Главная > Округа > Бессоново (Безсоново, Знаменское) > Статьи и доклады Дмитрия Александровича Путяты о своем хозяйстве

Дмитрий Александрович Путята
о своем хозяйстве

Ниже приводятся статьи и доклады помещика села Бессоново Дмитрия Александровича Путяты в защиту ведения хозяйства, основанного на разведении коровы русской породы. Следует обратить внимание на подробнейшие экономические выкладки и расчеты, которые делал сам Дмитирй Александрович. Именно эта скучная бухгалтерская аналитика позволила ему сделать правильные выводы и организовать не только безубыточное, но даже прибыльное сельскохозяйственное предприятие в очень неблагоприятных климатических условиях Смоленщины.

ЧТЕНИЕ г. ПУТЯТЫ, землевладельца Смоленской губернии:
О молочности русской коровы

В прошлом году в земледельческих органах нашей печати возбужден был спор о способах улучшения скота в России, при чем настойчиво советовали русским хозяевам выписывать из заграницы расовые стада и кровных племенных быков для скрещивания.

Путята Д.А.

Помещик села Бессоново Дмитрий Александрович Путята

Я не разделял этого мнения, основываясь на том, что большинство наших хозяйств не имеют тех благоприятных условий, при которых, с выгодою для владельца, могли бы существовать эти усовершенствованные животные; я находил, что у нас не подготовлена почва для иностранных пород скота, что мы не имеем достаточно знания в деле скотоводства, а учиться над дорогими, выписанными из заграницы животными было бы слишком рискованно, а потому предлагал русским хозяевам обратить внимание на свой местный скот и заняться улучшением породы самой в себе.

Я выставил в пример мой собственный опыт, так как я, без помощи скрещивания, достиг того, что стадо мое, бывшее дурным и не производительным, ныне сделалось молочным и доходным.

Мне энергически возражали и настаивали на том, что русская порода скота ни к чему не пригодна, что нужно трудиться по крайней мере сто лет для улучшения её самой в себе.

Стараясь убедить неверующих, я выставил количество молока, получаемое от коров моих, и утверждал, что русская корова, при правильном уходе и хорошем кормлении, может дать в год до 50 руб. дохода [1]. Мне возражали, говоря, что вычисления мои не верны и что русская корова, если и бывает удойливою, то на образование даваемого молока съедает так много корма, что содержание её для хозяйства убыточно. При этом выставляли, что иностранная корова один фунт молока вырабатывает из двух фунтов сена или другого корма, равного по питательности сену.

[1] На этой же выставке в Чтении г. Н. Верещагина, учредителя артельных сыроварен, было отмечено: «Пути скотоводства весьма различны; нельзя сказать, a priori, что один из них лучше другого, но разница между ними состоит в экономическом отношении, а на экономические условия, при том безденежьи, на которое большинство наших хозяев жалуется, мы должны обращать особое внимание. Мы имеем двух хозяев, двух представителей различных способов улучшения нашего скотоводства: г. Путяту и г. Бабина. Г. Путята держится простой породы русских коров; г. Бабин заботится о скрещивании преимущественно с швейцарскими породами, для чего он выписывает из Швейцарии производителей по 500 р. за штуку. На эту сумму можно приобрести доброе стадо наших простых коров и дождаться от них хорошего прока, как это и доказал собственным хозяйством г. Путята».
(Прим. Админ. сайта)

В последней статье моей, помещенной в №6 «Земледельческой газеты» нынешнего года, был выставлен расчет, из которого видно, что хорошие русские коровы, на образование одного фунта молока, съедают не много менее двух фунтов сена, следовательно, производительностью не уступают иностранным. На это заявление моё возражения не последовало, и спор о способности русской коровы выгодно оплачивать съедаемый ею корм остался не разрешенным.

Считая в настоящее время, по случаю съезда на выставку опытных и просвещенных скотоводов, самым удобным для разрешения столь важного вопроса, я решился изложить перед вами, Мм. Гг., мои наблюдения.

