Главная > Судьбы > Подводник Никифоров Т.Н.

Никифоров Тарас Никифорович
20.07.1882 – 15.11.1915

Участник первой мировой войны, моряк-подводник, служивший на ПЛ "Акула".

Более подробно о подводной лодке "Акула" можно узнать на сайте http://akula1915.ru
Кроме Никифорова Тараса Никифоровича на подводной лодке "Акула" служил также ещё одн уроженец Смоленской области - Семёнов Григорий Семёнович из деревни Кордюково, Павловское сельское поселение, Тёмкинский район.
(Прим. Админ. сайта)

Александровское на карте

Тарас Никифорович Никифоров родился "ещё по старому стилю" - 20 июля 1882 года в деревне Александровка Морозовской волости Вяземского уезда Смоленской губернии. Теперь этой деревни нет и в помине, хотя на картах какой-нибудь 20-ти летней давности то место, где она располагалась, ещё имело название - урочище Александровка. Нет и жителей той деревни, как говорили земляки, сожжённой дотла отступающими фашистами. Сейчас наверняка нет никого, кто знал бы этого человека в лицо или мог рассказать о нём как об односельчанине, как о предке, поведать нам что-то важное, чем всегда хочется поделиться о каком-то хорошо знакомом и особенном человеке. Нет, ныне мысль о нём будет больше напоминать думу о неизвестном солдате, чья судьба и подвиг похожи на судьбу многих, но тем самым, отдавая дань памяти которому, мы имеем возможность поклониться всем нашим навсегда стёртым из памяти соплеменникам, положившим жизнь за Отечество. Тем не менее, если для земляков его имя может прозвучать как бы впервые, то архивные документы терпеливо хранят даты и факты его биографии, и как когда-то, со старых фотографий вместе со своими современниками он вглядывается в возможно пытающегося угадать именно его, и даже холодные воды суровой Балтики готовы рассказать о морской службе этого человека и о последних минутах его жизни тому, кто хочет знать о своих Героях.

В ещё дореволюционной России, но уже России начала ХХ века, попав в моряки, служивый человек из крестьян мог повидать многое, что и не снилось ему при оседлом образе жизни, крестьянском быте хлебопашца или даже отходника, промышлявшего сезонной работой в губернском или столичном центре. Но на морскую службу брали не всякого. Человека, не мыслящего себя без земли, было бы непросто приучить к морю. Поэтому предпочтение отдавалось людям, выросшим на реке, у озера, не боявшимся воды, умеющим держать весло или ходившим на торговых и гражданских судах хотя бы в качестве мелкого помощника. Естественно флот требовал крепких и смелых людей, но не только. Морская служба нуждалась в людях грамотных в прямом смысле этого слова, способных научиться обращаться со сложной техникой – совершенно новой не только для их прежнего кругозора, но и для передовой мысли того времени. Это было время, когда военно-морской флот России распрощался с парусным прошлым, взяв на вооружение паровые двигатели, одев в броню свои крейсера, создав мощные линкоры-дредноуты, спустив на воду совершенно новый для военной истории класс кораблей – боевые подводные лодки. Со всем этим неграмотному крестьянину было бы не справиться, поэтому на флот отбирались наиболее эрудированные представители низших слоёв населения. Поскольку квалифицированных выходцев из рабочей среды было недостаточно, основной процент служивших как в армии, так и на флоте - составляли представители крестьянского сословия.

Карта

Кроме крестьянского происхождения новобранца, из приёмной росписи №145, составлявшейся в 1903 году по 1-му призывному участку места призыва, известно, что Тарас Никифоров имел профессию слесаря, ростом был 2 аршина, 7 5/8 вершков, а объём груди составлял 20 вершков. Т.е., примерно 175 см и 89 см. Физические данные и навыки работы с техникой явились подходящими для службы на флоте. Так по достижении 21 года – возраста, с которого мужское население Российской Империи призывалось на службу, осенью 1903 года Тарасу Никифорову выпало служить срочную службу на Балтике, служить в течение 5 лет, как тогда полагалось на флоте.

