Главная > Округа > Бессоново (Безсоново, Знаменское) > Латышская коммуна «Красный стрелок»

Материал страницы был обновлен 29.07.2019 г.

Латышская коммуна «Красный стрелок»
в Бессоново

Они строили новое общество, «светлое будущее» для всего народа

После окончания Гражданской войны немало бывших красных латышских стрелков выразило желание остаться в России, многие из них осели в Вяземском уезде. В 1921-1922 гг. они составили костяк создаваемых образцовых сельскохозяйственных коммун на территории будущего Издешковского района - «Сарканас стрелниекс» («Красный стрелок», в имении Бессоново) и «Дарбс» («Труд», в Трисвятском). В этих экспериментальных кооперативах впервые на Смоленщине отрабатывалась система оплаты труда с премиями и в зависимости от результатов.

Организатором бессоновской коммуны был латышский коммунист-интернационалист секретарь Вяземского уездного комитета ВКП(б) Д.С. Бейка (в 1924 г. он уже возглавил Смоленский губком).

БЕЙКА Давид Самуилович (Самуэлевич) (18 (30).08.1885 - 7.02.1946)

Родился в Залениекской вол. Добельского у. бывшей Курляндской губернии (Латвийская ССР, Елгавский р-н) в семье батрака. Сдал экзамен на права учителя, работал учителем. С 1903 г. – член РСДРП, с 1905 г. – член комитета латышской РСДРП. В пеpиод пеpвой pусской pеволюции участвовал в составе "лесных бpатьев" в боpьбе с цаpскими каpательными отpядами. С 1907 по 1917 гг. в эмигpации, один из лидеpов латышской социал-демокpатической оpганизации США.

С 1919 г. – наpком пpомышленности Советской Латвии. С 1919 по 1923 гг. – член ЦК компаpтии Латвии. Делегат YIII съезда РКП(б). Участник создания III, Коммунистического Интеpнационала, делегат II и III конгpессов Коминтеpна. С 1920 по 1921 гг. – заведующий отделом междунаpодных связей и упpавделами ИККИ. С конца 1922 г. –секpетаpь Вяземского укома РКП(б), с зимы 1923 г. – секpетаpь Яpцевского pайкома, с 1924 г. – секpетаpь Смоленского губкома РКП(б). С июля 1926 г. – секpетаpь Аpхангельского губкома РКП(б). С 1927 по 1932 гг. в качестве пpедседателя Всекопpомсовета pуководил пpомысловой коопеpацией СССР. Во вpемя вскpытия "смоленского наpыва" весной 1928 г. и в последующие годы стал мишенью обвинений в саботиpовании сплошной коллективизации. С 1932 по 1935 гг. Б. – уполномоченный Hаpкомтяжпpома СССР в СHК РСФСР. В 1936-37 гг. – комиссаp интеpбpигады в Испании. Затем выполнял задания ИККИ в США.

Коммуна Красный Стрелок

Коммуна «Красный стрелок» в 1931 году, в день празднования десятилетия коммуны.
Многие коммунары отсутствуют на фото из-за того, что были на работе или по другим причинам [1].
(Фото из фондов Вяземского историко-краеведческого музея)

[1] Поименный список членов коммуны «Красный стрелок», изображенных на фотографии, был записан по памяти 22 февраля 1973 года Сотниковой Э.Ф. (проживала в г.Риге Латвийская ССР, ул.Кирова, 77-15) Она присутствовала при фотографировании, сидела среди многочисленных гостей на скамейке для зрителей перед сценой, но фотографироваться почему-то не стала. По её мнению, возможно, и ещё кто-то из коммунаров предпочёл быть зрителем и не пошёл на сцену. Ниже приводится этот список (документ из фондов Вяземского историко-краеведческого музея).
(Прим. Админ. сайта)

Список коммунаров, сфотографированных в день празднования десятилетия коммуны
(начиная с последнего ряда, слева):