Путята

Помещик и животновод Путята Дмитрий Александрович с коровой из своего бессоновского стада

По деланным мною в имении, хотя не совсем точным замечаниям, оказывалось, что коровы мои съедали корма не более 4% живого веса своего; здесь это предположение подтвердилось самым точным образом, ибо у представленных мною на выставку животных, которым, по распоряжению комиссии, назначен был отпуск корма в размере 5% их живого веса, корма оставалось несъеденным на 40%, так что вместо 5, они съедали только 3 пуда сена в сутки. Определив количество корма, потребное для полного насыщения животного, представляется возможность вывести заключение о продуктивности оного, и я беру, для исследования, представленную мною на выставку старую корову Перешиху (по каталогу выставки №27, получ. зол. Медаль Ея Императорского Высочества Государыни Великой Княгини Александры Петровны); две другие коровы мои, молодые, отелившиеся во второй раз, не имеют молочности вполне развитой и для исследования не годятся; они представлены мною, как доказательство, что от мелких животных, даже в первом поколении, без помощи скрещивания, можно получить более крупных и не безобразных.

Отчет о выставке

Отчет о первой всероссийской выставке крупного рогатого скота в 1869 году.

Приступаю к исследованию. Корова №27 имеет живого веса 730 фун., съедает корма 4% своего веса, 29 ф. в сутки, что составит в год 10,585 ф.; по измерению удоев в течении трех лет, корова эта давала молока более 200 ведер в год. Положим, что надаивалось только 200 ведер, взвесив молоко, считая по 31 ф. в ведре, получится 6200 ф. Из расчета этого видно, что хорошая русская корова употребляет менее двух фунтов корма на образование одного фунта молока, так как 6200 не содержатся два раза в 10,585, и, следовательно, оплачивает корм не хуже иностранной.

Далее я говорил, что лучшие коровы стада моего дают по 50 руб. в год дохода. Позвольте, Мм. Гг., сделанное мною заявление проверить перед вами, взяв для объяснения выводов моих продуктивность той же самой коровы: выше было показано, что она съедает корма, равного по питательности сену, 10,585 ф. или 265 пудов в год, молока дает 200 ведер, из которого вываривается сыра 15 пудов; сыр завода моего продается в Москве по 6 р. 50 к. за пуд, следовательно, на сумму 97 р. 50 к.; масла из сыворотки получается 20 ф., которое продается по 6 р. за пуд, за 20 ф. 3 руб.; недельный теленок 1 р. 50 к.; сыворотки для пойла телятам на 1 руб.; всего получится продуктов на 103 руб. в год; расходуется корма 265 пудов; оценивая сено, по местной стоимости, в 12 коп. пуд, за 265 п. 31 р. 80 к.; на уход за коровой и обработку продуктов, от неё получаемых, 20 руб.; всего расхода 51 р. 80 к.; чистой прибыли остается 51 р. 20 к. в год, не считая удобрения. Но так как корова, в течение лета, может пользоваться на выгоне подножным кормом, который во всяком случае дешевле кормления на стойле, то прибыль от молочной русской коровы будет ещё значительнее. Из расчета этого видно, что русская корова, при правильном уходе и хорошем кормлении, может быть содержима в имении с выгодою для владельца; ели же миллионы заморенных русских коров остаются не производительными, то происходит это от недостатка знания в деле скотоводства и скудности наших кормовых средств. Этому горю не помогут иностранные животные, откуда бы мы их не выписывали, для скрещивания с нашими голодными стадами.

Многие советовали мне улучшать стадо путем скрещивания, утверждая, что благоприятные результаты достигнуты были бы скорее, но продуктивность коров моих, при избранном мною способе улучшения стада, возрастала так быстро, что в течение пяти лет, почти от одного и того же числа коров, вместо 300 ныне варится 1,000 пудов сыра в год, а притом наружные формы животных совершенствуются так, что я не могу отказаться от избранного мною способа улучшения стада, пока не замечу, что продуктивность оного остановилась или пошла назад.

Средствами к достижению благоприятных результатов от стада служили мне барда [2] и травосеяние; но замечательно то, что винокуренный завод существует в имении 11 лет и барда вся поступала на корм скоту, возвышение же удоев коров началось только пять лет назад, и именно с тех пор, когда, под личным наблюдением моим, введен был правильный уход за скотом и когда я сам изучил скотоводство.

Может быть предположить, что, для достижения высказанных результатов потребуются большие денежные затраты; нет, Мм. Гг., смею уверить, что расходов значительных не понадобится. Соразмерьте количество стада вашего с кормовыми средствами имения, устройте теплое и покойное зимнее помещение для животных и постарайтесь достигнуть того, чтобы скот ваш ни в какое время года не походил на скелетов, обтянутых кожею, а был бы всегда в хорошем теле, и дело улучшения стада быстро пойдет вперед.

