Главная > Летопись > Алфёрово - происхождение названия, год основания поселения, история

Алфёрово - происхождение названия, год основания, изучение истории

От финикийского алфавита

Начиная летописание Алфёрова, в первую очередь необходимо разобраться с годом основания поселения и происхождением названия. В исторической науке принято считать годом рождения населённого пункта (города, села, деревни) дату первого упоминания в письменных источниках. Первое известное упоминание деревень вокруг посёлка Алфёрово (Кононова, Уварова, Куракино, Зимницы, Малого Алфёрова, Воровой и других) относится к 1594/1595 годам. Описание этих деревень попало в писцовую книгу Вяземского уезда - «Список с приправочных книг 1594 и 1595 годов поместным и вотчинным землям в Гжельском стане, письма и меры Василия Волынского со товарищи». Следовательно, и датой основания Алфёрова является 1594 год.

Существует красивая версия возникновения названия Алфёрово, о которой поведал краевед, историк по образованию, уроженец деревни Малое Алфёрово, Андрей Константинович Жаворонков. По его мнению, название происходит от названия первой буквы греческого алфавита «альфа», которое породило греческое мужское имя «Алфёр». С принятием христианства на Руси, первому сыну, родившемуся в семье, стали давать имя Алфёр. Опричник царя Ивана Грозного, которого звали Алфёр, получив от царя за службу земли, ныне расположенные вокруг станции Алфёрово, назвал возникшее поселение своим именем. Так появилась деревня с названием Алфёрово. На плане Вяземского уезда 1785 г. деревня обозначена как «Алфёрова».

Известно, что имя Алфёр – это разговорный вариант крестильного имени Елеферий (с греч. - "свободный"). А греческая буква альфа происходит от финикийской буквы «алеф», которая в переводе означает «бык» и своим начертанием изображает голову быка.

К концу XIX века деревня Алфёрово ничем замечательным не отличалась. В экономическом и культурном развитии соседние поселения, например, такие, как Бессоново, Уварово, Третьяково и Сережань превосходили Алфёрово. В них создавались образцовые сельскохозяйственные поместья, строились деревянные и каменные церкви. Но благодаря введению в эксплуатацию станции Алфёрово на железной дороге Москва-Брест в 1874 г. именно Алфёрово стало связующим центром между большим количеством деревень, разбросанных вокруг него. В 1960 году это преимущество закрепилось, так как образовался совхоз «Алфёровский» с центром в деревне Кононово. Люди потянулись ближе к центру, к цивилизации, покинули свои насиженные места, чем обрекли многие деревни на медленное умирание. В 70-х годах XX века единственная оставшаяся школа – Кононовская – главный источник образования и культуры, была переименована в Алфёровскую восьмилетнюю школу. С этого момента название Алфёрово распространилось и на саму деревню Кононово, и на все близлежащие деревни. Алфёрово одержало полную победу. Поэтому, если версия происхождения названия Алфёрово от ПЕРВОЙ буквы одного из самых древнейших алфавитов и не правдива, то её стоило бы придумать.

Так ли необходимо знать происхождение названий? Названия не возникают сами по себе, они являются отражением истории. Приблизительно в 1975 г. развалился последний дом в деревне Воровая, деревня прекратила своё существование. Почему она так называлась? Это название она имела не всегда. На плане Вяземского уезда 1785 г. эта деревня обозначена как Воронова, а на карте издания 1911 г. – Боровая.

История заключена не только в названиях местностей, но и в именах людей. Например, многие жители посёлка Алфёрово имеют фамилии – производные от имён: Сергеевы, Петровы, Андреевы, Парфеновы, Васильевы, Егоровы, Абрамовы, Фроловы, Прохоровы, Семёновы, Трофимовы и т.д.. Дело в том, что даже в начале XX века у крестьян, населяющих деревни вокруг Алфёрова не было фамилий, люди обходились без них. Поэтому до конца 40-х годов XX века сохранялся обычай давать ребёнку фамилию по имени отца: если отец Василий, то дети - Васильевы. При этом сам отец мог иметь фамилию Иванов или Петров. Некоторые крестьяне получили фамилии своих господ в эпоху крепостничества (таково происхождение фамилии Муравьёвы). Были и такие, которые проявляли фантазию и изобретательность в выборе собственной фамилии. Тогда появлялись фамилии Трансвалёвы (от названия песни «Трансвааль, Трансвааль, страна моя»), Моряковы (её родоначальники - крепкие ребята, которых брали служить на флот), Жаворонковы (говорят, что пели, как жаворонки), и Кузнецовы (конечно же, в роду были кузнецы). Остаётся только догадываться, о чём «говорят» фамилии Безобразовы, Колосовы, Грековы или Шмелёвы.

