего в деревне было 42 двора. Среди них 17 изб – 9-ти аршинные, 29 изб – 8-ми аршинные и 5 изб – 7-ми аршинные. Амбаров и сараев – 77, риг или овинов – 32.

Рабочих лошадей было 72, коров – 77, овец - 181, свиней – 42. Число надельных дворов, владеющих 3 лошадьми – 6, число надельных дворов, владеющих 3 коровами – 6. Безлошадных было много – 10.

Ни одна дорога не ведёт ныне в деревню Сакулино. Ни одного дома, ни одного амбара или овина в ней не сохранилось. Осталось только кладбище. На кладбище - братская могила времён Великой Отечественной войны. В братской могиле вместе с другими бойцами похоронен начальник штаба 72-го Кавалерийского полка 2-ой гвардейской Кавалерийской дивизии гвардии майор Костин Василий Лукич (родился в 1907 г. в г.Полтава). Он был убит 20 февраля 1942 г. «в бою за Социалистическую Родину».

Обелиск над братской могилой привлекает к себе внимание изображением конников, прикреплённых к металлической доске с именами павших бойцов. Это изображение напоминает о событиях, происходивших здесь в феврале 1942 года, когда армия Белова прорвалась в тыл врага. Тогда и погиб майор Костин.

К 17 февраля 1942 г. Красная конница, прорвавшаяся в тыл противника, достигла Бушукова и Беломира. 18 февраля 1942 г. к исходу дня 2 гвардейская кавалерийская дивизия овладела Изборово.

19 февраля 8 воздушно- десантная бригада овладела Сакулино. Немцы отходили к востоку и западу, образуя как бы коридор в общем направлении на Яковлево.

К исходу дня 20 февраля линия фронта проходила через Гвоздиково, Сакулино, Изборово, Беломир. Таким образом, Сакулино являлось ближайшим пунктом к железной дороге, до которой оставалось 6-7 км. На другой день кавалеристам удалось продвинуться ещё севернее – было взято Бекасово, а 41 кавалерийская дивизия вела бой за Березки.

  • Братская могила в Сакулино
  • Братская могила в Сакулино
  • Братская могила в Сакулино

23 февраля 41 кавалерийская дивизия овладела Яковлево. Коннице удалось выйти к железной дороге и вклиниться в немецкую оборону между Реброво и Алферово. Яковлево долго удержать не удалось. На исходе были и боеприпасы. Немцы бросили к месту прорыва все, что имелось у них под руками. Огнём трёх бронепоездов и ударами своей бомбардировочной авиации вынудили кавалеристов оставить этот пункт и отойти к югу.

25 февраля 8 воздушно-десантная бригада и кавалеристы, с трудом пробившись из окружения, отступили к Изборово и дальше. Наступательная операция на Яковлево закончилась.

Ниже приведены выдержки из воспоминаний Иосифа Григорьевича Фактора, который был непосредственным участником этих событий. Полк, которым он командовал, в январе 1942 года совершил пятимесячный рейд по глубоким тылам противника в составе 1-го гвардейского кавкорпуса генерала П. Л. Белова.

Деревня Берёзки в феврале 1942 г.

Кавалеристы

"Через несколько дней мы сидели в избе, в только что освобожденной деревне Берёзки, и ели горячую картошку, сдобренную толчеными семечками. Возбужденный недавним боем, заместитель командира 2-го эскадрона младший лейтенант В. И. Пронин рассказывал:

- Ночь была темная. Тихо подобрались к деревне. Бесшумно сняли немецкие посты, а потом эскадрон с гиканьем ворвался в Березки. Ох, и комедия была! Фашисты бегут без сапог, в одном белье, а мы их поливаем огнем...

Гитлеровцы бежали в сторону Реброво, Алферово, Бекасово. Но там попадали под удары клинков взвода конников старшины А. А. Митова или под меткий огонь засады сержанта М. Р. Крылова.

- Могу вас обрадовать,- сказал младший лейтенант Г.В. Южаков,- в числе трофеев оказался аптечный склад с разными медицинскими препаратами и инструментами. У кого шалят нервы, может получить стрептоцид без ограничений...

Все рассмеялись.

- И чего тебя понесло в кавалерию, шел бы ты в помощники к врачу Мешалкину,- с добродушной усмешкой посоветовал Южакову командир 2-го эскадрона лейтенант Симченко.