[2] БАРДА́ - Отходы спиртового производства и пивоварения в виде гущи. Картофельная, зерновая, паточная (б. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949-1992.)
(Прим. Админ. сайта)

Вам останется одна забота, - заняться сортировкой животных, удаляя дурных, непроизводительных, и заменяя их приплодом от хороших и молочных коров.

Улучшение скотоводства имело благотворное влияние и на другую отрасль сельского хозяйства моего, не полеводство. Всем известна скудная производительность почвы Смоленской губернии, а между тем на полях моих, при самом упрощенном способе обработки земли, без выписки заманчиво рекомендуемых многоплодных семян, урожаи ржи, в благоприятные годы, достигают до сам 20, овса в 6 и 7 зерен, а ячменя более 20 зерен; тогда как прежде, при барщинном труде, при плохом состоянии скотоводства, урожаи хлебов, на тех же самых полях, были скудные.

Я убежден, Мм. Гг., что если мы серьезно станем трудиться на поприще сельского хозяйства, то как скотоводство, так и полеводство, эти две главные отрасли народного богатства, быстро двинутся вперед.

Читана 13-го октября 1869 года.

По поводу статьи об улучшении крупного рогатого скота

Смоленский вестник

Смоленский вестник

Прочитав в №№ 2 и 3 «Земледельческой Газеты» статью г. Арнольда об улучшении крупного рогатого скота и сочувствуя вполне всему сказанному в начале этой статьи, не могу оставить без протеста того места, где г-н Арнольд, так красноречиво описывая безобразия, подмеченные им в местном русском скоте, в подтверждение выводов своих, указывает на мое стадо, которого никогда не видал, а судит о нем по двум коровам, бывшим на выставке в Москве.

Не желаю полемизировать с г. Арнольдом о наружном виде моего стада, об этом так много было говорено в 1882 году вскоре после московской выставки, а скажу лишь одно, что все те, которые видели моё стадо, немало удивляются тому, что не видавшие описывают его пестрым и невзрачным. – Но об этом довольно, перейдём к делу.

Из статьи г. Арнольда видно, что в разных губерниях он осмотрел семь стад разных владельцев, где производится улучшение животных посредством скрещивания с чистокровными иностранными быками, и что этим способом достигнута типичность животных. Очень жаль, что г. Арнольд не упомянул вовсе о молочной производительности этих семи, или хотя бы некоторых из этих стад, - так как типичность, хотя и приятна в стаде, но дохода не даст.

Фрагмент статьи Путяты

Фрагмент статьи Путяты в «Смоленском вестнике»

Много лет тому, когда возник вопрос об улучшении скота в России, когда сельские хозяева, подстрекаемые печатью, с лихорадочною деятельностью приступили к скрещиванию русских коров с чистокровными иностранными быками; когда министерство государственных имуществ, увлеченное общественным мнением, ежегодно покупало заграницей на значительную сумму иностранных животных и раздавало их на льготных условиях в лучшие хозяйства России с целью образования рассовых стад; тогда редакция «Земледельческой Газеты», приветствуя это благодетельное мероприятие, обещала ежегодно сообщать для всеобщего сведения о движении этих племенных стад и об обильных удоях, получаемых от этих коров, улучшаемых путём скрещивания.

Но прошло много лет и к удивлению нашему, ни одного сообщения от «Земледельческой Газеты» не последовало о благоприятных результатах, столь многими ожидаемых, от благородных иностранных животных, купленных по дорогой цене. Чему приписать это молчание, как не тому что ничего хорошего не вышло, и порадовать было нечем.

Наконец, выставка молочного скота в Москве показала, что представленные на оную животные, как чистокровные, так и продукты скрещивания с иностранными быками, вовсе не были животные доходные, хозяйственные, а просто затеями богатых землевладельцев, заботящихся только о декоративной стороне своих стад, т.е. крупным ростом и раскормленности. Удойливых коров на выставке представлено не было, смею думать, потому что, вероятно, их нет, так как нельзя же предположить, чтобы экспоненты представили на выставку худших по молочности коров.

