Главная > Судьбы > Букин Владимир Алексеевич

Букин Владимир Алексеевич

Разве для смерти рождаются дети, Родина?
Разве хотела ты нашей смерти, Родина?
Роберт Рождественский

Другая война

Памяти В.А. Букина

Мальчишка русский, непокорный
Убит ты был под Новый год,
Десантник смелый, благородный
И на тебе прервался род.

Как свечка БМП горела,
Когда её ты покидал,
На теле кровь твоя алела,
Врагам ты спуску не давал.

Лежишь теперь в земле смоленской,
Берёзы шепчут над тобой.
А мать в квартире деревенской
Всё видит твой последний бой.

Сыны России, всем спасибо!
Не дрогнули вы в трудный час
Страну родную отстояли
И защитили, друзья, нас.

В.П. Филиппов

Букин Владимир, ученик Семлёвской средней школы №2, родился 24 июня 1975 года, погиб 1 января 1995 года. 131-я Майкопская начала своё наступление на Грозный 31 декабря 1994 г. в 7.00. Бои шли 1 и 2 января 1995 г. Почти 90% состава бригады было убито. Потеря в технике – 100%.

Володя погиб в Грозном 1 января 1995 г. на ул.Комсомольской. Начало боя с 7 до 8 утра. Был механиком-водителем у командира разведроты Олега Тыртышного. Экипаж вместе с ротным погиб.

Володя захоронен на кладбище в Чёрном 1 мая 1995 года. Он прожил девятнадцать с половиной лет.

Букин В.А.

Владимир Букин

Букин Владимир Алексеевич родился 24 июня 1975 года на станции Семлёво Вяземского района Смоленской области. До семи лет ходил в детский сад «Мишутка» на ст.Семлёво, затем с 1982 года стал учеником Семлёвской средней школы №2. За годы обучения в школе проявил трудолюбие, честность, старательность, ответственность. Владимир активно участвовал в общественной жизни класса и школы: в художественной самодеятельности, подготовке к школьным вечерам, участвовал в районных спортивных соревнованиях по многоборью. В 1988 году ему был присвоен второй юношеский разряд по лыжным гонкам. В этом же году Владимир сдал нормы комплекса БГТО I ступени.

Володя всегда стремился стать сильным, ловким, мужественным. Поэтому, ещё учась в четвёртом классе, он вместе с товарищами оборудовал комнату в котельной, где они занимались силовыми физическими упражнениями или, как они сами говорили, «качались».

После окончания 9 классов Владимир поступил в Гагаринское  педагогическое училище на отделение физического воспитания. Учился с увлечением. Неоднократно защищал честь училища на спортивных соревнованиях по многоборью. Являлся душой своих сокурсников, был все годы старостой группы. Живя в общежитии, Владимир заслужил уважение, популярность и некоторую власть у старшекурсников. Во время учебы в педучилище, он продолжал готовить себя к службе в армии (после занятий систематически занимался силовыми упражнениями).

Педагогическую непрерывную практику проходил в родной Семлёвской средней школе №2. Всем ученикам  очень нравились уроки Владимира Алексеевича. Дети с огромным удовольствием оставались на внеурочные и внеклассные спортивные занятия, старшие ребята равнялись на него, ходили тренироваться к нему в «качалку».

В 1993 году Букин Владимир закончил педучилище и сразу же в этот год поступил в Смоленский институт физической культуры на очное отделение. Но проучился он там недолго, так как в семье было тяжелое материальное положение.

Владимир было очень добрым, честным, справедливым. Он первым не затевал драк, но никогда не оставался в стороне, вставая на защиту слабых. Никогда не отворачивался от человека, жаждущего помощи. И в этом была его сила, притягивающая к нему людей.

8 декабря 1993 года Букина Владимира призвали в армию, к которой он был готов морально и физически. Сначала он проходил подготовку в городе Коврове. Страсть к спорту была замечена начальством и сослуживцами. Ребята потянулись к нему, удивляясь его воле, которая давала силу после всех физических нагрузок (особенно больших в первые месяцы службы) бежать в «качалку» и тренироваться. Володе предлагали остаться в «учебке», друг звал к себе в Дальневосточный военный округ. На краткий вопрос родителей, приезжавших повидать сына в Ковров (кто знал, что в последний раз…) – «Тебе тяжело?», Владимир ответил: «Мне тяжело не физически, а морально. Не могу без сострадания смотреть на тех, кто не из-за лени, а в силу своих физических возможностей не может что-то выполнить, а его заставляют, унижая, избивая». В Коврове Владимир не остался по одной, важной для него причине: не хотел, чтобы со временем у него выработалась привычка «раздавать тумаки». Тогда ему не работать учителем. Сама же служба нравилась Володе. Не раз родители получали благодарность за сына от зам. комвзвода Колюжного.