15 ноября 1903 года он прибыл новобранцем в 5-й флотский экипаж. Флотский экипаж являлся базовой частью в организации Российского императорского флота. В царском флоте экипаж входил в состав бригады и приравнивался к полку сухопутных сил. Экипаж делился на роты и нёс службу на нескольких кораблях, состоящих в данном экипаже. 5-й флотский экипаж находился в городе-крепости и военно-морской базе Кронштадт. Вновь прибывший получал обмундирование, знакомился с распорядком, учил устав, проходил строевую подготовку и уже именовался "молодым матросом". Но только после определённого времени, потраченного на первичную подготовку, и только после присяги молодой матрос мог получить первое официальное звание – матрос 2-й статьи. Через четыре с половиной месяца после прибытия в Кронштадт, 1 апреля 1904 года, Тарас Никифоров по принятии присяги был зачислен в матросы 2-й статьи. Далее следовало распределение по специализации и обучение. Следует отметить, что на военно-морской базе в Кронштадте в начале века были постепенно сформированы специализированные учебные заведения, готовившие машинистов, водолазов и т.д. Никифоров, скорее всего в соответствии с учётными навыками слесаря, стал машинистом. Потребовался год для того, чтобы освоить необходимую технику, получить практические навыки. 1 апреля 1905 года он был переименован в машинисты 2-й статьи. Нарукавный штат машинистаТеперь ему полагался нарукавный штат – особая эмблема на левом рукаве, отличавшая машинистов от других специалистов, знак вышитый красной нитью в виде шестерни и наложенного на неё трёхлопастного винта.

Дальнейшие события говорят о том, что Тарас Никифоров достиг значительных успехов в учении и проявил себя на службе, поскольку 1 декабря 1905 года его перевели в Гвардейский экипаж. Служить там было гордостью и честью, ведь это означало определённую близость к царю и ответственность за славное прошлое гвардейцев, относящихся к флоту. Первоначально Г.Э. предназначался для комплектования команд и обслуживания придворных яхт и гребных судов, а также придворной и гарнизонной караульной службы. Гвардейский экипаж считался элитным воинским подразделением флота, что отражалось и во внешнем облике моряков, носивших на своих бескозырках георгиевские ленты и такие же по краю воротника синей форменной рубахи, а также имевшие петлицы и "катушки" на обшлагах рукавов бушлата как у государевых лейб-гвардейских сухопутных полков. Итак, новый 1906 год Никифоров встречал, будучи машинистом 2-статьи Гвардейского экипажа, наверно и не подозревая, как совсем скоро изменится его судьба, чтобы навсегда связать моряка с зарождавшимся тогда подводным флотом.

Появление подводных сил было продиктовано возрождением флота после поражения в Русско-Японской войне и утраты многих боевых кораблей. 19 марта 1906 года указом императора Николая II в составе Военно-морского флота Российской империи был создан новый род сил — подводные, имевших на вооружении подводные лодки. В строй вошли 10 субмарин, которые до этого числились как миноносцы. Именно с этого времени в российском флоте официально появился термин "подводные лодки". Это был определённый поиск новых видов вооружения и новой тактики войны на море. Новый вид техники нуждался в хороших конструкторах, так как был далёк от современных представлений о безопасности и минимуме нормальных условий для людей, предполагающих своё участие в морском сражении. Да и по тем меркам опасная служба на подлодке отпугивала моряков. В команды подводных лодок набирали только самых смелых и технически-развитых моряков, во многом добровольно решившихся на несение тяжёлой службы. Предпочтение отдавалось также морякам невысокого роста, поскольку пространство первых подводных лодок было весьма ограниченным. Со временем сложился и своеобразный костяк подводников и появились отечественные проекты кораблей, облегчившие жизнь и войну под водой, как например всё та же "Акула", спроектированная И.Г. Бубновым и воплощённая в жизнь на Балтийском заводе. Новый род сил стал называться на тот момент "подплав".