  1. Неизвестный;
  2. Неизвестный;
  3. Страздыньш (Страздынь) Карлис (с окладистой бородой);
  4. Архипова Зинаида (в белом платочке);
  5. Ульман Лидия (белое пятно на фотографии);
  6. Бракфогель Анна Федоровна (в юнгштурмовке – комсомольском костюме тех лет защитного цвета), студентка;
  7. Оля Сакварн – студентка;
  8. Пожилая женщина – неизвестна;
  9. Абелит Эмилия (платок назад кончиками);
  10. Розалия Абелит (платок вперед концами);
  11. Юрий Абелит;
  12. Тинис Берта (темный платок, повязан назад концами);
  13. Неизвестный;
  14. Давид Давис – садовник;
  15. Юрий Салынь (бывший красный стрелок, член партии, одно время был бригадиром, потом - кладовщиком);
  16. Александр Дивель (руки сложены на груди), бригадир тракторной бригады;
  17. Неизвестный;
  18. Девочка Валя Ульман;
  19. Девочка неизвестна;
  20. Девочка неизвестна;
  21. Рощина Александра (в темном платочке);
  22. Баренс Ольга (в темном платке, виднеется челочка);
  23. Баренс Маргарита (ее дочь, стоит впереди Ольги);
  24. Незин Либа (Люба) – жена кузнеца Незина;
  25. Ансис (Анс)  Пиджа (черное пятно на виске), бывший латышский красный стрелок;
  26. Неизвестная;
  27. Салынь (Салина) Берта (в бел. платке, с широкой улыбкой);
  28. Салынь Элена (Лена), Хелена – девочка у матери на руках;
  29. Фридрих Кученек (в пиджаке, в белой рубашке), стоит;
  30. Неизвестный (с бородкой, в светлой рубашке первый слева);
  31. Хуго (Гуго) Ульман (с белой собачкой на коленях, из-под кепки виднеются кудри. В пиджаке, в белой рубашке);
  32. Неизвестный (но кажется это кузнец Лиелиньш, с одним искусственным глазом);
  33. Латвер (в майке - безрукавке), тракторист, муж парторга Мелании Латвер;
  34. Зариньш (в футболке с темным воротником);
  35. Ян Крауц (работал председателем коммуны после двадцатипятитысячника Штейна, позже уехал жить в Издешково). Этот снимок сделан на сцене, специально построенной к празднованию десятилетия в парке. За щитами виднеются деревья парка. Крауц был человеком очень полным и по совету окружающих (шутливому!) спрятал свой живот в суфлерскую будку, сплетённую ветками дуба;
  36. Яков Баринский – столяр;
  37. Ян Яковлевич Баринский – рабочий полевод. Бригадир;
  38. Неизвестный;
  39. Первая с краю сидящая на скамье женщина в белой блузке (пятно от оборванного подлинника фотографии на лице треугольником) – Берта Баринская – жена Яна Баринского;
  40. Мария Данилова (дочь Пелагеи – «Царь-бабы»). В светлом платье, платок белый – назад кончиками.
  41. Астахов (кажется, Егор)
  42. Адольф (Альфред) Кетлер – бывший бухгалтер, потом пчеловод. Руководитель хора (старец с белой, расчесанной на обе стороны бородой);
  43. Неизвестный;
  44. Сарапкин (кажется, Алексей, студент);
  45. Пелагея Данилова («Царь-баба»), доярка. В русском национальном костюме;
  46. Яков Штейн – председатель коммуны, рабочий-двадцатипятитысячник, с Горьковского завода «Двигатель революции»;
  47. Отылия Штейн – его жена;
  48. Мартыньш Карклыньш – студент (кажется, он был подшефным коммуны, сирота);
  49. Неизвестная;
  50. Мария Панкова (в платье с коротким рукавом, с белым воротником). Доярка;
  51. Матильда Пиджа (в клетчатом платье), жена Анса, бывшего красного латышского стрелка. Свинарка;
  52. Неизвестный;
  53. Неизвестный;
  54. Владимир Буйницкий (молодой человек – на снимке чуть виднеется голова из-за детской панамки), работал конюхом. Потом уехал, кажется, в Ленинград к брату, командиру Красной Армии;
  55. Сыренынь – студент (сидит спиной, смотрит через плечо);
  56. Неизвестный;
  57. Улитис – студент, присланный на практику в дет.сад коммуны из Ленинградского латышского педучилища (отложной белый воротничок поверх пиджака);
  58. Мелания Штейн (девочка, дочь председателя Штейна, на снимке чуть виднеется ее голова из-за лежащих впереди ее мужчин);
  59. Крауц (имя забыто) – жена Яна Крауца (на снимке видно плечо в белой кофточке);
  60. Мелания Латверс (на прямой пробор гладко причесанные волосы, на снимке белое пятно на правой брови). Парторг после Луции Шпадэ, зав. клубом;
  61. Велта Велена (в клетчом белом платье) – трактористка;
  62. Луция Шпадэ – бывшая парторг;
  63. Лёля Зоринь (на фотографии – белое пятно на лице) – рабочая огородной бригады; Жена тракториста Зориня;
  64.  Нина Стирна (Стырн) (хотя я не уверена, что не ошибаюсь);
  65. Варвара Персианинова (приехала в коммуну из Вязьмы с 2-я сыновьями – мальчиками. Павлик учился со мной в одном классе). На снимке она с поднятой рукой;
  66. Неизвестная;
  67. Неизвестный;
  68. Неизвестный;
  69. Адам Эглитис (Эглит) (на снимке лежит на земле, мужчина с усами, в кепке, рубашка с коротким рукавом. Бывший латышский стрелок. Делал черепицу, пёк хлеб);
  70. Мальчик в белой панаме – Леонард (Леонид) Гобинь (Гобин) – сын бригадира полеводов – Александра Гобиня;
  71. Александр Гобинь (в кепке) – кажется, тоже был латышским красным стрелком. Бригадир полеводческой бригады;
  72. Неизвестный (может быть, Парамонов?);
  73. Жан Незин (лежит впереди, значок или белое пятнышко на темной рубашке. Кузнец, сын главного кузнеца коммуны Незина);
  74. Лепа (Лепин) Яков (на снимке – волосы причесаны набок);
  75. Альфред Салынь (сын Юлия Салынь и Берты Салынь. Служил на флоте в Крыму. Был женат на первой пионервожатой коммуны Зузане Юргенсон);
  76. Берта Баринская – дочь Якова Баринского. Студентка. Училась в Ленинграде на инженера;
  77. Евдокия Гобинь – жена бригадира-полевода;
  78. Сергей Филотенков;
  79. Неизвестный (лежащий слева, обут в сапоги);

Латышская коммуна «САРКАНАЙС СТРЕЛНИЕКС» («Красный стрелок») была организована в Бессонове в ноябре 1921 г.

Первоначально в ней насчитывалось 16 человек из числа демобилизованных красноармейцев и политэмигрантов-латышей [2]. На 20 мая 1930 г. в коммуне числилось 123 человека. Из них трудоспособных мужчин – 51, женщин – 35. По национальности – 67 латышей и 56 русских. Главным источником дохода коммуны являлось молочное хозяйство. За хорошее ведение хозяйства коммуне присуждалась премия в 300 руб. на Всесоюзном конкурсе-выставке. Кроме того, на всех окружных и районных выставках коммуна ежегодно получала премии за скотоводство и полеводство. На 15 июня 1930 г. в коммуне насчитывалось 22 лошади, 75 коров, 51 овца и 87 свиней. Земли – 605, 41 га, из них пашни 248 га, лугов 80 га, посева 223 га. Имелись три трактора, молотилка комбинированная, три сортировки, 7 веялок, 4 косилки, 3 жнейки, 4 окучника. Все трудоспособные члены коммуны были разбиты на бригады.

[2] Коммуна в Бессонове была названа в честь Красных латышских стрелков, сыгравших важную роль в революции. На 1937 год среди членов коммуны оставались по крайней мере четыре человека, которые были латышскими красными стрелками. Это Ансис Пиджа, Адам Эглитис, Юлий Салынь и Александр Гобин. Все они были репрессированы в 1937 году и расстреляны.
(Прим. Админ. сайта)

Для вступления в коммуну требовалось внести вступительный пай: 25 руб. – вступительный взнос и 100 руб. – паевой. В 1929 г. на 150 заявлений о вступлении в коммуну последовал отказ как «за неимением должностей». В 1929 г. из коммуны вышло 17 хозяйств. За первое полугодие 1930 г. было принято 16 хозяйств. Можно сказать, что в Бессоновской коммуне был достаточно жесткий отбор членов, главными критериями которого были трудолюбие и хозяйственность.

В коммуне работала общая кухня, хорошо оборудованная баня, с 1922 г. имелось электрическое освещение. Для детей были организованы детплощадка и ясли, введено особое питание. Имелся свой клуб с читальней (выписывалось 50 экземпляров газет и 30 экземпляров журналов), был установлен громкоговоритель. При клубе работали кружки художественной самодеятельности – танцевальный, драматический, хоровой. В 1923 г. Бессоновский клуб (назывался Домом крестьянина) занял первое место среди деревенских учреждений культуры Советской России.