Из Коврова Букин Владимир был направлен для дальнейшего прохождения службы в 131-ю Майкопскую бригаду быстрого реагирования, насчитывавшую 2,5 тысячи человек, укомплектованную техникой, подавляющую часть которой надо было списать. Володя попал в роту разведки. И считал, что ему повезло. Ибо лишь сорок человек из бригады удостоились чести называться разведчиками. Черный берет  спецназовца с эмблемой «летучая мышь» давал Володе полное право быть первым.

Первого января вся страна праздновала Новый год, но на войне, как на войне. 131-я Майкопская бригада шла на выручку своим «майкопцам», окруженным в районе железнодорожного вокзала Грозного. В ад, устроенный отмечавшими в ту ночь день рождения министра обороны. Бригада была самым боеспособным подразделением Северо-Кавказского военного округа. Она не сдалась, не отступила. В колонне было около сорока единиц бронетехники. Остальные – в Грозном. Колонна вытянулась на добрых два километра. Сверху на БМП, танках, БТРах лежали ящики с боеприпасами. Нагрузились под завязку. Но если танкистам груз не помеха, то у БМП и БТРов оказались заблокированными крышки верхних люков. Большой минус при бое в городе.

Звезда 17 марта 1995

ПРОРЫВ

Солдат войну не выбирает.

Кравченко не помнил, как заснул. Глаза, воспалённые бессонницей, закрывались сами, словно ставнями загораживаясь от едкого порохового дыма, всё ещё державшегося в тесном пространстве БМП. Снился дом. Какой-то праздник. Нарядная мама за накрытым столом. Сглотнул слюну: так нестерпимо захотелось есть… Потом вдруг стал куда-то падать. Виделись перекошенные от крика лица, светляки трассеров. В ушах свистящий шум, будто сидел в хвосте реактивного самолёта. И это падение, нарастающий шум не на шутку встревожили. Резко дернулся, словно пытаясь вырваться, расставил локти, чтоб затормозить падение. Неожиданно чья-то крепкая рука схватила за ворот и потянула. Продрал одеревеневшие веки, различил улыбающееся лицо командира взвода Арвида Калнина.

- Ну ты силен спать, Серега. Вылезай. Замкомбрига колонну строит. Сейчас в Грозный на выручку пойдём.

Потряс головой, сбрасывая тяжесть сна.

- Четвертые сутки не спим. Уж дали бы чего-нибудь тонизирующего.

- Это можно, - Арвид запустил руку в карман брюк и выудил оттуда две таблетки. – На, подкрепись. Врач наш только что раздавал. Хиляка в Юрия Власова превращают…

Где-то у железнодорожного вокзала сражались два батальона их бригады. В окружении. Уже ранен комбриг. Десятки солдат и офицеров. Им нужны помощь и боеприпасы. И надо торопиться. Пока есть к кому.

Колонна вытянулась на добрых два километра. Заместитель комбрига по вооружению собрал всех, кто стоял на блокпостах и и был в резерве. Около сорока единиц бронетехники. Остальное – в Грозном.

«Хороший кулак получился, - подумал заместитель командира роты по воспитательной работе Сергей Кравченко, оглядывая ощетинившуюся стволами пушек и пулеметов зеленую «гусеницу». – Прорвемся…»

Сверху на БМП, танках, БТРах лежали ящики с боеприпасами. Нагрузились под завязку. Но если танкистам груз не помеха, то у БМП и БТРов оказались заблокированными крышки верхних люков. Большой минус при бое в городе.