В январе 1906 года Никифоров был отобран Заведующим подплавом контр-адмиралом Щенсновичем для командирования его в порт Императора Александра III, на транспорт "Хабаровск" и службы на подводных лодках. Военный порт имени Александра III в Либаве (современный г. Лиепая в Латвии) являлся значимой военно-морской базой Российской империи на Балтийском море. 29 мая 1906 года на базе был сформирован Учебный отряд подводного плавания (сокращённо - УОПП). На транспортном судне "Хабаровск" происходило обучение будущих подводников, которое длилось от 4-х до 10-ти месяцев для матросов и 10 месяцев для офицеров. Будущим подводникам преподавались следующие курсы: устройство подводных лодок (сокращённо – ПЛ); двигатели внутреннего сгорания; электротехника; минное оружие; водолазное дело; гигиена подводника. Экзамен принимала комиссия, назначенная Главным морским штабом. Все вновь построенные подлодки зачислялись в состав Учебного отряда, где они укомплектовывались личным составом, и проходили курс боевой подготовки, который заканчивался учебными торпедными стрельбами по судну "Хабаровск". В июне 1906 года Тарас Никифоров, машинист 2 статьи, в соответствии с приказом по Учебному отряду подводного плавания №57 от 24.06.1906 года – числится среди девяти нижних чинов, избранных для назначения на подводные лодки "Макрель" и "Окунь", в прикомандировании к 18 флотскому экипажу. На 24 июля 1906 года, машинист 2 статьи Тарас Никифоров упоминается в списке нижних чинов Отряда подводного плавания, прикомандированных к команде подводной лодки "Макрель", обязанности помощника командира на которой выполнял, тогда ещё лейтенант, С.Н.Власьев. Под его началом Никифоров впоследствии будет служить и на "Акуле".

В 1906 году Тарас Никифоров переводится в Сибирский экипаж и опять переезжает на новое место, на этот раз уже на Дальний Восток, где к этому времени был сформирован Отряд подводных лодок Владивостокского порта, образовавших к 1910 году целый дивизион. Туда, на другой конец России, для защиты рубежей Отечества, ещё в период Русско-Японской войны по Транссибирской магистрали была осуществлена переброска нескольких подводных лодок, которые должны были войти в состав Сибирской флотилии и оказать помощь при защите Порт-Артура, усилив нашу эскадру. Однако к моменту прибытия лодок на Дальний Восток героическая оборона крепости завершилась, и постоянным местом приписки новых боевых кораблей стал порт Владивосток. На 1906 год в отряде Владивостокского порта числилось уже 13 единиц. Лодки занимались стрельбами и погружениями, производились учебные атаки. Одновременно их личный состав знакомился с береговой чертой. 1 мая 1907 года Тарас Никифоров был повышен в машинисты 1-й статьи, а 1-го июля – произведён в машинные квартирмейстеры 2-й статьи. Таким образом, произошло его повышение и как специалиста и как лица, проходившего срочную службу, получившего теперь воинское звание младшего унтер-офицера. Плавание отряда подводных лодок в 1907 г. проходило примерно так же, как и в 1906-м. Выполнив основную программу, отряд, в составе наиболее исправных лодок, заходил в бухту Разбойник, где лодки выполняли более сложные задачи в надводном положении. В продолжение всей кампании в бухте Золотой Рог действовала пристрелочная станция, осуществлявшая пристрелку торпед. В дальнейшем эта станция работала в каждую кампанию. С 1 апреля 1908 г. подводные лодки, зачисленные в разряд судов действующего флота, получили наименование "Отряд подводного плавания Тихого океана". 1 мая 1908 года Тарас Никифоров был повышен в машинные квартирмейстеры 1 статьи и получил третью лычку на погоны. Постепенно подходил к концу пятилетний срок службы по призыву, и Тарас Никифоров в числе моряков, которые не собирались оставаться на сверхсрочную службу, 6 августа 1908 года был уволен в запас флота.