При экспертизе удоев, корова «Игла» из местного русского стада моего, превзошла молочность всех других, как чистокровных, так и метисов от самых лучших по молочности иностранных пород скота. Всех же испытуемых коров было до 50 штук. – Неужели этот поучительный случай не убедил русских хозяев, что и от своих местных русских коров можно достигнуть обильной молочности, если правильно воспитывать молодых животных и дать им впоследствии материал, из чего могла бы корова выработать молоко, и иностранные животные, чистокровные и метисы в неумелых руках пропадают бесследно.

В опровержение неверных слухов, распространяемых печатью и устно о стаде моём, считаю не лишним сообщить  сведения об удоях, полученных от русских коров моих в течение последнего дойного периода 1882 и 1883 годов.

В 1882 году в нашей местности была сильная засуха, от чего урожай клевера и трав был неудовлетворительным, и корма собрано на третью часть менее обыкновенного, вследствие чего количество скота было уменьшено и в стаде моём, не считая подростков, вместо 100 коров оставлено было к наступающей тогда зиме 87; это число составляли 15 стельных нетелей по третьему году и 72 коровы. Из сего числа летом 1883 года 2 коровы очень молочные скоропостижно пали, 1 зарезана по случаю расстроенного пищеварения, 2 коровы также очень молочные отправлены в Филиппополь в Восточную Румелию, - окончили дойный период 67 коров и 15 нетелей в первый раз отелившихся, от них получено молока:

1, от 15 первотелок – 1884 вед. без малого по 126 вед. на голову.

2, от 10 молодых коров во второй раз отелившихся – 1670 вед. по 167 ведер на голову.

3, от 57 взрослых и вполне развившихся коров 10771 вед. без малого по 189 в. на голову.

Всего – 14325 вед.

Молоко от 5 коров, выбывших из стада в течение лета, исключено и в счет этот не входит.

Высший удой от одной головы первой категории, т.е. первотелок был 212 ведер, низший 81 ведро.

Высший удой второй категории, молодых коров по второму отелу, от одной головы 202 ведра, низший 81 ведро.

По третьей категории, коров вполне развившихся, высший удой удой от одной головы был 315 ведер, низший 124 ведра.

Высший суточный удой от одной коровы с новотела до 50 фунтов, низший от первотельных коров 20 фунтов.

Измерение удоев производилось посредством взвешивания молока от каждой коровы особо, самым тщательным образом. Все эти коровы находятся в имении моём Вяземского уезда селе Безсоново, с прибавлением 14 вновь отелившихся коров, так что весь дойный персонал в нынешнюю зиму будет состоять из 96 коров. Интересующиеся русским скотоводством, желающие осмотреть моё стадо и присутствовать при измерении удоев коров, имеют на это полное право и встретят радушный приём, как в присутствии, так и в отсутствии владельца.

Проповедовать высшую школу скотоводственного искусства и приглашать сельских хозяев делать крупные затраты на покупку чистокровных животных для образования типичных стад, при настоящем безденежье, по моему мнению, злая ирония. У нас по части скотоводства и низшая школа ещё не устроена, не умеют выращивать телят, а для коров нет корма. При таком состоянии большинства наших хозяйств, какую пользу могут принести иностранные животные, привыкшие к сочным питательным кормам и искусственным тучным выгонам.

Неужели ещё не достаточно горьких опытов, проделанных у нас с иностранным скотом? Выписанный министерством государственных им[уществ] и розданный в лучшие хозяйства для образования расовых стад пропал безследно. Выставка в Москве показала, что удойливых и доходных коров из иностранных пород представлено не было, а большинство выставленных животных неправильным кормлением, из молочных обращены в мясные, следовательно, для хозяйства по малой продуктивности убыточные. Иностранный скот хорош у себя дома, где умеют его правильно вести и снабжать таким кормом, при котором он действительно продуктивен. – Нам же нужно поработать над своим местным скотом, выучиться скотоводству над дешевыми животными, воспитывать телят с деятельным и сильным пищеварением, тогда и без примеси иностранной крови и без денежных затрат, коровы сделаются молочными и выгодными для хозяйства.

Я знаю двух сыроваров, швейцарцев, которые более 20 лет варили сыр в России и настолько улучшили свое положение, что сделались землевладельцами довольно больших участков земли. Теперь у них свое собственное скотоводство в значительных размерах, но иностранных пород скота они не разводят, находя убыточными при настоящей обстановке их хозяйств, а довольствуются нашим местным скотом и очень хвалят удойливость русских коров.