Сергей бежал вдоль колонны к своей машине, а командир разведроты капитан Олег Тыртышный кого-то костерил от всей души. Увидев Кравченко, махнул рукой. Мол, будь здоров, замполит. «Эх, всем бы нам быть здоровыми после боя», - Кравченко плюхнулся в люк за механиком-водителем БМП. Колонна уже трогалась с места…

… Справа и слева дома пролетают. Частный сектор. Строчки пуль потянулись с некоторых чердаков. Боевики с автоматами там засели. С ними не церемонятся. Как и с гранатометчиками, выскакивающими на дорогу.

Скоро ему 23. И сколько себя помнит – жил с твердой уверенностью, что сумеет удивить мир. Занимался спортом: лыжами, боксом, силовым троеборьем. ВЫсокий стройный. Бицепсы – как у Сталлоне. Говорят, надежды подавал в боксе.

- В Грозном здорово похудел, - смущенно говорит Сергей, - голова в шлемофоне тонет. Ничего, свое ещё наверстаю.

Голос у него сиплый – последствия купания в Сунже. Да и покашливает порой.

Их роту, вернее ее остатки, недавно вывезли с передовой. Души болят пережитым. И каждый знает, ради чего он здесь. И каждый лишь усмехается, когда слышит, как невысоко отзываются в прессе о боевой выучке войск.

- Все это ерунда, что воевать не умеем, - говорит Кравченко.

- Умеем. Ошибка в том, что недооценили противника.

…Колонна, огрызаясь, рвалась к вокзалу. На связь вышел комбриг и постоянно уточнял: по какой улице надо идти, откуда ждать нападения. При подходе к привокзальной площади предупредили, что с правой стороны- многоэтажное здание. На седьмом этаже засели гранатометчики. Как мог, он старался уберечь идущие на выручку остатки бригады, но в первые дни января сделать это в Грозном было практически невозможно.

Когда летящая впереди «бээмпешка» Тыртышного свечой встала в небо, Сергей не сразу сообразил, что произошло. Потом понял: рванула мина. Когда же нос БМП опускался, в «подбрюшье» ей впилась кумулятивная граната. И Кравченко видел, как посыпался сзади десант, как успел выпрыгнуть из башни Тыртышный.

Между тем вялая стрельба с чердаков и верхних этажей зданий переросла в настоящий шквал. «Необученные мирные» чеченцы воевали по всем правилам военной науки. Поджигали первую и последнюю боевые машины, обрекая на гибель всю колонну, зажатую в узких улочках меж «плюющихся» огнем домов. Плотность его превзошла все ожидания. Сидящим под броней парням казалось, что сыпанул крупный град. Пули и осколки десятками цокали по броне. А тучи гари, затянувшие небо, то и дело разрывали малиновые струи летящих сверху гранат. Одна ударила трансмиссию соседнего танка. Вторая прошла в 20 сантиметрах от люка Кравченко.

- Теперь я знаю, каким может быть ад, - говорит о том бое Сергей. – Стреляли в нас из каждого окна, с каждой крыши. А нам, оказавшимся в мешке, некуда было деваться.

Сергей «поливал» окна домов из своего автомата. Что мог он ещё? Только это. Но, набив руку в спортивной стрельбе, мог теперь потягаться с любым снайпером. Многие его пули достигали цели.

С каждой минутой, часом машин становилось все меньше и меньше. Дудаевцы не жалели гранат, всаживали по пять штук в израненные БМП и танки.

- Арвид, вырываться надо, - заорал Кравченко по ТПУ.

- Вижу, - отозвался Калнин, - но куда?

Как прорывались к товарной станции – рассказ долгий. Пролезли в «игольное ушко», выдавливаемые огнем с улицы. А на станции – свои, да ещё часть самарцев. Организовали круговую оборону. Всего-то в пятистах метрах от центрального железнодорожного вокзала. Но сил немного. Половина солдат и офицеров – ранены.

Руководил обороной офицер штаба корпуса.

- Долго не протянем, - собрав офицеров, сказал он, - надо выходить к своим. По путям. Раненых и убитых – в десантные отделения. Кто не поместиться – на броню…

Когда под огнем наседавших дудаевцев 9 БМП и 2 танка пошли на прорыв, чеченцы вклинились в радиосвязь. Надо отдать должное: они умело вели радиоэлектронную борьбу, делая порой невозможным управление подразделениями. Скрежеща гусеницами о рельсы, колонна мчалась вперед. Две неудачницы БМП «разулись»: слетели гусеницы, два танка, не распознавшие голос «чеченского волка», ушли по его команде в сторону. И как не кричал им по радио настоящий «старший колонны», танкисты не вернулись. Да и сама колонна вскоре разорвалась. Разведчики вновь остались одни.