Наш разговор прервали оглушительные взрывы. Изба затряслась. Деревню часто бомбили, долетали сюда и снаряды. Совсем недалеко стояли немцы.

В деревне Берёзки мы захватили много продовольствия, фуража, оружия и другого военного имущества.

Вскоре к нам приехал капитан Богатырев и, ознакомившись с обстановкой, по телефону подтвердил командиру дивизии, что полк занял деревню Березки.

- Вы знаете новость? - спросил меня капитан.- Партизаны освободили от немецко-фашистских захватчиков город Дорогобуж.

Сообщение Богатырева нас очень обрадовало...

В полночь вместе с комиссаром мы отправились на наблюдательный пункт, оборудованный на северо-восточной окраине Берёзок. Там мы и встретили командира дивизии полковника Глинского и командиров его штаба. Когда я докладывал командиру дивизии обстановку, противник вновь начал артиллерийско-минометный обстрел. Одна мина упала совсем близко, но, к счастью, не разорвалась. Пришлось срочно сменить наблюдательный пункт.

В эту же ночь штаб 41-й кавалерийской дивизии был перебазирован в Березки и нам пришлось потесниться.

Деревня Пустошка в феврале 1942 г.

В Берёзках полк пробыл недолго, уже на следующий день мы освободили деревню Пустошки. Никого из жителей здесь мы не встретили.

В покинутых домах тишина. Хлевы пустые, никакой нигде скотины... Даже кошки и собаки исчезли.

«Что же здесь случилось?» - задавали мы себе вопрос. В конце улицы, среди груды щебня и мусора, воронка от разорвавшейся бомбы была заполнена трупами расстрелянных, очевидно жителей этой деревни. В одном из погребов мы обнаружили тяжело раненную женщину - Плескову Марию Ивановну и её дочь, шестнадцатилетнюю Сашу, случайно оставшихся в живых. Они и рассказали нам о трагедии их деревни.

- Фашисты заподозрили жителей в связях с партизанами. Всем мужчинам приказали собраться на улице. Среди них были шестидесятипятилетний Петр Ильич Ильин, шестидесятилетний Петр Харламович Харламов, пятидесятишестилетний Степан Зверев и его сын пятнадцати лет Ваня Зверев. Все они были тут же, на улице, расстреляны. Женщин и детей, скрывшихся от обстрела в погребах, фашисты забросали гранатами. Когда стали отступать, побили весь скот, птицу и все забрали с собой.

А потом прибежали из соседней деревни несколько женщин, отыскивая среди расстрелянных своих близких. Особенно запомнилась нам одна из них. Заливаясь слезами, с простертой вперед рукой, она, шатаясь, стояла у трупа ребенка.

Бой за деревню Яковлево

Вечером 22 февраля полк получил приказ овладеть внезапным ночным ударом опорным пунктом фашистов - деревней Яковлево на участке железной дороги Вязьма -Смоленск, в двух километрах восточнее железнодорожной станции Алферово.

Нам не раз приходилось совершать ночные налеты на немецкие гарнизоны. Накопленный опыт определял и особенности ночного боя. Мы убедились, например, в том, что ночью нападающим подразделениям целесообразнее, как правило, вести огонь в упор. Стрелять в темноте на дальние расстояния - это пустая трата боеприпасов. Наиболее эффективным оказалось такое оружие, как автоматы, ручные гранаты и бутылки с горючей смесью. Небольшие группы автоматчиков, незаметно пробравшиеся ночью в расположение противника, смелыми действиями сеют панику в его рядах. Гранатами и бутылками с горючей смесью они уничтожают материальную часть, сооружения и живую силу врага. Уцелевшие гитлеровцы выползают из своих укрытий и тут же попадают под огонь автоматчиков.

Этот опыт ведения ночного боя мы широко использовали при освобождении Яковлева. Очистив деревню от гитлеровцев, конники разобрали у железнодорожной будки севернее Яковлева и у казармы западнее Еськова триста метров железнодорожного пути. В ночном бою за Яковлево противник потерял больше роты солдат и офицеров, у нас был лишь один раненый.

Через полчаса после занятия Яковлева к юго-западной окраине Еськова подошел от железнодорожной станции Семлёво бронепоезд противника, который открыл интенсивный огонь из всех орудий по деревне. Огромные языки пламени поднялись к небу, горело все, что могло гореть. Деревню пришлось оставить и занять оборону на опушке леса.