Коммуна Красный стрелок

Хоровой кружок коммуны.
Слева направо, нижний ряд: 1. Дзета – зав. избой читальней 2. ? – учительница 3. Кятлер – пчеловод и руководитель кружка 4. Абелит М. – зав. детсадом (позже уехала в Латвию) 5. Дивель А. – трактористка (уехала в Москву)
Верхн. ряд: 6. – Бяна? 7. Вавере М. 8. Авакумова З. (уехал в Свердловск) 9. Баренс М. (уехала в Ригу).
(Фото из фондов Вяземского историко-краеведческого музея)

Коммуна «Красный стрелок» в Бессонове быстро окрепла, наладила быт. Ей досталось богатое наследство от помещиков, таким образом, традиции Д.А. Путяты и В.А. Дрызлова были продолжены в Бессонове и в первые годы советской власти. Отчасти и тем, что коммуна начала свою деятельность не на пустом месте, объясняется её успех. Скотный двор, доставшийся от помещика, был на 140 голов – «громадное светлое здание с механической подачей воды и корма». Он поражал крестьян окрестных деревень тем, что был чистый, в нём даже были полы. Помещичьих построек осталось много. Но и сами латыши были очень трудолюбивыми и дисциплинированными. Они продолжали традицию рациональной организации и разумного ведения сельского хозяйства, начатую Путятой. Латыши очень хорошо и добротно строили. В бессоновском хозяйстве были двухэтажное зернохранилище, конюшня, сенной сарай, сушилка, рига, ледник, весы, амбар. Постройки были как кирпичными, так и деревянными. Коммунары построили баню, прачечную, пустили лесопильный завод, восстановили сыроварню. В коммуне было две мельницы.

Коммуна Красный стрелок

Политзанятия в коммуне «Красный стрелок» (1935-1936 гг). Первый ряд слева: А. Дивель, Б. Баринская, К. Уваров, неизв., Э. Вавере, М. Плуме, М. Абелит, парторг Ю. Зантман. Второй ряд слева: неизв., Ю. Салынь, неизвест., М. Панкова
(Фото из фондов Вяземского историко-краеведческого музея)

Подробности устройства быта и нравы, царившие в коммуне «Сарканас стрелниекс», стали известны благодаря статье, обнаруженной в газете «Krievijas Cīņa» («Криевияс циня») за 1928 год:

Коммунары и их задачи (Смоленская губерния, Вяземский уезд, Бессоново)

Каждый въезжающий в эту коммуну сможет увидеть много чего интересного. Несколько лет назад коммуна находилась в таком состоянии, что шла речь о её ликвидации. Однако трудящиеся Бессонова этого не допустили и начали работы по переорганизации во всей коммуне. Были отремонтированы жилые здания и построен новый хлев по датскому образцу. Настоящее удовольствие посмотреть как там все чисто и в порядке. Корм для коров подталкивается вагончиками и вода поставляется насосом. Проведено электричество во всех хлевах и жилых зданиях.

Главное внимание бессоновцы уделяют скотоводству. Молоко отправляется в Москву. И для обработки земли трудящиеся Бессонова закупили необходимые сельскохозяйственные машины, в том числе и трактор.

Экономическое положение трудящихся до этого было не совсем отличное, напротив сейчас есть достижения.

Количество работников стремительно растет. Коммуна помогает также окрестным деревням: весной обменивается с крестьянами семенами, продает породистый молодняк скота и т.д.

СтатьяВсе было бы хорошо, если бы бессоновцы большее внимание уделяли культурно-просветительской работе. Вечерами многие слушают радио, многие читают газеты, но одна часть, особенно молодые проводят время нецелесообразно. До зимних праздников работала политшкола, в которую была вовлечена молодежь окрестных деревень. Однако общественная деятельность неудовлетворительна. Партийная ячейка, товарищи которой в основном латыши, могла бы быть более энергичной. Хуже всего с молодежной ячейкой (совместная с русской молодежью). Молодежная ячейка зимой спит медвежьей спячкой. Летом, когда приезжают студенты, работа ячейки как бы оживает. Настоящий позор, что только раз в четыре месяца выходит стенгазета. Красный уголок спит, что делает ячейка осавиохима?

Хватит, если написано на бумаге. Молодежь, имейте в виду, что коммуна – первый путь, который ведет к социализму. Читайте газеты и ведите общественную работу в самой коммуне и в ближайших русских деревнях!

Велта Казек

Газета «Криевияс циня» № 42 10.04.1928 г.

Электронный ресурс:
http://www.periodika.lv/periodika2-viewer/view/index-dev.html?lang=fr#panel:pa|issue:/p_001_krci1928n042|article:DIVL139|query:Welta Kazek|issueType:P

Перевод статьи с латышского языка на русский предоставлен внучкой Велты Казек - Галиной Линовицкой.

Велта Казек (1910 г.р.) была дочерью члена коммуны «Сарканас стрелниекс» Эммы Берты Казек(с) и приехала к матери в Бессоново из Латвии в 1926 году. Велта проживала в коммуне до 1928 года, а затем была отправлена учиться в Ленинградский латышский педагогический техникум, прошла установленный испытательный стаж в апреле 1936 года, после чего потеряла связь со своей матерью Казек Эммой Бертой.

Коммуна Красный стрелок

1930-е годы, коммуна «Красный стрелок», группа молодежи.
Сидят (слева направо): 1. Сакварн И. 2. Дивель – Цауне Э. 3. - ? 4. - ? 5. - ? 6. - ? 7. Сакварн О. 8. Балод Д.
Стоят (второй ряд, слева направо): 1. Дивель А. 2. Сакварн Ю. 3. Саранкин А.А. 4. - ? 5. - ?
(В центре фото – приезжие товарищи, которыми и снята эта фотография).
(Фото из фондов Вяземского историко-краеведческого музея)

Члены коммуны жили в бараках, разгороженных на комнаты. Всего было три барака. Снабжение было централизованным. Мануфактуру, промышленные товары привозили из сельмага и районного центра и распределяли между членами коммуны. Продукты производили своими силами. Скот был хороший, все коровы были одной бурой масти. Латыши сажали свёклу и турнепс, которыми кормили скот для получения высоких надоев. Сажали цикорий, из которого варили кофе. Поля хорошо удобрялись, так как скота было много, и давали высокий урожай. Были пасека (70 ульев пчёл) и свиноферма. На полях работали два трактора – тогда ещё редкость в деревне. В коммуне обучали местную молодёжь не только умению культурно вести сельскохозяйственное производство, но и ремеслу: готовили плотников, каменщиков, строителей, механизаторов.

На Бессоновском озере

На Бессоновском озере, 1920-е гг. (Фото из фондов Вяземского историко-краеведческого музея)

В коммуне была жёсткая трудовая дисциплина и образцовый порядок. Рабочий день начинался по звонку и заканчивался по звонку, лишних часов никто не перерабатывал, все выполняли только свои обязанности. Латыши были людьми аккуратными и добросовестными. «У них щепочка ни одна не валялась!» - вспоминала уроженка соседней с Бессоновым соседней деревни Комово Александра Сергеевна Трофимова. Например, за порядком в парке следила женщина – латышка Аннета. Парк содержался в идеальном порядке. Все дорожки в парке были посыпаны песочком, везде были клумбы, цветы. Александра Сергеевна рассказала: «Пруды были чистые, как янтарные! Вот как ухаживали! Вода была чистая-чистая – только купайся».