Без карты города и проводника долго блуждали по улицам. Проскочили даже мимо президентского дворца под носом у опешившей охраны.

- Спасло нас, наверное, то, - размышляет Кравченко, - что пошли не на север, а на юго-восток. Там федеральных войск ещё не ждали.

На дикой скорости БМП металась меж домов, словно по лабиринту. Никто не знал, куда нужно двигаться. Наконец, проломив какой-то забор, рухнули вниз. Послышался всплеск воды…

- Хорошая все-таки у нас техника, - голос Сергея теплеет. – Из такой передряги «ласточка» нас вынесла, даже не верится.

Что верно, то верно. И, оказавшись в воде, не пошла БМП ко дну. Сработал клапан защиты двигателя. Откинулся волноотбивной щиток. Но плавание по Сунже – не заплыв в бассейне. Разведчиков обстреливали с берегов, не давая высунуться. Мешало сильное течение.

Потом стали тонуть. Много пробоин оказалось в корпусе. Механик-водитель, Калнин и Кравченко быстро выбрались на броню. А вот десанту не повезло. Люки-то сверху завалены ящиками. Можно вылезти лишь через башню. И без амуниции.

Снизу солдат подталкивал сидевший в десантом отделении майор медицинской службы Вячеслав Поляков. Геройский парень. Он уже был весь в воде, когда выталкивал наверх последнего разведчика. А когда наконец вынырнул сам, с моста выстрелил снайпер. Вячеслава не стало.

…До берега добирались вплавь. Прикрыли прорвавшиеся к мосту уральцы. Без их поддержки не сидеть никому в железном вагончике и не вспоминать январские дни.

- Но вышли к своим в бригаду лишь через шесть дней, - итожит рассказ Кравченко. – повоевали рядом с уральцами, и с волгоградцами. Настоящие ребята, с ними в разведку можно идти. Война быстро расставила всех по своим местам. Показала, кто чего стоит.

Взглянув на часы, я стал прощаться. И в этот момент заметил на стене изрешеченную металлическую табличку.

- С названием улицы, на которой подобрали вчера тело нашего командира Олега Тыртышного, - пояснил Сергей. – От таблички почти ничего не осталось: такая плотность огня была. Но разобрать все-таки можно – Комсомольская. Теперь сохраним и всем, кто придет в роту, будем показывать. И рассказывать, какой был у нас командир…

Подполковник Александр Агафонов

Владимир Букин не должен был ехать в колонне, но перед отъездом он силой вытащил из БМП сослуживца Сергея Лебедева, у которого были дома жена и маленькая дочка, не давая ему рисковать жизнью. Володя всегда рвался в бой. Не мог он отступить в самый последний момент, даже когда решалась его дальнейшая судьба, жизнь. Его не останавливал страх.

Впереди колонны шел БМП командира разведроты 131-й Майкопской бригады Олега Тыртышного. Механиком-водителем был Владимир Букин. Выехавшая ранним утром из пригорода колонна стремительно двигалась в сторону вокзала. «Майкопцы» надеялись прорваться без боя, рассчитывая на фактор неожиданности и праздничный день. Но узкие улицы Грозного делали неуклюжими БМП, способных вести бои только в полевых условиях. «Братская могила пехоты» назовут потом ребята машину, рассчитанную на три (!) минуты боя.

«Комсомольская правда» 15 апреля 1995 г.

Милые мальчики, пожалуйста, вспомните…

Мой сын Букин Владимир Алексеевич 1975 г.р. служил рядовым в 131-й Майкопской бригаде. Мы и не предполагали, что сын в Чечне и принимал участие в боях за Грозный в ту злосчастную новогоднюю ночь – 31 декабря 1994 года. Нам сообщили, что он якобы находится в плену. Мы с мужем поехали с великой надеждой взять Володю из плена и привезти домой. Я собрала даже одежду сына.

Но увы! Те данные, которые сообщались в письме из части, оказались ошибочными. В Моздоке в кинотеатре с названием «Мир« мы узнали, что Володя пропал без вести. Как я оттуда вышла – не помню. Сын у меня единственный.