Когда бронепоезд открыл огонь по деревне, полк оказался в так называемом «мертвом пространстве», и никаких потерь у нас не было.

Одновременно с ночным налетом 170-го полка на Яковлево 8-я воздушно-десантная бригада с боем овладела селом Бекасово и разрушила участок железной дороги севернее этого населенного пункта. Таким образом, железная дорога Вязьма - Смоленск была перерезана.

В двадцать часов 23 февраля я получил приказ прибыть с полком в Березки, оставив у Яковлева прикрытие. Еще до получения этого приказа я выслал на удаление до 20 километров севернее железной дороги два разъезда по 7 всадников: один под командованием старшего сержанта П. А. Тройницкого (в направлении населенных пунктов Высоцкое, Куликово, Никулино, Синьково) и второй под командованием старшего сержанта М. А. Крутого (в направлении Желудково, Кулешово, Мишино). Разъезды имели задачу пересечь автостраду Москва — Минск и собрать сведения о противнике, дислоцирующемся в этом районе, а также попытаться связаться с нашими частями, наступающими с севера.

Разъезды вернулись, и их командиры доложили, что противника на своем маршруте не встретили. От местных жителей разведчики узнали, что несколько дней назад в Никулино и Осташково приезжала конная разведка Красной Армии, но, откуда она появилась - с юга или с севера,- никто не знает. Среди населения ходят слухи, что советская кавалерия ведет бои на автостраде недалеко от Вязьмы.

Данные разведки я сообщил командованию дивизии. В свою очередь начальник штаба дивизии майор Русс проинформировал, что, по данным разведсводки корпуса, с выходом частей 1-го гвардейского кавалерийского корпуса к железной дороге Вязьма - Смоленск на участке Семлево, Алферове нас отделяет от 11-го кавалерийского корпуса С. В. Соколова, действующего севернее Вязьмы, расстояние всего в шесть-семь километров. Таким образом, данные, полученные от полковой разведки, в общем совпадали с данными разведки корпуса.

Вечером того же дня меня вызвал полковник Глинский.

- Обстановка за день,- сказал он,- осложнилась. Немцы бросили против группы войск генерала Белова крупные силы, поддержанные авиацией и несколькими бронепоездами.

Чуть откинув голову, Глинский пристально рассматривал меня, точно хотел увидеть то, что было спрятано от его глаз. Полковник не терпел расхлябанности в людях, сам он всегда был подтянут, выбрит. Я уже мысленно себя осматривал, вроде бы все в порядке. И все же немножко нервничал.

Помолчав, Глинский угрюмо добавил:

- У нас нет ни артиллерии, ни минометов. Чем бороться с вражеской артиллерией, минометами, бронепоездами, танками?

Комдив подошел к столу, на котором была разложена карта.

- Двадцать третьего февраля гитлеровцам удалось овладеть населенным пунктом Беломир и прорвать нашу оборону в районе Сакулино. Они сейчас стремятся рассечь группу генерала Белова, отрезать от нее нашу дивизию, а также 8-ю воздушно-десантную бригаду и части 2-й гвардейской кавалерийской дивизии, действующие у железной дороги. Замысел их понятен - окружить нас...

Генерал Белов

Генерал Белов предоставил мне право выбрать направление дальнейшего движения: пробиваться на юг и соединиться с частями своего гвардейского корпуса или идти на север, на соединение с 11-м кавалерийским корпусом генерала Соколова.

Мне показалось, что полковник Глинский хочет услышать мое мнение относительно выбора направления для прорыва из окружения. И я предложил:

- Надо пробиваться на север, навстречу 11-му корпусу Соколова.

Командир дивизии выслушал меня и неожиданно резко сказал:

- У меня не коллегиальное управление дивизией. Я решил пробиваться на юг, к нашему корпусу.

Он показал на карте узкий коридор между населенными пунктами Васильево, Изборово и Панасье, который оставался для выхода частей северной группировки корпуса.

- Ваш полк пойдет передовым отрядом дивизии,- сказал полковник Глинский,- по маршруту: Березки, Лысая Горка, отдельные домики на большаке юго-западнее Беломира и далее по большаку на Колодино, с задачей до рассвета выйти в район сосредоточения дивизии - в село Колодино. За 170-м полком будет следовать штаб дивизии, за ним 8-я воздушно-десантная бригада. А 168-й и 172-й полки будут двигаться правее нас. Выступление дивизии - в двадцать четыре часа двадцать третьего февраля.