Лилии в Бессоновском пруду

Лилии в Бессоновском озере

Обедали коммунары в столовой. Обеды выдавались по трудодням. Сколько заработал трудодней, столько получил талончиков, чтобы ходить в столовую. Мёд, молоко, яйца – всё выдавалось по трудодням. Этими же талончиками рассчитывались с сезонными рабочими, которые не являлись членами коммуны. Например, для строительства приглашались плотники, столяры, печники из окрестных деревень. Во время уборки урожая коммунарам помогали школьники и учителя бессоновской школы (эта традиция продолжалась и во времена совхоза «Алфёровский»). Их тоже кормили обедами после работы. Столовая поражала воображение крестьянских детей. Вот как описывает столовую коммуны в своей книге воспоминаний «Как это было» уроженец деревни Высоцкое Иван Яковлевич Абрамов, побывавший в селе Бессоново в начале 30-х годов со своим отцом:

«Столовая вся утопала в цветах – в сирени и розах. До этого таких цветов я не видел, у нас их почему-то не было. А когда вошли в столовую, то перед нами открылся большой и чистый зал с множеством столов, и у каждого стола необходимое количество стульев. Видел я это тоже впервые, и поэтому радость от увиденного описать трудно, это был восторг».

На обед давали первое (суп с мясом), второе, хлеб, кофе из цикория. Всё это было очень необычно для этой местности в те времена. В книге С.Зиемелиса и А.Гусева «…И вечный бой», изданной в Риге в 1965 году, так описывается быт членов коммуны:

«Кажется, совсем недавно коммунары завтракали чёрным, круто посоленным хлебом, запивая водой. Теперь около столов, покрытых белыми скатертями, суетились девушки в накрахмаленных передниках, разливая душистый кофе. На столиках – белые булки, масло».

Дивель

Александр Вильгельмович Дивель, тракторист коммуны «Красный стрелок».
(Фото из фондов Вяземского историко-краеведческого музея)

Поистине революционным новшеством в организации труда на селе было то, что люди имели выходные. Это естественно для работы на фабриках и заводах, но деревенские жители, существовавшие в то время (и особенно во времена коллективизации) в основном за счёт личного подсобного хозяйства, не могли себе этого позволить. У латышей личного подсобного хозяйства не было, всё хозяйство у них было общее, коммунное. Сигнал к началу и концу рабочего дня подавался ударами по железной чушке, висевшей на перекладине у хозяйственных построек. От этого места отправлялись на работу. Когда звучал сигнал к концу рабочего дня, отпрягали лошадей и вели их в стойло.

Воровство страшно каралось. Это касалось не только членов коммуны, но и жителей окрестных деревень, не считавших большим грехом выдрать пару турнепсин с бессоновских полей, возделываемых коммунарами. Иногда латыши учиняли самосуд, расправлялись с нарушителями собственноручно. Иногда передавали воров в руки государственного правосудия, призывая на помощь закон. Некоторое время председателем коммуны был латыш Александр Вильгельмович Дивель. Он отличался высоким ростом и могучим телосложением. Дисциплину восстанавливал при помощи кулака, не прибегая к долгим судебным разбирательствам. За это его ненавидели и боялись мужики соседних деревень.

Первой женой тракториста Александра Дивеля была Ольга Велена. Ей довелось стать самой первой женщиной-трактористкой в коммуне, работала на тракторе №1, что было изображено на радиаторе трактора. Когда Велена уехала в Ленинград, второй женой А. Дивеля стала Александра Тимофеевна Простакова – тоже трактористка [3].

Ольга Велена - трактористка коммуны Красный стрелок

Ольга Велена - первая женщина-трактористка коммуны «Красный стрелок»
Репрография с газеты «Латвиему земниекс» («Латышский крестьянин»), изд. в Москве, №42 за 1 августа 1931 г.
(Фото из фондов Вяземского историко-краеведческого музея)

[3] Александра Тимофеевна Дивель (Простакова) оставила воспоминания о коммуне «Красный стрелок» и своей семье.
(Прим. Админ. сайта)

О том, насколько были напряженными отношения между местными жителями и латышами-коммунарами можно увидеть из газетных заметок тех лет. Классовая ненависть была взаимной. Коммунары, организовавшие своё передовое хозяйство на базе отобранного у помещиков имущества, склонны были без долгих разбирательств обвинять во всех своих бедах местных «кулаков».

Газета "Рабочий путь" от 13.01.1929г. №10:

Кто поджег колхоз в Бессонове

Кулаки препятствовали тушению пожара

Мы требуем срочного энергичного расследования

Статья

ВЯЗЬМА. Вечером, 7 января в колхозе Бессоново, Издешковской вол., было много народа, - в этот день в колхозе устраивался спектакль.

Колхозники заканчивали свои работы по хозяйству. Пришли последние работницы со скотного двора.

Надвигалась ночь.

Вдруг па улице крик:

- Пожар!.. Пожар!..

Всполошились. Колхозники и все, кто пришел на спектакль, выбежали на улицу.

Прожорливое пламя лизало уже громадными языками хозяйственные постройки колхоза: сарай с соломой и склад сельско-хозяйственных машин. А совсем рядом — конюшня, — а там стоят 10 лошадей колхоза.

Быстро вывели лошадей. Надо спасать инвентарь. Но уже всюду огонь. Колхозники бросаются в огонь, вытаскивают одна за другой с.-х. машины.

- Трактор!.. Спасайте трактор!..

Но огонь полонил уже трактор.

Тяжелую машину не вытащишь на руках. И трактор погиб.

3 с лишним часа бушевал огонь. 3 с лишним часа колхозники героически вырывали из пламени тяжелым коллективным трудом добытые с.-х. машины. Но огонь уже вытащенные из сарая машины значительно повредил.

Так же самоотверженно, как в годы гражданской войны бросались в кровавую схватку с белыми, колхозники и в эти часы боролись с огненной стихией.

Некоторые из колхозников получили серьёзные ранения и ушибы.

И в тот момент, когда коммунары, измученные н борьбе с огнем, снова и снова кидались спасать имущество, группа зажиточных и кулаков из тех, кто пришел па "спектакль", с возмутительным хладнокровием преступно стояли в стороне.

Кто-то из толпы даже кидал реплики:

- Пущай горит!..

А когда отдельные парни срывались помочь колхозникам, кулаки провожали ядовитыми насмешками и даже сгоняли с крыши горевшего сарая тушивших огонь парней...

Что это было: пожар от неосторожности, или явный поджог?..