Несомненно, после долгой разлуки ему хотелось повидать родные места, встретить своих односельчан, поделиться новостями и услышать от них, сколько разных событий произошло с момента его отъезда из Александровки. Наверняка его земляки были удивлены рассказами о необъятных просторах нашей страны от Прибалтики до Дальнего Востока, о немыслимых доселе военных кораблях, погружающихся под воду. Можно представить, что слушая эти истории, каждый находился под впечатлением от красивой морской формы и флотской силы рассказчика, который снова и снова сам погружался в пережитое и увиденное. Не известно, испытывал ли Тарас Никифоров тоску по морской стихии или дальнейшее решение было продиктовано иными жизненными обстоятельствами, но его разлука с флотом длилась недолго. Возможно, что многое повидав и многому научившись за 5 лет, Никифоров не увидел применения своим специальным навыкам в деревне, отвык от крестьянского быта и почувствовал, что реализовать себя сможет только на флоте, который стал для него вторым домом. Так, весной 1909 года он возвращается в ряды подводников, и путь его лежит на Балтику. 21 апреля 1909 года он зачислен на сверхсрочную службу по 2-му разряду в команду подводной лодки "Акула" приказом за № 255 Временно Заведующего подводными лодками, строящимися и ремонтирующимися в Санкт-Петербурге. С жизнью этой лодки будет связана вся его дальнейшая судьба и последние часы, вместе с её командой он встретит начало Первой мировой войны и встанет на защиту Отечества.

"Акула" на стапелях завода и её конструктор Бубнов И.Г.

История создания "Акулы" началась после завершения Русско-Японской войны, по итогом которой Главный морской штаб принял решение о необходимости создания двух типов подводных лодок водоизмещением 100-150 тонн для патрулирования у берега и 350-400 тонн для действий в открытом море. И.Г. Бубнов, выдающийся русский корабельный инженер, по чьим проектам впоследствии было построено 32 субмарины, разработал для намеченных целей два проекта: большой – получил название "Акула". На момент создания обе лодки считались "опытными, постройка которых должна послужить к самостоятельному развитию отечественного подводного строительства". И действительно, "Акула" стала полигоном для новаторских идей в деле оснащения, вооружения и боевой тактики. На ней впервые установили дизельные двигатели взамен взрывоопасных - бензиновых. Лодка получила мощное вооружение.

Схема общего устройства ПЛ "Акула"

Со времени утверждения проекта в мае 1905 года, до спуска на воду в августе 1909 года прошло несколько лет. Окончательно после всех доработок и испытаний лодка встала в строй только осенью 1911 года и в ноябре вошла в состав Балтийского Флота. Местом базирования "Акулы" стал Ревель (соврем. г. Таллин в Эстонии). За этот период с апреля 1909 года Тарас Никифоров мог поучаствовать во всех этапах становления нового корабля: от теоретического изучения конструкции, пока лодка находилась на стапелях Балтийского завода, до практического – когда она готовилась к испытаниям и сдаче. Шеврон сверхсрочнослужащего свыше  6-ти лет 21 апреля 1911 года он был награждён широким серебряным шевроном и единовременным пособием в размере 150 рублей, деньгами по тем временам немалыми, на которые можно было приобрести целое крестьянское хозяйство с домом, скотиной и инвентарём. Такие поощрения были установлены для всех сверхсрочнослужащих, прослуживших 2 года и не имевших взысканий. Широкий серебряный шеврон нашивался на левый рукав поверх узкого серебряного шеврона, полагавшегося при поступлении на сверхсрочную службу. Это были отличительные признаки опытной элиты из нижних чинов флота. С 1-го октября 1913 года Приказом Временно исполняющего делами начальника 1 дивизиона подводных лодок Балтийского моря за №438 Никифоров перечислен в 1 разряд сверхсрочнослужащих нижних чинов, к которым относились старшие унтер-офицеры, включая боцмана.

Под стать своему кораблю, считавшемуся на момент своего создания лучшей субмариной Российского Императорского Флота, список нижних чинов "Акулы" состоял почти полностью из унтер-офицеров, что подтверждает характерную для всех подводных лодок особенность комплектования: в таких командах практически не было простых матросов, поскольку служба требовала специальных знаний, опыта работы со сложными механизмами. В мирное время "Акула" участвовала в подготовке новых подводников в Учебном отряде подводного плавания, совершая учебные стрельбы и погружения. "Акула" 1912 год, на заднем плане ПЛ "Аллигатор" В 1911 году она осуществила 40 погружений, прошла под водой 182 мили, а в 1912 году она сделала уже 45 погружений, было пройдено 1400 миль в надводном положении и 166 миль - в подводном. Трудность службы не в последнюю очередь была обусловлена тем, что лодка, первоначально предназначавшаяся в качестве позиционного минного заградителя, "миноноски", как тогда было принято называть субмарину, благодаря новаторству своих командиров (С.Н. Власьева – с 19 ноября 1907 г. по 20 февраля 1915 г. и Н.А. Гудиму – с 20 февраля по 15 ноября 1915 г.) с наступлением военного времени превратилась в средство для ведения активных атак на неприятельские корабли.