Самые сведущие лица о количестве молока, получаемого в хозяйствах, конечно, это торговый дом братьев Бландовых в Москве, так как они содержат до 60 сыроваренных заводов, покупая молоко у разных владельцев, в разных губерниях. В.И. Бландов говорил мне что в хозяйствах, где держатся местного русского скота, молока всегда более, чем там, где разводят иностранный и увлекаются скрещиванием.

С некоторого времени распространено у нас мнение, что породы английских свиней быстрее растут и откармливаются, чем русские; пять лет тому, я приобрёл в имении генерала Лутковского 4 поросят английской породы и столько же купил поросят местной породы от соседних крестьян, одного с первыми возраста. Кормил их в одном корыте и через год и 2 месяца убойный вес оказался почти одинаковым, туши их весили от 7 до 8 пудов, только спины у английских свиней были шире, чему у русских.

В настоящее время каждую осень в конце октября и в ноябре покупаю у крестьян 10 и 15 дневных поросят, ценою от 50 к. до 70 к. за штуку и через год с небольшим они дают туши от 7 до 9 пудов. Мне кажется, что быстрота откорма очень удовлетворительная, они увеличиваются в весе с лишком в сорок раз, так как при покупке имеют вес от 6 до 8 фунтов.

Д. Путята.
1884 г. февраля 7 дня
с.Безсоново.

Газета «Смоленский Вестник» №11 Четверг, 1 марта 1884 г.

О непригодности для нас иностранного скота
и убытках от невнимания к местной русской корове.

Смоленский вестник

Смоленский вестник

Живя постоянно в деревне и лично занимаясь ведением трёх отраслей хозяйства моего: полеводства скотоводства и винокурения, я не имею ни возможности, ни времени следить за всем, что пишется у нас по сельскому хозяйству. Так, я до настоящего времени не знал о происходивших в прошлом году в Императорском вольном экономическом обществе прениях о неудачной попытке улучшения нашего скота посредством скрещивания с иностранными породами и о качествах нашей русской коровы, поводом к чему послужила представленная мною за бывшую Московскую выставку корова «Игла», получившая за обильную удойливость высшую награду. На это-то присуждение мне комиссией экспертов, за русскую корову, отличие, гг. Шилкин и Кизерецкий старались набросить тень пристрастия и несправедливости, причём позволили себе, не будучи знакомы с деятельностью моею по скотоводству, и даже никогда не видав моего стада, высказывать о нем ими же вымышленные неправды, что хотя и было тут же отчасти опровергнуто А.В. Советовым и Ф.А. Королевым, но многое осталось недосказанным, так как эти уважаемые лица видели стадо мое уже давно, причем осмотр их был самый беглый. Но я не намерен вступать в полемику о моем стаде с лицами его не видавшими, так как мнение о нём этих господ, не скотоводов, нисколько меня не интересует: предмет же настоящей статьи – заявление первого русского маслодела, 35 летнего хозяина-практика, Л.А. Широкобокова[1] о том, что иностранные породы скота нам совсем непригодны, что после 12-летнего опыта с разными лучшими заграничными породами ему угрожала опасность остаться без молока, а, следовательно, и без масла, которое в Петербурге считается лучшим и продаётся по самой высокой цене, почему он и решился распродать весь иностранный скот[2] и заменить его русским. Бывшая Московская выставка вполне подтвердила мнение Л.А. Широкобокова об иностранном скоте, так как из заграничных пород, бывших на выставке, ни одна корова не отличалась молочностью и все они уступили первенство в обильных удоях корове местной русской породы.

Фрагмент статьи Путяты

Фрагмент статьи Путяты в «Смоленском вестнике»

В том же заседании Императорского вольного экономического общества, лицо вполне компетентное в научной стороне сельского хозяйства, А.В. Советов заявил, что ему известно стадо заграничного происхождения во 100 голов, на корм которому расходов не жалеют, но продуктивность коего быстро уменьшается. Затем г. Советов обратил внимание на то, что министерство государственных имуществ 30 лет выписывает иностранный скот, но ничего из этого не вышло: породы исчезают. Он совершенно справедливо замечает, что для иностранного скота у нас не подготовлена ещё почва.