Несомненно, последнее. От случайности огонь не охватит сразу всю постройку. Наконец, это отношение к тушению пожара.

Кулацкая группа, раньше убившая общественника Волкова (Дымское близко от Бессонова), теперь протянула свою преступную руку к колхозу, тому самому колхозу Бессоново, который является показательным в уезде, к которому льнет бедняцкая часть деревни.

Срочными мерами расследования необходимо выявить не только прямого поджигателя, но и тех, кто вдохновил поджигателя, кто натравил его на это преступное дело.

ВЯЗЕМСКИЙ

Источник: http://smolbattle.ru

К моменту открытия семилетней школы в Бессоново коммуна достигла своего рассвета, латыши жили хорошо, богато по меркам этой местности. Латышки-школьницы были одеты в одинаковые добротные и красивые платья. Это вызывало зависть у бедно одетых их сверстниц из крестьянских семей, которые приходили в школу в обносках, старых платьях и старой обуви или в лаптях.

С началом коллективизации всё изменилось. На 1936 г. в Бессонове уже значится латышский колхоз «Красный стрелок». Выработанные членами коммуны принципы ведения коллективного хозяйства, совершенно очевидно, вошли в противоречие с интересами страны, вставшей на путь быстрой индустриализации. Колхозы обязаны были сдавать большую часть произведённой продукции государству в счёт выполнения плана. Что по этому поводу думали коммунары доподлинно неизвестно, но в период массовых политических репрессий многие латыши из Бессонова были репрессированы как враги народа.

Наступил 1937 год. По ночам в Бессоново стал приезжать «воронок». Латышей, членов коммуны арестовывали и увозили в неизвестном направлении. Никто не знал, за что их арестовывают. Некоторые коммунары успели уехать до начала арестов. Арестовывали всех – трактористов, столяров, пчеловодов, конюхов, зоотехников, доярок, садоводов, счетоводов, кладовщиков. Судя по скудным архивным данным, аресты начались 31 июля 1937 года. Продолжились они в ноябре-декабре 1937 г.. Суд над коммунарами был недолгим. Уже 5 и 8 января 1938 г. арестованные были осуждены и приговорены к расстрелу.

26 января, 1, 2 и 7 февраля 1938 г. - приговоры были приведены в исполнение. Таким образом, по коммуне был нанесён удар, от которого она не могла оправиться. Коммуна «Сарканас стрелниекс» в селе Бессоново прекратила своё существование.

К моменту, когда подавляющего большинства коммунаров уже не было в живых, её создатель и идейный вдохновитель Бейка Давид Самуилович продолжал бороться за коммунистические идеи по всему миру. Но по возвращении в СССР 20 апpеля 1938 г. он попал под волну аpестов бывших pаботников ИККИ и воевавших в Испании интеpнационалистов. Подвеpгался допpосам в Лефоpтовской тюpьме в Москве. Был пpиговоpен 22 апpеля 1939 г. к 20 годам ИТЛ плюс 5 лет ПП. Отбывал сpок в севеpных лагеpях, где и погиб 7 февраля 1946 г..

И по сей день никто не знает, за что арестовали и расстреляли членов коммуны. Осталось тайной также, где их расстреливали. Возможно, место их расстрела - печально известная Катынь под Смоленском. Латышку Аннету похоронили в парке, за которым она ухаживала. Но точное местонахождение её могилы неизвестно.

К сожалению, неоцененным и неизученным остался вклад в историю Бессонова латыша по имени Жан Силевич.

Старожилы Бессонова (Александра Сергеевна Трофимова и Татьяна Кузьминична Новикова) утверждают, что в марте 1943 года Бессоново спас от разрушения и сожжения, когда поспешно отступали немецкие войска, именно он - латыш Жан Силевич. Во время оккупации он искусно притворялся лояльным немцам, поэтому они безгранично ему доверяли, поручив сжечь Бессоново при отступлении. Силевич не стал этого делать. Есть сведения, что во время оккупации, в 1943 г., Силевич совместно с врачом 32 Армии Антониной Ивановной Рябининой уничтожили в Бессонове мост, который был необходим немцам.

Время было очень сложным для выживания людей. Чтобы остаться вне подозрений у немцев, Жану приходилось тщательно скрывать своё враждебное отношение к ним. С другой стороны, он мог быть расстрелян своими же не только за службу немцам, но и по той причине, что принадлежал к семье «врагов народа». В 1937 году был репрессирован вместе с другими коммунарами латышской коммуны «Красный стрелок» его отец - Силевич Иван Александрович 1888 г.р.. В июне 1942 года репрессировали мать Силевич Анну Яковлевну 1893 г.р. и сестру Силевич Альму Ивановну 1915 г.р.. Каждый из них был приговорен к 10 годам лишения свободы.

Жан Силевич был "своим среди чужих и чужим среди своих". Поэтому теперь очень сложно выяснить правду об этом человеке. У Жана был родной брат - Силевич Юрий Иванович (родился в 1920 г. в деревне Торчилово (Тычиновка?) Сафоновского района).

Коммуна Красный стрелок

В кузне коммуны «Красный стрелок» (тридцатые годы).
Слева направо: Юрий Силевич, Александр Дивель, К. Тряйдя, неизвестный.
(Фото из фондов Вяземского историко-краеведческого музея)

Работа над историей бессоновской коммуны "Красный стрелок" продолжается...

Список репрессированных членов латышской коммуны "Красный стрелок" [4*]

Коммуна Красный Стрелок

На снимке в день празднования десятилетия коммуны помечены коммунары, раcстрелянные в 1937-м году
(согласно иноформации «Электронной картотеки жертв политических репрессий Смоленской области 1917-1953 гг.»).
Пунктирными линиями обозначены люди, которые были приговорены не к расстрелу, а к большим срокам ИТЛ, или же репрессии коснулись их родных, т.е. они пострадали, как члены семей «врагов народа».
(Фото из фондов Вяземского историко-краеведческого музея)

[4*] У латышей было много недоброжелателей, т.к. было много конфликтов с жителями соседних деревень, не разделявших их политических и религиозных убеждений и завидовавших экономическому успеху, достигнутому ударным самоотверженным трудом. Но аресты членов коммуны были спровоцированы не доносами и анонимками соседей.
Доказательством этого служит тот неоспоримый документальный факт, что репрессированные члены коммуны «Красный Стрелок» были частью большой волны репрессий, которая прошлась по всему бывшему Издешковскому району. В эту волну вошли аресты и расстрелы людей, не имевших никакого отношения к латышским коммунарам в Бессонове:

дворянина генерала Мезенцова Сергея Петровича, владельца имения Ершино (был арестован 20 августа 1937 года, расстрелян 20 октября 1937 года) и других людей дворянского происхождения (Дмитрия Викторовича Васильчикова, Беклимишева и других);
священнослужителей окрестных церквей - их физическое уничтожение было завершено уже к началу 1938 года;