История «по сусекам»...

Историю посёлка Алфёрово, деревни Алфёрово, деревень Кононово, Марьино, Бессоново, Уварово, Куракино, Третьяково и многих-многих других, расположенных рядом, приходится собирать буквально «по сусекам». Долгие годы не принято было интересоваться, как была устроена жизнь в этой местности до революции и сразу после неё. Поэтому изучение истории родного края было неполноценным – история дворян, владевших землями в окрестностях Алфёрова, была полностью исключена из учебников. Усадебная культура дворянства Вяземского уезда, в котором располагались эти деревни, являлась частью русской культуры. В Вяземском уезде преобладали мелкопоместные дворяне: из 291 помещика 207 были мелкопоместными дворянами. Алфёровские старожилы утверждают, что, как только началась революция, так господ из окрестностей Алфёрова «как ветром сдуло». Вместе с ними «сдуло» и историю местности, так как они составляли значительную её часть.

Чекан

Историк В.Ключевский говорил:

«Прошедшее нужно знать не потому, что оно прошло, а потому, что, уходя, не умело убрать своих последствий».

Несмотря на долгие годы забвения, «последствия» забытой истории встречаются на каждом шагу. Сама нынешняя действительность является ни чем иным, как «последствием» прошедшего. Немые свидетели истории - находки, сделанные любознательной молодёжью, вооружённой металлоискателями, или выкопанные жителями из земли на усадьбах и огородах – это тоже неубранные последствия прошлого.

Чаще всего находят монеты, украшения, значки, подковы, снаряды и гильзы времён Великой Отечественной войны, ржавые орудия труда. Но иногда обнаруживаются и неожиданные находки. Например, надгробные камни в местах, где нет кладбищ. Такой камень был случайно найден в районе бывшей деревни Костря. Надпись на нём гласит:

«Мир праху твоему НасемЪ месте погребено тело Рабы Божей марии федоровны залесской сконча 10 февр 1896 г на 34 г от р».

  • Крышка от котелка
  • Находки
  • Находки
  • Находки
  • Находки
  • Находки
  • Надгробный камень
  • Надгробный камень

Откуда здесь появился этот камень? Кем была Мария Фёдоровна Залесская, и где она жила? Где находится её могила? Пока на эти вопросы нет ответа. На хуторе Костря какое-то время жил Мещанин Василий Иванович Никифоров, который занимался хлебопашеством. Фамилия же «Залесский» встречается в связи с хутором Коленьково Морозовской волости (что недалеко от Костри - в сторону Издешкова, на расстоянии 7 вёрст от него): им владел дворянин Владимир Викентьевич Залесский. Были ли связаны Владимир Викентьевич Залесский и Мария Фёдоровна Залесская, сказать нельзя. Не исключено, что этот камень был перевезён в деревню Костря местными жителями для хозяйственных нужд с кладбища в Бессонове (в Бессонове в 1896 году была церковь и кладбище при церкви). Обычное дело после закрытия церквей.

Названия местностей, случайные имена, запавшие в память людей – «последствия» прошлого, живущие в настоящем. Благодаря архивным документам и памяти старожилов, удивительно точно сохранившей отдельные имена и названия, удалось восстановить картину прошлого Алфёрова и окрестных деревень. Например, Александра Ивановна Сергеева мимоходом упомянула имя помещика Голубкова:

«Младшая школа была недалеко от станции в Голубковом доме. Помещик был тут такой - Голубков. Несколько домов было у него в Алфёрове».