"Акула" 1913 год, на заднем плане крейсер "Рюрик"

В 1914 году, с объявлением Германией войны, лодка включилась в выполнение боевых заданий на Балтике. "Акула" стояла у истоков развития отечественной мысли в деле применения подводных лодок. Именно она совершила первую на Балтике торпедную атаку корабля противника. Именно она стала первой русской дизель-электрической ПЛ, применившей метод поиска противника в море, положив начало дальним походам и активным боевым действиям отечественных подводников. Это были будни в тяжёлых условиях, на рискованной по нынешним меркам, выходящей из строя и требовавшей неустанного ремонта, технике того времени, в тесном и душном пространстве, под постоянный шум двигателей, при почти полном отсутствии физических мест для сна и отдыха. Надо понимать, что ПЛ "Акула" была новой для своего времени, но ещё в числе первенцев, во многом опытным путём проб и ошибок, открывавших эру российского подводного флота. Такие трудности делают честь отважному экипажу. Лодка действовала у берегов Финляндии, Прибалтики, Восточной Пруссии и Швеции. "Акула" совершила 17 боевых походов. Экипаж подлодки был неоднократно награждён разными степенями Георгиевской Медали – "медали за храбрость", а двое подводников получили по соизволению Императора Георгиевский крест 4-й степени. В их числе Никифоров Тарас Никифорович. В годы Первой мировой войны получить Георгиевский Крест или Георгиевскую медаль на флоте было гораздо сложнее, чем в пехоте, хотя каждое погружение подводников уже являлось риском для жизни при выполнении воинского долга. Тем ценнее для моряков были эти награды. Среди сослуживцев, Тарас Никифоров, имея 8 наград, был пожалуй одним из самых заслуженных. Вот что сообщается в его Приёмно-формулярном списке:

04.03.1913 - Приказом по Морскому ведомству за №63 предоставлено право на ношение светло-бронзовой медали в память 300-летия царствования дома Романовых;

21.04.1913 - Награждён узким золотым шевроном (за сверхсрочную службу более 4-х лет).

07.05.1913 - Награждён светлобронзовой медалью в память 100-летия Отечественной войны.

21.04.1914 - Награждён серебряной медалью с надписью "За усердие" на Аннинской ленте за прослужение 5-ти лет на сверхсрочной службе.

24.02.1915 - Приказом Командующего флотом Балтийского моря за №209 за мужество и доблестное исполнение долга награждён Георгиевской медалью 4 степени за №269634.

28.02.1915 - Пожалована Высочайше утверждённая в память 200-летия со дня первой морской победы Императора Российского флота при Гангуте светлобронзовая медаль для ношения на груди на Андреевской ленте.

21.04.1915 - Награждён широким золотым шевроном (за сверхсрочную службу более 6-ти лет).

15.07.1915 - Приказом КФБМ за №766, выделившись своим мужеством и находчивостью во время атак 7 и 8 мая сего года неприятельских судов и при отражении нападения на лодку германского гидроплана, награждён Георгиевской медалью 3 степени за №5945.

20.09.1915 - Приказом его же за №991 за подвиги мужества и храбрости, проявленные во время боевых операций в Рижском заливе, награжден Георгиевской медалью 2 степени за №584.

01.08.1916 - Приказом КФБМ за №526 объявлено о награждении Его Императорским Величеством в 28 день октября 1915 г. Георгиевским крестом 4 степени за №108481.

Награды Никифорова Т.Н.