Поэтому очевидно, что репрессии членов коммуны "Красный стрелок" были частью большого террора, начатого руководством страны в 1937 году.
(Прим. Админ. сайта)

д. Бессоново Издешковского района, коммуна "Красный стрелок"
№ п/п Фамилия, Имя, Отчество Год рождения Место рождения Должность Арестован Осужден Статьи обвинения Приговор Реабилитирован
1 Абелит Юрий Михайлович
Абелит Юрий Михайлович
1879 Уроженец Латвии. латыш; чл.ВКП(б).   28.11.37 05.01.38 НКВД и Прокурора СССР 58-6,9,10,11 Расстрел 21.02.38 Реабилитирован 8.12.1956 Военная коллегия ВС СССР
2 Алут Ян Андреевич 1893 Уроженец Латвии: Курляндская, м. Деравенбург, латыш; б/п. столяр 05.01.38 05.01.38 НКВД и Прокурора СССР 58-6,7,8,10,11 Расстрел 02.02.38 Реабилитация 08.12.1956 - Военная коллегия ВС СССР, арх. след, дело 2596-с
3 Арайс Лидия Христофоровна 1890 Новгород. обл.. латышка; б/п. телятница 28.12.37 Вяземским РО УНКВД 08.01.38 НКВД и Прокурора СССР 58-7,10,11 Расстрел 26.01.1938 Реабилитирована 13.09.1957 Военный трибунал Воронежского ВО, арх. след, дело 11269-с.
4 Волков Павел Семенович 1886 Смоленская обл., Семлевский р-н, дер. Лаптево; русск.; б/п колхоз " Красный стрелок " Издешковского района, рядовой колхозник 30 августа 1941 г. ОО НКВД 133 СД 5 августа 1942 г. Верховный суд Татарской АССР 58-10, 11 Дело прекращено в связи со смертью обвиняемого 13 июня 1990 г. Верховный суд РСФСР
5 Баренс Ольга Фрицевна 1889 Уроженец Латвии. латышка; б/п зав МТФ бригадир 28.12.37 05.01.38 НКВД и Прокурора СССР 58-6,7,8,10,11 Расстрел 02.02.1938 Реабилитация 08.12.1956 - Военная коллегия ВС СССР, арх. след, дело 2596-с.
6 Баринская Берта Петровна 1908 Уроженец Демидов.р с.Кошкурино. латышка; б/п.   1937 05.01.38 НКВД и Прокурора СССР 58-10,11 Расстрел 02.02.38 Реабилитация 08.12.1956 - Военная коллегия ВС СССР, арх. след, дело 2596-с.
  Баринский Яков Иванович 1878  латыш., беспартийный коммуна "Красный стрелок" Издешковского р-на, рабочий, столяр 08.06.1938 Издешковским РО НКВД    08.10.1938 тройка УНКВД Смол. обл.   8 лет ИТЛ Реабилитация 08.12.1956 -  Военная коллегия ВС СССР 
7 Баринский Ян Яковлевич 1903 Уроженец Латвии. латыш; б/п. конюх 03.12.37 05.01.38 НКВД и Прокурора СССР 58-6,7,8,10,11 Расстрел 02.02.1938 Реабилитация 08.12.1956 - Военная коллегия ВС СССР, арх. след, дело 2596-с.
8 Браман (Барман) Якоб-Оттомар Арнольдович 1897 Уроженец Латвии: Лифляндская, Воль-марский, ус. Грейзе; латыш; б/п. зоотехник 31.07.37 05.01.38 НКВД и Прокурора СССР 58-6.7,8,10,11 Расстрел 02.02.1938 Реабилитация 08.12.1956 - Во­енная коллегия ВС СССР, арх. след, дело 2596-с.
9 Бендер Либерт Фрицевич 1887 латыш; б/п.   28.11.37 05.01.38 НКВД и Прокурора СССР 58-6,7,8, 10,11,12 Расстрел 02.02.38 нет сведений
10 Бене Ливерт Фрицевич 1887 Уроженец Латвии. Курляндская, латыш; б/п. член коммуны 28.11.1937 Вяземским РО УНКВД, содержался: тюрьма г. Смоленска 05.01.38 НКВД и Прокурора СССР 58-7,10,11 Расстрел 02.02.38 Реабилитирован 8.12.1956 г. Военная коллегия ВС СССР
11 Браман Евдокия Михайловна 1904 Смоленская обл., Издешковский р-н, дер. Бессоново; русская; б/п; член коммуны 13.12.1937 Вяземским РО УНКВД 08.01.1938 НКВД и прокурора СССР 58 - 7, 10, 11 Расстрел яна 26.01.1938 13.09.1957 Военный трибунал Воронежского ВО
12 Вавер Эмилия Мартыновна 1903 Уроженец Латвии. Курляндская, ст.Левенково, латышка; б/п. доярка 11.12.37, содержалась: тюрьма г. Вязьмы 08.01.38 НКВД и Прокурора СССР 58-7,10,11 Расстрел 26.01.1938 Реабилитация 13.09.1957 - Военный трибунал Воронежского ВО, арх. след, дело 11269-с.
13 Гобин Александр Мартынович 1897 латыш; ур. Лифляндская, кандидат в чл.ВКП(б), бригадир полеводческой бригады, бывш. красный стрелок 11.12.37 08.01.38 НКВД и Прокурора СССР 17,58-7,8,10,11 Расстрел 26.01.1938 13.09.1957 г. Военный трибунал Воронежского ВО на основании отсутствие состава преступления ГАСО
14 Даугуль Арнольд Иванович 1918 Уроженец Латвии. латыш; б/п.   01.12.37 08.01.38 НКВД и Прокурора СССР 17,58-10,11 Расстрел 26.01.1938 13.09.1957 г. Военный трибунал Воронежского ВО на основании отсутствие состава преступления ГАСО
15 Александр Дивель
Дивель Александр Вильгельмович
1905 Уроженец Латвии. Лифляндская, им.Рауза латыш; б/п. тракторист-бригадир 12.12.37 Вяземским РО УНКВД 05.01.38 НКВД и Прокурора СССР 58-6,7,8,10,11 Расстрел 02.02.1938 08.12.1956 - Военная коллегия ВС СССР, арх. след, дело 2596-с.
16 Залит Владимир Карлович 1915 Витебская, д. Рямишево, латыш, член ВЛКСМ школа латкоммуны, учитель 12.12.1937 Вяземским РО УНКВД, содер­жался: тюрьма г. Вязьмы 08.01.1938 - НКВД и прокурора СССР 58-8, 10, 11 Расстрел 26.01.1938 13.09.1957 - Военный трибунал Воронежского ВО, арх. след, дело 11269-с.