До сих пор никак не могу понять, что означает выражение «пропал без вести»? Ведь Грозный, да и сама Чечня очень малы по размерам.

Дорогая «Комсомолка»! Я хочу обратиться к оставшимся в живых однополчанам сына. Милые мальчики, пожалуйста, если вы помните что-либо о Букине Владимире, который служил в в/ч 09332 в разведроте, то позвоните по телефонам 9-**-**. Или напишите по адресу:…

Я высылаю последнее фото нашего единственного сына. Живем с мужем одной надеждой, что сын наш жив! Будем продолжать его поиск и ждать, ждать, ждать, ведь надежда умирает последней.

Путь лежал через центр Грозного. При подходе к привокзальной площади по связи предупредили, что с правой стороны многоэтажное здание. На седьмом этаже засели гранатомётчики. Но никто не знал, что дорога была заминирована. БМП Тыртышного налетела на мину. Машину взрывной волной поставило «на дыбы». Выстрел гранатомёта прямым попаданием в её «брюхо» предрешил участь БМП. Участь же экипажа решили снайперы. Погиб командир Тыртышный, боец-контрактник. Последним покидал машину Владимир Букин…

Ему, широкоплечему парню, трудно пролезать в узкий люк БМП. На нём даже не было бронежилета. Владимир был опоясан лишь пулемётной лентой.

Первого января 1996 года Владимир Букин, верный воинской присяге, проявив стойкость и мужество, погиб в наступательном бою в городе Грозном. А было ему всего девятнадцать с половиной лет.

Трудно установить истинную картину гибели Владимира. По словам сослуживцев она примерно такова: Букин получил ранения в шею, ногу и руку и умер от большой потери крови. Его, замерзшего, вынес с места боя старик-осетинец. Ребята знали примерное место гибели Владимира, но подойти не могли – местность простреливалась. А потом их бросили на другой участок. Когда же они вернулись, то не нашли его тело, а старик-осетинец, видимо, подался в беженцы. Тело Владимира он перед уходом прикопал. А похоронная команда, собирая тела погибших, откопала тело Букина Владимира и отправила в Ростов-на-Дону в «морозилку».

Память о В.Букине

Письмо-извещение, адресованное матери Владимира Букина - Зинаиде Александровне Букиной

Родители Владимира ничего не знали о смерти сына. Писем с декабря не было. А в канун Нового года мать, Зинаида Александровна, да и другие члены семьи, испытывали необъяснимое волнение, предчувствие беды, усиливающееся с каждым днём.

«Комсомольская правда» 4 октября 1995 г.

Если вы потерялись на этой Земле, встречайтесь у «КП»

В день рождения Алеши Кожевникова в Свердловске был салют. Родился он в День Победы, 9 мая 1976 года. Вряд ли счастливым родителям тогда могла прийти в голову мысль, что их мальчик в девятнадцать лет погибнет на войне. «Прошло уже 7 месяцев со дня его гибели, но рана в наших сердцах все глубже. С гробом мы не получили акта и описания места гибели. Может, кто и откликнется из оставшихся в живых и напишет нам, как погиб наш сын. С благодарностью, Кожевниковы. Екатаринбург».

Девять выпусков нашей рубрики были посвящены потерявшимся на чеченской войне солдатам и мирным жителям. О многих из них по-прежнему ничего не известно: как в воду канул Саша Мельников, простой строитель из Грозного, оставшийся охранять свой дом («КП» от 19.04.95 г.). Растут в Москве его дочки-близняшки, а жена Рита так и ждет Сашиного возвращения.

Мы помогли соединиться десяти разодранным войной семьям. Благодаря нашей рубрике отыскали близких грозненцы Надежда Владимировна Ярушевская, мать и дочь Хлаповы. Письма со словами благодарности пришли в редакцию от Т.Г.Егоровой из Чебоксар, Т.Г. Фатеевой из Тавды Свердловской области, они нашли своих сыновей. Многие из тех, кого мы разыскивали, вернулись домой, среди них – братья Антон, Дмитрий Александр Бова из Екатеринбурга («КП» от 07.05.95 г.).

Есть в почте письма, которые отличаются от всех остальных. Словно боль, содержащаяся внутри, жжет пальцы даже сквозь конверт.