Предстояло совершить 22-километровый ночной переход по проселочным дорогам, лежавшим под снежным покровом толщиной до метра, причем в некоторых местах дорога проходила всего в нескольких сотнях метров от расположения противника. В этих условиях от всего личного состава требовалась особенно тщательная маскировка на марше и строжайшая дисциплина.

Чтобы вырвать из окружения 41-ю дивизию и 8-ю воздушно-десантную бригаду, генерал Белов приказал командиру 1-й гвардейской кавалерийской дивизии перейти в наступление на Беломир. Части дивизии генерала Баранова действовали смело, этим наступлением они сковали силы противника, и это, конечно, облегчило выход наших войск из окружения.

Во время марша, когда оставалось примерно километра два до большака, идущего из Семлёва на юг, мне доложили, что штаб дивизии отстал. Я остановил полк, чтобы дождаться его подхода и дать небольшой отдых лошадям. Только мы спешились, как появился штаб во главе с командиром дивизии. Когда полковник Глинский узнал причину остановки полка, мне основательно от него влетело. Я тут же посадил полк на коней и на рыси повел к большаку. Несколько километров мы прошли на галопе. На марше полк не потерял ни одного бойца. Штаб дивизии тоже прошел без потерь. Не повезло десантникам - они имели потери. Как только гитлеровцы их обнаружили, фашистские танки с полукилометровой дистанции начали обстрел большака.

К рассвету 24 февраля наша 41-я дивизия и 8-я воздушно-десантная бригада вышли из окружения и соединились с главными силами корпуса".

Полный текст воспоминаний Фактора И. Г. можно прочитать здесь:

http://www.ugra.alexandrovi.ru/kraev/kraev_vov.htm (Воспоминания Фактора И.Г. "О боях 1-го гвардейского кавалерийского корпуса в тылу врага"). Более подробно о действиях армии Белова можно узнать по этому адресу http://www.ugra.alexandrovi.ru/kraev/kraev_vov.htm.

Воспоминания Фактора И. Г. - это взгляд на события февраля 1942 года со стороны людей, оказавшихся в деревнях Сакулино, Берёзки Пустошка, Яковлево и других в составе подразделений армии Белова. С другой стороны были местные жители этих деревень. О наступлении армии Белова рассказали старожилы Мария Павловна Шмелёва (деревня Реброво), Вера Леоновна Иванова (деревня Бекасово), Надежда Васильевна Ильина (деревня Панасье), Иван Владимирович Владимиров (очевидец наступления 11-й кавалерийского корпуса полковника Соколова с севера). Хроника действий 11-го кавкорпуса в январе-апреле 1942 года подробно описана в очерке «Мелкомасштабная история крупным планом».

Армия Белова не смогла выполнить поставленную перед ними задачу, кавалеристы и десантники отступили. На полях, дорогах и в лесах между деревнями остались погибшие бойцы. Вот что о них рассказала жительница деревни Бекасово Иванова В.Л.:

"Потом наших столько побили, что всё поле было в трупах. Ранней весной 1942 года немцы заставили жителей Бекасово стаскивать трупы в противотанковые рвы и закапывать. На лошадях, на санях их свозили, во рвах закапывали. Ни памятника, ни креста никто не поставил на их могилках. Рвы были забиты нашими солдатами полностью. Было много воды во рвах. В воде разве человека закопаешь? Кинешь туда землю, а они всё равно плавают. И числятся они все без вести пропавшими. А закопан он во рву, кто о нём что знает? После войны их не перезахоранивали, так они там и остались."

Алфёровские жители помнят рассказы бабушки Жени из деревни Яковлево. Уже будучи в очень преклонных летах, она со слезами на глазах рассказывала о том, как от бомбёжки загорелась их деревня, и жители метались в растерянности, не зная, как спастись самим, и как спасти своих детей от неминуемой гибели. Вполне вероятно, что это тот самый эпизод, о котором рассказывал Фактор.

Никто из старожилов никогда не упоминал о трагедии, произошедшей в деревне Пустошке. Возможно, просто уже нет людей, которые помнили и знали об этом.

26 июля 2012 г.

VK
OK
MR
GP
На главную