Тарас Никифоров, минно-машинный унтер-офицер 1 статьи подводной лодки "Акула" был награждён Георгиевским крестом 4 степени 28 октября 1915 года Государем Императором ЛИЧНО на транспорте Европа в г. Ревеле [1*] (приказ КФБМ о награждении был составлен позднее). Вместе с ним были награждены подводники английского королевского флота.

[1*] Источник: многотомное научное издание С.Б.Патрикеева "Сводные списки кавалеров Георгиевского креста 1914-1922 гг."

Затонувшая "Акула"

Несомненно, к 1915 году это были уже "старые и опытные подводники", как свидетельствует о членах команды "Акулы" в своих дневниках их современник, командир подводной лодки "Окунь". И "Акула" добилась бы успеха, если бы не стала случайной жертвой и первой потерей отечественных подводных сил в ту войну. В свой последний боевой поход подлодка вышла с военно-морской базы Ревеля 14 ноября 1915 г. (по старому стилю) для постановки минных заграждений у вражеской акватории в районе Мемеля-Либавы. На следующий день, вечером 15 ноября русские наблюдательные посты видели, как подлодка укрывалась от разбушевавшегося шторма у берегов, после чего она вышла в море, но обратно - ни к назначенному сроку 22 ноября, ни к дате истечения крейсерского запаса 26 ноября - так и не вернулась. Из соображений секретности, о потере "Акулы" решено было не объявлять до окончания войны, после которой, как известно всех Героев, заслуживших Георгиевские награды, должны были занести в вечные Книги Памяти с обязательным описанием их подвига. К сожалению этому помешали две революции, сокрушившие не только прежнее государство, но и всякие обязательства памяти. Ещё в 1917 году, в уведомительных письмах, разосланных уездным воинским начальникам, для родственников сообщалось, что их родные погибли при выполнении особого боевого задания. Но уже после наступления окончательной революционной смуты память об этих людях была вовсе предана забвению, так как в новой России герои "старого режима", и участники так называемой "империалистической войны" стали не нужны, несмотря на то, что все они служили защите Родины.

Так получилось, что почти 100 лет экипаж "Акулы" считался пропавшим без вести. Отсутствие точных сведений о судьбе "Акулы" породили разные гипотезы о причинах её загадочного исчезновения, среди которых встречались и откровенные обвинения экипажа в ошибке. Но к чести погибших подводников правда и память восторжествовали, когда в конце июня 2014 года в канун вековой даты начала Первой мировой войны останки подлодки были обнаружены у побережья Эстонии. Согласно экспертному заключению ПЛ "Акула" погибла при выходе на боевое задание, двигаясь в надводном положении, в результате подрыва носом на дрейфующей мине, по роковому стечению обстоятельств оказавшейся там из-за шторма. После подрыва, вероятно, детонировали и разорвались носовые торпеды "Акулы", в результате чего носовая часть была оторвана и лодка, не имевшая герметичных отсеков, затонула в течение менее 1 минуты. Несмотря на обнаруженный открытым люк боевой рубки затонувшей субмарины, у подводников "Акулы" не было никаких шансов на спасение в ледяной ноябрьской воде Балтики. Это произошло 15 ноября 1914 года, примерно через 2 часа, после отхода от места ночной стоянки. Так, вместе со всем экипажем во время боевого задания погиб и Никифоров Тарас Никифорович, выполняя воинский долг согласно данной присяге – "За Веру, Царя и Отечество".

Место гибели "Акулы"

Известие о нахождении "Акулы" в наши дни стало важным событием, определённой сенсацией в истории флота, в истории нашей страны. По идее, это известие должно было бы явиться важным событием и для каждого места на карте, откуда ушли служить те мужественные люди, пожертвовав на войне самым дорогим, что есть у человека. Но с тех пор утекло слишком много воды… Нет почти уже ни тех деревень, ни людей ждущих новостей. Но по-прежнему есть море, есть флот, есть Россия. И то, что на сохранившейся флотской фотографии команды "Акулы" где-то есть и Тарас Никифоров, по-прежнему для кого-то важно.