Каких же нужно ещё доказательств непригодности заграничного скота для России? А между тем сколько мы потеряли, упорствуя развести его и пренебрегая нашею местною русскою породой скота, которая, по моим опытам, оказалась весьма способною к улучшению и быстрому увеличению удоев. Об этой способности русской коровы с избытком оплачивать расход на улучшенное содержание и попечение о ней ещё в 1867 году я заявил на страницах «Земледельческой Газеты», в ответ на письмо из Швейцарии г.Бабина[3], советовавшего русским хозяевам уничтожить свой местный скот и выписывать Симментальский. Но тогда голос мой был заглушен приверженцами иностранного скота. Эти поклонники всего чужеземного, с редактором «Земледельческой Газеты» во главе, осыпали меня всевозможными упреками в отсталости и в желании тормозить прогресс скотоводства в России. На все доводы мои о хороших качествах русской коровы и о выгодности её содержания, набрасывали тень сомнения, уверяли, что я неверно считаю и напрасно, в ущерб интересам своим, тружусь над улучшением русской породы скота и предсказывали мне, что нужно работать сто лет, чтобы достигнуть хороших результатов.

Мнение западников тогда восторжествовало; русский скот обречен был на погибель, и пошли наши деньги за границу на приобретение чистокровных животных всевозможных пород. И вот прошло 16 лет, но, к всеобщему изумлению, благодетельных результатов от выписанного иностранного скота не последовало, а, напротив, угрожает опасность остаться без молока и масла.

Хотя при этом неожиданном и прискорбном обстоятельстве некоторые члены Императорского вольного экономического общества не унывают и стараются уверить, что дело было прекрасное, но не удалось от того, что прислуга наша плохо обращалась с благородными иностранными животными и что у предпринимателей этого дела не было достаточно знания; но зачем же было приглашать неопытных людей браться за инструмент, на котором не умеют играть? Я давно об этом говорил, только слушать не хотели. Хороший скот на Западе явился не случайно, он выработан трудом и знанием и на исподоволь культурой подготовленных угодьях, он действительно продуктивен. Как же поступили мы с этими ценными животными? Хороших угодий и кормов не приготовили, знания не имели, а уход поручили совершенно неумелой с ним обращаться прислуге. Результат вышел плачевный. Иначе и быть не могло.

Не быков нужно было выписывать из-за границы, а инструкторов, которые указали бы, чем кормить, как помещать и какой уход нужен для животных, чтобы сделать их продуктивными.

А между тем в это напрасно потраченное время над попытками улучшить наш скот посредством заграничных пород, мое русское стадо, улучшаемое само в себе безо всяких денежных затрат и принося ежегодный доход, благополучно совершенствовалось, увеличивало удои молока, которые в настоящее время дошли до 175 ведер на голову на всё стадо. Живой вес коров с прежде бывших 15 пудов возрос на 24-25 пудов. Наружные формы развились прекрасно, с типом чисто молочных коров. Стадо моё убедительно доказало, как способна наша местная порода скота к быстрому улучшению, если приложен труд к правильному за ней уходу и если кормовые средства имения доставляют материал из коего корова может выработать молоко.

Порицатели русской коровы, предсказывавшие мне, что нужно трудиться сто лет, чтобы добиться от неё хороших результатов, ошиблись ровно на 80 лет.

Теперь посчитаем, сколько убытку принесло наше упорное стремление заимствовать всё с Запада, воображая, что без труда и знания можно воспользоваться теми же результатами, какие достигнуты там.

В сообщении в I отделения Императорского вольного экономического общества 29 апреля 1883 года С.О. Шилкин говорит: «Из статистического очерка молочного хозяйства 1879 года мы узнаем, что в Европейской России (кроме Финляндии и польских губерний) считается с небольшим пять миллионов коров, которые дают до 140 миллионов ведер молока, что составляет средним числом на каждую корову 28 ведер в год».