«Тело своего сына опознали в морге города Ростов-на-Дону. Володя шел на помощь друзьям, окруженным в районе вокзала. Он был механиком-водителем, его машина шла первой, командиром был капитан разведроты Олег Тыртышный». Это из последнего письма мамы Володи Букина. Первое, полное отчаяния, неизвестности, было опубиковано 15 апреля. Погиб Володя в новогоднюю ночь, а лег в смоленскую землю только первого мая. Один Бог знает, какие круги ада прошли за пять месяцев его родители.

«Никакие высокие государственные интересы не могут служить оправданием гибели наших детей, - это уже из письма матерей из Бурятии, 22 женщины подписали его. – Мы заплатили за эту войну жизнями наших детей и не хотим, чтобы нас становилось больше».

«До каких пор мы, матери, будем с ума сходить от бессилия помочь нашим детям? Мальчишки наши по пятому месяцу в Чечне, некоторые все восемь провоевали. Сколько же можно? Мы их для того, что ли растили, чтоб их руками затыкать просчеты политиков? Матери из Челябинской области – Клименко, Бычкова, Золотова, всего 26 подписей».

Наталия Петрашова

Пришедшее в феврале письмо из части было вестником беды. В нем сообщалось, что Владимир Букин пропал без вести во время боев за Грозный. Но есть надежда, что он в плену. В письме Букиным посоветовали обратиться в редакцию газеты «Московский комсомолец» - при центральных изданиях в то время работали целые коллективы, занимавшиеся поиском пропавших или пленных ребят в Чечне.

Побывали там родители Букина, но безрезультатно – в списках значилась другая фамилия.

Не могли Букины больше оставаться в неведении о судьбе сына и, собрав последние деньги поехали в Моздок. Была у них надежда, что Володя все-таки выжил и вышел из окружения. Но в Моздоке в списке пленных фамилии сына не было. Там им посоветовали съездить в Назрань, где были более полные списки пленных. Но и там родителей ждала неудача – в огромных мелкоотпечатанных списках было много фамилий, но сына не было.

Теплилась у Букиных ещё одна надежда на то, что сына взяла в плен и увела в горы банда Ш.Басаева, захватившая сорок человек. С этой надеждой Букины вернулись домой. Они были готовы любыми путями вырвать или выкупить сына.

Обратилась Зинаида Александровна в «Комсомольскую правду» с просьбой помочь в розыске сына, написала письмо митрополиту Смоленскому и Калининградскому Кириллу, надеясь на его авторитет. Вскоре к поиску Владимира подключился Вяземский военкомат. Искали Володю сослуживцы.

В конце апреля 1995 года Букиным позвонил офицер военкомата Ю.Н.Нещадимов и посоветовал съездить на опознание сына в Ростов-на-Дону, откуда он только что вернулся. Там, в «морозилке», хранились тела солдат подобранные на поле боя похоронной командой. Их были тысячи.

Так уж получилось, что в Ростове-на-Дону суждено было пересечься всем путям поиска Владимира. Проблема состояла в том, что при нём не было никаких документов, удостоверяющих личность. Военный билет перед боем Владимир отдал Сергею Лебедеву, идя за него в бой. И лишь по счастливой случайности старший лейтенант И.Резников (или Резник) обратил внимание на внутренние стороны ремня и «хэбэшки», где был «выгравирован» номер военного билета.

  • Букин В.А.
  • Письмо митрополита
  • Извещение
  • Телеграмма
  • Документ
  • Документ
  • Музей
  • Музей
  • Музей

Семлевская школа хранит память о Владимире Букине

На опознание сына поехал отец Алексей Александрович. Не мог он взять с собой Зинаиду Александровну, которая до последнего момента не верила в потерю сына. С ним поехал сосед.

Многих ребят, порой изувеченных до неузнаваемости, видел в Ростове-на-Дону Алексей Александрович. Володю же отец узнал сразу – сын почти не изменился.

«Рабочий путь», 20 мая 1995 г.

Эхо чеченской войны

Множится скорбный список

В суете подготовки к 50-летию Победы мы немного подзабыли о войне ещё назаконченной – чеченской…

31 декабря 1994 года в Чечне погиб житель Смоленщины, десантник лейтенант Игорь Герасимчук.

Четыре месяца дальнейших боевых действий принесли свой страшный «урожай». Погибших среди смолян насчитывается на сегодняшний день, по нашим данным, уже девять человек.