Из «Списка землевладельцев Вяземского уезда по 1-му стану, владеющими землёю от 50-100 и более десятин» 1909 года узнаём, что Голубков Николай Борисович действительно существовал. Но был он не помещиком и дворянином, а крестьянином. Жил он в деревне Марьино Сережанской волости на расстоянии 1/4 версты от железнодорожной станции Алфёрово, владел 56 десятинами земли и мелочной лавкой, занимался хлебопашеством. Александра Ивановна помнила и некого Мещерина, у которого был лесопильный завод на станции Алфёрово. И Мещерин тоже был. Это был наследник московской купчихи Марии Яковлевны Мещериной. В трёх верстах от железнодорожной станции Алфёрово в деревне Азарово у неё был лесной склад (согласно тому же «Списку землевладельцев Вяземского уезда по 1-му стану, владеющими землёю от 50-100 и более десятин» 1909 года).

Жители Алфёрова, предки которых жили в деревне Яковлево (в 5 километрах восточнее Алфёрова), слышали от своих бабушек выражение «Муравьёва горка». Это место рядом с Яковлево, где был господский дом. Говорят, что там очень красиво, особенно поздней весной, когда цветёт сирень. В 1909 году владелицей 309 десятин земли рядом с Яковлево – в деревне Каменка, была крестьянка Матрёна Фёдоровна Муравьёва. Её фамилия и осталась в памяти людей, дав название местности.

Наталья Андреевна Данилова, описывая деревню Голочёлово, рассказала, что там было два барских дома: дом Васильев и дом Викентьев. И действительно, домами и землёй (1017 десятин) в Голочёлово, Бунаково и Кузьмино Сережанской волости владели два брата - вяземские мещане Василий Григорьевич и Викентий Григорьевич Яковлевы. В имении занимались хлебопашеством. Возможно, Викентий Григорьевич Яковлев был отцом учительницы младшей школы деревни Высоцкое – Серафимы Викентьевны Яковлевой.

Таким образом, «господа» в алферовской округе даже не были мелкопоместными дворянами. В большинстве своём это были мещане и состоятельные крестьяне. Среди дворян можно назвать Путяту Д.А., владевшего поместьем в Бессоново, Кардо-Сысоевых (Третьяково), Якушкиных (Уварово и Дубки) и Мезенцовых (Ершино, что рядом с Сережанью).

Поместьем в деревне Кононово в 1909 году владел дворянин Коверий Домникович Микульский. Его имя никогда никто из старожилов не упоминал. Забыли люди и Мезенцовых. Путяту Д.А. и его приемника Дрызлова в Бессонове помнят до сих пор, так же как и Кардо–Сысоевых (потомки Кардо-Сысоевых приезжали в Третьяково в 50-х годах XX века). Якушкиных помнят лишь коренные жители Уварова.

Дворянство Смоленской губернии достаточно остро ощущало своё кровное родство, они были как бы одной большой семьёй, и зачастую приходились друг другу родственниками. Дворяне Путята, Кардо-Сысоевы и Мезенцовы связали историю окрестностей Алфёрова с такими громкими именами для истории всей России, как декабрист Якушкин И.Д., поэты Пушкин А.С. и Грибоедов А.С..

Революционный ветер перемен не «фильтровал» народ по происхождению. «Ветром сдуло» не только господ-дворян, но и всех, кто имел хоть какое-то имущество и собственное дело, занимался предпринимательством. Древняя история Сафоновской земли описывалась в школьных учебниках так: «Постепенно возрастала численность населения, шло освоение края. Сквозь дебри непроходимых лесов стал проступать культурный ландшафт полей, пастбищ, дорог. Люди стали селиться в неукрепленных поселениях - селищах, так появились древнейшие деревни».

В настоящий момент «последствия» прошлого, являющиеся настоящим местности вокруг Алфёрова, можно описать так:

Постепенно уменьшается численность населения, край приходит в запустение. Культурный ландшафт полей, пастбищ и дорог поглощается дебрями непроходимых лесов. Люди переселяются в другие места – так исчезают деревни.

Забытой оказалась не только история дворянских родов, но и многое другое. Даже некоторые эпизоды Великой Отечественной войны были преданы забвению. Cтарожилы Алфёрова, рассказав про деревни, в которых родились и долго жили, помогли проложить тропинку, связывающую нас с, казалось бы, навсегда утраченным миром давно минувшего. Они зажгли для нас фонарь в прошлое, открыли окно, через которое можно увидеть Алфёрово и окружавшие его деревни в XX веке. Если бы этого не сделали они, то этого бы не сделал никто, так как история маленьких селений обычно не попадает в большую историю.

VK
OK
MR
GP
На главную