17 Зуковский Ян Вильгельмович 1893 Уроженец Латвии. латыш; б/п.   15.12.37 05.01.38 НКВД и Прокурора СССР 58-6,7,10,11 Расстрел 07.02.38 08.12.1956 - Военная коллегия ВС СССР, арх. след, дело 2596-с.
18 Калнин (Калынь) Альфред Янович 1891 Уроженец Латвии. латыш; б/п. с. Ново-Лайцен   11.12.37 05.01.38 НКВД и Прокурора СССР 58-6,7,8,10,11 Расстрел 02.02.38 08.12.1956 - Военная коллегия ВС СССР, арх. след, дело 2596-с.
19 Касперович Кришьян Кришевич 1887 Уроженец Белоруссии. латыш; чл.ВКП(б) садовод 03.12.37 08.01.38 НКВД и Прокурора СССР 58-7,10,11 Расстрел 26.01.1938 13.09.1957 - Воен ный трибунал Воронежского ВО, арх. след, дело 11269-с.
20 Кетлер Альфред (Адольф) Яковлевич 1870 Уроженец Латвии пчеловод 03.12.37 05.01.38 НКВД и Прокурора СССР 58-6,7,8,10,11 Расстрел 02.02.1938 08.12.1956 - Военная коллегия ВС СССР, арх. след, дело 2596-с.
21 Короткова (Викман) Термина Христофоровна 1899 г.Митау, латыш. няня детяслей 22.06.1938 Издешковским РО НКВД, содержалась: тюрьма г.Вязьмы 28.09.1938 -тройка УНКВД Смоленской обл. 58-10 ч,1 5 лет ИТЛ 19.04.1958 - Президиум Смолоблсуда, арх. след, дело 13545-с.
22 Кикут Берта Августовна 1892 Уроженец Латвии. латышка; б/п   28.11.37 Осужден 05.01.38 НКВД и Прокурора СССР 58-6,7,8,10,11 Расстрел 02.02.1938 08.12.1956 - Военная коллегия ВС СССР, арх. след, дело 2596-с.
  Крауц Ян Лотович 1883 Лифляндская, д. Яунзин, латыш, член ВКП(б) п. Издешково Смоленской обл., пенсионер 11.12.1937 Вяземским РО УНКВД, содержался: тюрьма г. Вязьмы 08.01.1938 НКВД и прокурора СССР 58 - 7, 8, 10, 11 Расстрел 26.01.1938 13.09.1957 Военный трибунал Воронежского ВО, арх. след, дело 11269-с.
  Латвер Жан Эдуардович 1893 Курляндская, Альтауц, латыш  шофер, к-з им.Биркмана, д.Кашкурино Демидовского р-на Смоленской обл.   11.12.1937 Демидовским РО УНКВД 08.01.1938 НКВД и прокурора СССР     Расстрел 15.02.1938 01.12.1956 - Военная коллегия ВС СССР 
  Латвер (Латверс) Мелания Ивановна 1900 Рига, латыш., член ВКПБ(б) парторг коммуны,заведующая парткабинетом, Демидовский райком ВКП(б) Смоленской обл.   02.12.1937 Демидовским РО УНКВД 08.01.1938 НКВД и прокурора СССР     Расстрел 09.02.1938 01.12.1956 - Военная коллегия ВС СССР   
23 Лепин Яков Адамович 1898 Уроженец Латвии. латыш; чл.ВКП(б тракторист 04.12.37 08.01.38 НКВД и Прокурора СССР 58-6,7,9,10,11 Расстрел 26.01.1938 13.02.1957- Военный трибунал Воронежского ВО, арх. след, дело 11269-с.
24 Михайлов Василий Михайлович 1902 Смоленская обл., Издешковс-кий, д. Бессоново член коммуны 11.12.1937 Вяземским РО УНКВД, содержался: тюрьма г. Вязьмы 08.01.1938 - НКВД и прокурора СССР 58-7, 10, 11 Расстрел 26.01.1938 13.09.1957 - Военный трибунал Воро нежского ВО, арх. след, дело 11269-с.
  Пиджа Анc (Ансис) Янович 1895 Курляндская, Дублинский, м. Дублень, латыш, б/п к-з «Победа» Издешковского р-на Смоленской обл., Председатель к-за, бывш. красный стрелок 28.11.1937 Вяземским РО УНКВД, содержался: тюрьма г. Вязьмы 08.01.1938 - НКВД и прокурора СССР 58 - 6, 7, 8,10,11 Расстрел 26.01.1938 19.01.1957 - Военная коллегия ВС СССР, арх. след, дело 2152-с.
25 Пинкис Эрнст Антонович 1897 Курляндская, м. Гробино, латыш, член ВКП(б) Председатель коммуны 28.11.1937 Вяземским РО УНКВД, содержал ся: тюрьма г. Вязьмы 08.01.1938 - НКВД и прокурора СССР 58 - 6, 8, 10, 11 Расстрел 26.01.1938 реабилитация 19.01.1957 - Военная коллегия ВС СССР, арх. след, дело 2152-с.
26 Плуме Адольф Фрицевич 1902 Лифляндская, Рижский, латыш сторож 31.07.1937 Издешковским РО УНКВД, содержался: тюрьма г. Вязьмы 05.01.1938 - НКВД и прокурора СССР 58 - 6, 7, 10, 11 Расстрел 02.02.1938 08.12.1956 - Военная коллегия ВС СССР, арх. след, дело 2596-с.
27 Плуме Мильда Яковлевна 1899 Курляндская, Бавский, х.Цедоль-ман, латыш. тракторист 01.01.1938 Издешковским РО НКВД, со держалась: тюрьма г. Вязьмы 27.01.1938 - НКВД и прокурора СССР по ст. за шпионаж Расстрел 15.02.1938 реабилитация 09.07.1957 - Военная кол легия ВС СССР, арх. след, дело 8805-с.
29 Салин (Салынь) Юлий Яковлевич
Салин (Салынь) Юрий (Юлий) Николаевич (Яковлевич)
1887 Уроженец Латвии. латыш; чл.ВКП(б), Лифляндская, Волченский, ус. Ацинзини бригадир, бывш. красный стрелок 28.11.37 Вяземским РО УНКВД, содержался: тюрьма05.01.1938-НКВД и прок58 - 6, 7, 9,10,11урора СССР г. Смоленска 05.01.38 НКВД и Прокурора СССР 58 - 6, 7, 9,10,11 Расстрел 02.02.1938 реабилитация 08.12.1956 - Военная коллегия ВС СССР, арх. след, дело 2596-с.
30 Салина (Салынь) Берта Ивановна 1885 Уроженец ?. латышка; б/п   11.12.37 08.01.38 НКВД и Прокурора СССР 58-7,10,11 Расстрел 26.01.38 13.09.1957 - Военный трибунал Воро нежского ВО, арх. след, дело 11269-с.