Печальный список потерь продолжили гвардии матрос стрелок Андрей Базылев из Шумячей; рядовой, стрелок Алексей Иванов из Рославля; младший сержант, механик-водитель Дмитрий Буздуган из Сафонова; младший сержант, командир отделения Игорь Демидов из Смоленска; военнослужащий срочной службы Александр Рыбаков из Сычевки.

Последний «груз-200» из Чечни Смоленск принял 29 апреля . Это гробы с телами стрелка 1-й Майкопской мотострелковой бригады Владимира Букина из Вяземского района и старшего лейтенанта войск МВД Александра Леонова, уроженца Глинковского района.

Война в Чечне продолжается. Мы каждый день видим это по телевизору. Видим перестрелки в развалинах, окопное противостояние, замызганные БТРы и боевые вертолеты, рыщущие над «зеленкой». Продолжается «странная война». А это значит, что новые похоронки будут приходить в семьи.

Г.Добышев

Тело сына отец привёз домой 29 апреля. В этот же день Зинаида Александровна получила грамотно написанное письмо из Чечни. В нем боевик по имени Аслан описал гибель Владимира. Якобы он его самолично расстрелял. Но письмо было лживо. Все уже знали обо всем случившемся.

Первого мая провожать Владимира в последний путь вышли все жители Семлёва, приехали из части и те, кто учился с ним, знал его.

Был представитель военкомата Ю.Н.Нещадимов, почётный караул Вяземского гарнизона и его комендант Д.П.Чубаев. Панихиду отслужил священник.

«ОН ПОМНИЛ СВОЙ ДОЛГ ПЕРЕД ТОБОЮ, РОССИЯ», - высечено на гранитной плите памятника Владимиру Букину.

«Вяземский вестник» 6 мая 1995 г.

Погиб в Чечне

Шел мальчишке в ту пору…

К.Алекеев

Трауром для семлевцев было помечено первое мая – еще совсем недавно считавшееся днем мира… Беда пришла из Чечни. Там погиб односельчанин Владимир Букин…

У всех на глазах рос этот с виду ничем не отличавшийся от других парень. Закончил школу, затем Гагаринское педучилище – хотел стать учителем. Проходил практику в родной школе, где пользовался уважением и доверием, был справедлив, к нему тянулись дети, ребята постарше равнялись на него. Любил спорт, что тоже сыграло немаловажную роль для его авторитета. А потом была армия, к которой Владимир был готов морально и физически. По воле судьбы ему было суждено оказаться в самом пекле Чечни…

Первого января вся страна праздновала Новый год, но на войне, как на войне. БМП командира разведроты 131-й Майкопской бригады – ставшей впоследствии легендарной – шла впереди колонны российской техники. Механиком-водителем БМП был Владимир. Путь лежал через центр Грозного. Впереди – засада дудаевских боевиков. Машину подбили, а вылезавших из нее людей расстреляли. Погибло несколько спецназовцев, контрактник, командир разведроты и девятнадцатилетний Владимир Букин, покинувший подбитую БМП последним… Колонна была уничтожена. Четыре месяца понадобилось родным, чтобы отыскать числящегося пропавшим без вести Владимира.

Провожать в последний путь земляка вышло практически все население станции Семлево. На глазах людей были слезы… Плакали дети, взрослые, прошедшие войну старики. Их лица выражали одно: «За что?».

Тут же прощались с Владимиром его боевые друзья, представитель части. Почетный караул несли солдаты Вяземского гарнизона во главе с комендантом Д.Г. Чубаевым. Свое соболезнование приехал выразить представитель военкомата подполковник Ю.Н.Нещадимов.

…Скорбели все. Скорбела сама природа…

Перед цинковым гробом звучат слова скорби сослуживцев, родных и близких, тех, кто хорошо знал Владимира. Слышатся последние «прости»... Мы гордимся тобой… Ты всегда был первым, не искал легкого… Прости, что мы так долго тебя искали… Не уберегли… Не таким тебя ждали… Война отбирает лучших… Прости…», - навсегда врезаются эти фразы в память.

Звучат последние залпы почетного караула, от гроба отводят обессилившую от горя мать…

Нет больше с нами Владимира Букина, но есть Чечня… Россия по-прежнему продолжает хоронить своих сыновей.

VK
OK
MR
GP
На главную