Общий снимок экипажа подводной лодки "Акула". Конец 1914 года

Детей у него не было. О его семье известно, что в 1910 году, 7 ноября он был повенчан первым браком с крестьянскою девицею Дарией Кузьминой Семеновой. Он и жена вероисповедания православного. Его фамилия Никифоров, скорее всего, не потомственная. В эпоху, когда у большинства крестьян фамилий не было, её при необходимости образовывали из отчества человека. Поэтому нет никакой надежды, спустя целый век, встретить на родной земле Никифоровых, имеющих отношение к нашему моряку. Но хотелось бы верить, что его дальняя родня из уже несуществующей деревни Александровка, пережив все испытания ХХ века, и под иными фамилиями, спустя 100 лет прочтёт долгожданные известия о своём Герое, а его земляки хотя бы ещё на сто лет запомнят его имя.

Потомки моряков подводной лодки "Акула" -
Русаков Алексей Владимирович
Власьев Игорь Ростиславович

P.S.:

Уважаемые читатели сайта http://alferovo.ru, если вы являетесь родственниками Никифорова Т.Н., если вы слышали, что ваши предки служили до революции на флоте, если у вас или ваших родственников и знакомых сохранились старые снимки моряков, или вы можете дополнить историю подводников лодки "Акула", то просим откликнуться и поделиться своими данными, написав Администратору сайта по адресу: .

1) РГА ВМФ. Ф.989. Оп.1. Д.1962. Л.132об,133-134
2) РГА ВМФ. Ф.417. Оп.4. Д.6440. Л.569-571об

Сетевые источники:
1) Штурм глубины. http://www.deepstorm.ru/DeepStorm.files/under_1917/akula/akula/akula.htm
2) Морская газета. http://gazetam.ru/20-aprelya/podvodnyie-lodki-sibirskoy-flotilii.htm

Ссылки на видеорепортажи о находке Акулы в 2014 году.
1) 5-й канал Санкт-Петербург: http://www.5-tv.ru/news/86125/
2) НТВ: http://www.ntv.ru/novosti/1086596/
3) Дайверская съёмка: http://www.youtube.com/watch?v=pwphA_PPnCE


Мемориальная доска, посвящённая экипажу "Акулы", есть в Никольском Морском соборе в Кронштадте.

28 ноября 2015 г. в день 100-летия гибели "Акулы" (15 ноября по старому стилю) в Храме Сергия Радонежского в г. Палдиски были открыты мемориальные доски в память о погибших подводниках, и прошла историческая конференция: http://baltnews.ee/obc/20151128/1014280387.html.

Валентин Пикуль писал в 1970 году о подлодке "Акула" и её командире в своем романе "Моонзунд":

«Самая трагичная судьба выпала на долю геройской "Акулы". Командир ее, лейтенант Николай Александрович Гудима, изобрел дыхательный хобот, чтобы субмарина могла "дышать" и работать дизелями под водой. По сути дела, это изобретение было настоящей революцией в подводной практике, но… Последний раз "Акулу" видели возле берегов Эзеля. Пережидая сильный шторм, лодка отстаивалась на отмелях в секторе обзора наших постов. Имея на борту четыре мины для постановки их возле Либавы, она снялась потом с отмели и ушла в море. С тех пор прошло много-много лет, но до сих пор мы ничего не знаем о судьбе "Акулы" и ее ученого-командира.

В 1943 году дыхательные хоботы – под названием "шнорхель" – появились на гитлеровских подлодках Деница, и весь мир воспринял это событие как чрезвычайно важный фактор в войне на море. А в нашем флоте изобретение Гудимы было безжалостно забыто. Жаль, и даже очень жаль! Ведь еще в 1915 году три русские подлодки уже ходили в море под слоновьим хоботом "шнорхеля". Сейчас Колю Гудиму вспомнили. Подтянутый и ловкий, нервный (даже на фотографиях это чувствуется), лейтенант Гудима весь в напряжении глядит вперед по курсу. На груди его – значок русского подводника, очень схожий с нагрудным знаком почетного подводника советского флота… Где ты, "Акула"?».

В конце июня 2014 года останки подлодки были обнаружены у побережья Эстонии...

VK
OK
MR
GP
На главную