31 Салин (Салынь) Альфред ЮльевичСалин (Салынь) Альфред Юльевич 1912 латыш;член ВЛКСМ; Уроженец Лифляндская обл., Вольский р-н, дер. Яунцени; учитель; Бессоновская неполная средняя школа Издешковского р-на 14.06.38 Издешковским РО НКВД Особое совещание при НКВД СССР 14.09.1938 обв.: 58 - 10 ч.1 10 лет ИТЛ Реабилитирован 28.01.1961 Президиум Смоленского областного суда
32 Силевич Альма Ивановна 1915  Смоленская обл, Сафоновский р-н, Тычиновка, латышка; б/п колхозница к-за "Красный стрелок" 30.08.1941 ОО НКВД 133 СД 01.06.1942 Верховный суд Татарской АССР     10 лет лишения свободы   Реабилитирована 13.06.1990 Верховным судом РСФСР  
33 Силевич Анна Яковлевна 1893  Курляндская губ., Угалинская, латышка; б/п колхозница к-за "Красный стрелок" 06.09.1941 Издешковским РО НКВД 01.06.1942 Верховный суд Татарской АССР   10 лет лишения свободы Реабилитирована 13.06.1990 Верховным судом РСФСР
34 Силевич Иван Александрович 1888   Курляндская, Угалин, латыш; б/п коммуна "Красный стрелок" Издешковского р-на Смоленской области 17.07.1938 Издешковским РО НКВД 14.10.1938 тройка УНКВД Смоленской области   10 лет ИТЛ   25.08.1989 - Прокуратура Смоленской области 
35 Спиридонов Степан Спиридонович 1887 Смоленская обл., Издеш-ковский, д. Ниж. Березки, русск. плотник 11.12.1937 Вяземским РО УНКВД, содер жался: тюрьма г. Вязьмы 08.01.1938 НКВД и прокурора СССР 58 - 7, 10,11 Расстрел 26.01.1938 реабилитация 13.09.1957 - Военный трибунал Воронежского ВО, арх. след, дело 11269-с.
36 Страздынь (Страздыньш) Карл Германович   Лифляндская, п.Унгум, латыш член коммуны 13.12.1937 Вяземским РО УНКВД, содержался: тюрьма г. Вязьмы 08.01.1938 НКВД и прокурора СССР 58 - 7, 10, 11 Расстрел 26.01.1938 13.09.1957 - Военный трибунал Воронежс кого ВО, арх. след, дело 11269-с.
37 Стырн Владимир Устинович 1918 Смоленская обл., Демидовский, д. Кашкурино тракторист 13.12.1937 УГБ УНКВД Смоленской обл., содержался: тюрьма г. Вязьмы 05.01.1938-НКВД и прокурора СССР 58-6, 7, 8,10, 11 Расстрел 02.02.1938 реабилитация 08.12.1957-Военная коллегия ВС СССР, арх. след. дело2596-с.
38 Треде Карл Вильгельмович 1895 Уроженец Латвии. латыш; б/п   13.12.37 Осужден 08.01.38 НКВД и Прокурора СССР 58-7,9,10,11 Расстрел 26.01.38 13.09.1957 - Военный трибунал Воронежс кого ВО, арх. след, дело 11269-с.
39 Томсон Август Эрнестович 1911 Уроженец Англии. латыш; б/п. Аиферов тракторист 14.12.37 05.01.38 НКВД и Прокурора СССР 58-6,7,8,10,11 Расстрел 02.02.1938 08.12.1956 - Военная коллегия ВС СССР, арх. след, дело 2596-с.
40 Тылтын Артур Янович 1902 Уроженец Латвии. латыш; б/п. рабочий 31.07.37 05.01.38 НКВД и Прокурора СССР 58-6,7,8,10,11 Расстрел 02.02.1938 08.12.1956 - Военная коллегия ВС СССР, арх. след, дело 2596-с.
41 Тылтыня Анна Васильевна 1901 Уроженец Латвии. латышка; чл.ВКП(б). счетовод 12.12.37 08.01.38 НКВД и Прокурора СССР 58-6,10,11 Расстрел 26.01.1938 13.09.1957 - Военный трибунал Воронежского ВО, арх. след, дело 11269-с.
42 Тын Василий Иванович 1902 Уроженец ?. латыш; б/п столяр 02.12.37 08.01.38 НКВД и Прокурора СССР 58-7,9,10,11 Расстрел 26.01.1938 13.09.1957 - Военный трибунал Воронежского ВО, арх. след, дело 11269-с.
43 Уваров Кузьма Уварович 1898 Уроженец Издешков.р. д.Афанасьево. русский; кандидат в чл.ВКП(б) кладовщик 11.12.37 08.01.38 НКВД и Прокурора СССР 58-7,10,11 Расстрел 26.01.1938 13.09.1957 - Воен ный трибунал Воронежского ВО, арх. след, дело 11269-с.
44 Ульман Гуго (Хуго) Фридрихович 1891 Уроженец Латвии. латыш; б/п кузнец 02.12.37 05.01.38 НКВД и Прокурора СССР 58-6,7,8,10,11 Расстрел 02.02.38 08.12.1956 - Военная коллегия ВС СССР, арх. след, дело 2596-с.
45 Шимкус Ян Янович 1895 Уроженец Латвии. латыш; б/п счетовод 07.12.37 24.01.38 НКВД и Прокурора СССР 58-6,8,10 Расстрел 01.02.1938 26.07.1957 - Военная коллегия ВС СССР, арх. след, дело 9302-с.
46 Эглит (Эглитис) Адам АдамовичЭглит (Эглитис) Адам Адамович 1879 Уроженец Латвии. латыш; б/п пекарь, бывш. красный стрелок 11.12.37 08.01.38 НКВД и Прокурора СССР 58-7,10,11 Расстрел 26.01.1938 13.09.1957 - Военный трибунал Воронежс кого ВО, арх. след, дело 11269-с.
47 Якубов Станислав Андреевич 1887 Уроженец Латвии. латыш; чл.ВКП(б)   11.12.37 08.01.38 НКВД и Прокурора СССР 58-10,11 Расстрел 26.01.1938 13.09.1957 - Военный трибунал Воронежcкого ВО, арх. след, дело 11269-с.

 

Администратор сайта благодарит:

Юлию Петрову, научного сотрудника Вяземского историко-краеведческого музея, за предоставление доступа к материалам музея о коммуне «Красный Стрелок»;
Егора Дивеля, Галину Линовицкую и Татьяну Сергееву за предоставление информации из личных семейных архивов об истории села Бессонова и коммуны «Красный Стрелок».

 

— Убеждения — это скучно и нудно. Берем силой.
Пингвины из «Мадагаскара»

На главную