Этой цифре годового удоя вполне верю, так как и мои коровы, получая барду, но при дурном за ним уходе также давали 30-40 ведер молока в год. При изменении безобразной обстановки, в которой находилось стадо моё, но при тех же кормовых средствах коровы в первые три, четыре года увеличили молочность до 100 ведер в год, то есть в три раза более противу прежнего. Я остановлюсь на этой цифре и утверждаю, что всякую крестьянскую корову правильным уходом и хорошим кормлением в тёплом помещении можно довести в три, четыре года до удойности 100 и более ведер молока. При этом замечу, что при нынешней цене на молоко и молочные продукты расход на корм будет окупаться, корова даст небольшой доход и очень хороший навоз. Из сказанного видно, что если бы 16 лет тому назад обратили внимание на сделанное мною тогда заявление и принялись за улучшение нашей местной породы скота, то имели бы в настоящее время от пяти миллионов коров не 140 миллионов ведер молока, а втрое более, то есть 420 миллионов. Затем, оставив для внутреннего потребления получаемые ныне 140 милл. ведер, остальные 240 милл. могли бы быть переработаны в сыры и масло[4] для вывоза за границу. В том же заседании Императорского вольного экономического общества Ф.Н. Королев заявил, что известный наш сыровар Н.В. Верещагин посылает сыр (честер) в Англию и что цена на русский сыр дороже, чем на английский, на том основании, что молоко крестьянских коров содержит в себе более жира, а следовательно, даёт более вкусный продукт. На это важное обстоятельство нельзя не обратить внимания: если наш честер так высоко ценится заграницей, то сколько денег могли бы получать за этот продукт! Один пуд сыра честера вываривается из 12-13 ведер молока, а из 280 миллионов ведер получилось бы сыра до 22 миллионов пудов; цена ему в Англии не менее 10 рублей за пуд, значит, мы за наше невнимание к нашей местной породе скота и неумение взяться за дело теряем каждый год более 200 миллионов рублей. Куш очень солидный, следует очень серьезно подумать о возможности осуществить и привести в исполнение этот ценный отпуск товара за границу, в производстве которого в таких больших размерах едва ли кто может конкурировать с Россией. Достигнуть этого возможно, если мы отрешимся от мысли, что нашу русскую корову не стоит кормить хорошо ради малой её продуктивности, а обратим серьезное внимание на увеличение её удойливости и позаботимся об удобном и теплом в зимнее время для неё помещении[5], о правильном за ней уходе и дадим ей такой корм[6], из которого корова могла бы выработать молоко: тогда труды наши увенчаются полным успехом, как это доказало моё стадо, улучшенное без денежных затрат и приносящее постоянный доход.

Д. Путята.
10 апреля 1884 г.
с.Безсоново.

[1] См. Труды Императорского Вольного Экономического Общеста, 1883 года, том 2, вып. 3-й (июль)

[2] Нужно заметить, что стадо у г. Широкобокова не малое, а именно около 300 голов.

[3] Умерший вскоре после С.-Петербургской Всероссийской выставки рогатого скота.

[4] При такой громадной переработке молока, какое множество имели бы мы молочных отбросов, а с помощью их могли бы откармливать массу свиней для отпуска за границу, не прибегая к породам английских свиней, так как по сделанным мною сравнительным опытам русские крестьянские поросята развиваются и откармливаются, нисколько не уступая в быстроте прироста английским.

[5] Такого рода помещение, где его нет, очень легко устроить: нужно замшить стены и сделать потолки, которые за неимением досок или оболонков могут быть заменены тонкими жердями или плетеным хворостом с обмазкой глиной.

[6] Чтобы довести нашу русскую корову, в 15 пудов живого веса, до удойливости в 100 ведер молока, нужно ей давать 100 пудов сена и 20 пудов овсяной муки или жмых, лучше в смеси и пополам; затем огуменного корма сколько съест; соли 20 ф. на голову. Поить в зимнее время не холодною с льдом водой, а стоялою или разбавлять горячею, доведя пойло до 8-10 градусов тепла. Такое содержание коров предполагается там, где нет барды, винной дробицы или других остатков от технических производств. С улучшением стада и увеличением живого веса коров, дача корма должна соразмерно прибавляться, за то и удойливость коров будет увеличиваться и перейдёт далеко за 100 ведер, 20-летняя практика убедила меня, что чем экономнее кормить домашних животных, тем более от них получается убытка, и чем щедрее отпускать корм, тем более принесут они дохода. Я остановился на 100 ведрах удойливости на том основании, что получить это количество молока от русской коровы очень легко. Дальнейшее увеличение молочности и улучшение экстерьера стада требует уже большого труда и знания, внимательной браковки и умелого выбора племенных животных.

Газета «Смоленский Вестник» №29 Воскресенье, 27 мая 1884 г.

VK
OK
MR
GP
На главную