Главная > Округа > Бессоново (Безсоново, Знаменское) > Дмитрий Александрович Путята, М.Е. Лобашев, «Очерки по истории русского животноводства»

Дмитрий Александрович Путята

История Бессонова в трудах историков по животноводству

Лобашев

Книга М.Е. Лобашева «Очерки по истории русского животноводства»

Ниже приводится статья М.Е. Лобашева из книги «Очерки по истории русского животноводства», опубликованная в 1954 году.

Хозяйство Путяты относилось к той группе помещичьих имений, которые переходили к капиталистическому типу земледелия и на базе отходов собственной обрабатывающей промышленности (винокуренный завод и сыроварни) содержали и выращивали скот. В таких хозяйствах животноводство становилось органически связанной частью полеводства и обрабатывающей промышленности.

Хозяйство Путяты находилось в селе Бессоново Вяземского уезда Смоленской губ. В имении содержалось 250 голов местного рогатого скота, размножаемого и улучшаемого без примеси посторонней крови. Работать с местным, малопроизводительным крупным рогатым скотом Путята начал с 1848 г.

В селекционной работе Д. А. Путята поставил две основные задачи: во-первых, доказать возможность улучшения качеств местной породы без примеси «посторонней крови», во-вторых, добиться высокой экономичности этой породы, т.е. повысить оплату корма. При этом он считал, что породы иностранного происхождения, слишком требовательные к условиям содержания, не являются пригодными в крестьянских хозяйствах и не оплачивают затрачиваемого на них корма.

Д.А. Путята

Дмитрий Александрович Путята

В лекции, прочитанной на Первой Всероссийской выставке крупного рогатого скота в 1869 г., Д. А. Путята (1870) выступил против ввоза иностранного скота и скрещивания его с местным. Защищая ценные качества местного скота, Путята писал: «Мне энергически возражали и настаивали на том, что русская порода скота ни к чему не пригодна, что нужно трудиться по крайней мере сто лет для улучшения ее самой в себе» (стр. 41). Однако вопреки этим предсказаниям ему удалось добиться больших успехов:   «Я без помощи скрещивания (с иностранными породами крупного рогатого скота, - М.Л.) достиг того, что стадо мое, бывшее дурным и непроизводительным, ныне сделалось молочным и доходным».

Путята после многих лет разведения скота в примитивных условиях пришел к выводу, что для улучшения местных пород требуются правильный уход, содержание и кормление. Он считал необходимым сначала развить в ней собственные ее достоинства, а затем, если этих средств оказалось бы недостаточно, использовать скрещивание с иностранным скотом.

В лекции Д. А. Путята говорил: «Многие советовали мне улучшать стадо путем скрещивания, утверждая,  что благоприятные результаты достигнуты были бы скорее, но продуктивность коров моих, при избранном мною способе улучшения стада, возрастала так быстро, что в течение 5 лет почти от одного и того же числа коров вместо 300 ныне варится 1000 пудов сыра в год; а притом наружные формы животных совершенствуются так, что я не могу отказаться от избранного мною способа улучшения стада, пока не замечу, что продуктивность оного остановилась или пошла назад» (стр.43).

Одним из возражавших против попытки Д. А. Путяты повысить продуктивность скота местного происхождения был уже упоминавшийся А. Ф. Миддендорф. В связи с экспониро­ванием на Первой Всероссийской выставке крупного рогатого скота выведенной в хозяйстве Д. А. Путяты породы, выставочная комиссия командировала Миддендорфа для обследования этого стада на месте. Миддендорф посетил хозяйство Путяты и в напечатанном им отчете вынужден был признать, что стадо представляет высокую ценность в отношении молочной продуктивности и экстерьерных показателей. Однако Миддендорф отказался признать эту породу за улучшенную местную и делал попытки найти в каждой корове Путяты различные признаки скота иностранного происхождения — тирольского, гольштинского и голландского. Эти его выводы Д. А. Путята категорически отверг. Отстаивая высокие качества местного скота, Путята в качестве примера приводит обычных коров местной породы из своего стада, которые были взяты «без предвзятого намерения улучшать породу» и впоследствии, благодаря правильному содержанию и обильному кормлению, были доведены до «хорошего состояния молочности».

Выступление Путяты в защиту возможностей повышения продуктивности местного скота имело достаточное к тому основание. В течение 8 лет путем подбора и хорошего содержания ему удалось у половины своего стада (из 120 местных дойных коров) повысить удойность в среднем на корову до 200 ведер молока, а средний живой вес коров увеличить с 12 до 20 пудов.

В табл. 10 приводятся сравнительные данные по удойности коров стада Путяты с 1865 по 1872 г.

Таблица 10
Годы Число дойных коров в стаде Средний годовой удой на одну корову
(в ведрах)
1865 112 58.3
1866 120 84.3
1867 106 122.6
1868 113 128.0
1869 108 148.2
1870 108 132.6
1871 104 140.0
1872 105 143.0

Как видно из таблицы, в течение 7 лет наблюдалось непрерывное повышение среднего удоя на одну корову; исключение составил лишь 1870-й год, когда понижение удоя было вызвано заболеванием части скота.

Работа Д. А. Путяты по улучшению местной породы крупного рогатого скота в Смоленской губернии получила всеобщее признание и высокую оценку на Первой Всероссийской выставке в 1869 г.; скот его был признан в качестве улучшающей породы наряду с холмогорской и ярославской.

Першиха

Корова Першиха из хозяйства Д.А. Путяты.

На этой выставке им экспонировались 3 коровы и 2 нетеля; четыре из этих животных являлись потомками коровы Першихи, показанной на выставке. Ей было 10 лет, телилась 8 раз, живой вес ее равнялся 18 пудам 18 фунтам, удой молока составлял более 200 ведер. В отношении оплаты затраченного корма экспертная комиссия признала ее самой экономичной коровой на всей выставке, и Першиха была награждена золотой медалью. Другая корова, Наука, являвшаяся дочерью Першихи, в возрасте 4 лет имела живой вес 23 пуда 20 фунтов с годовым удоем более 200 ведер и была удостоена серебряной медалью Московского общества сельского хозяйства. Другие животные, выставленные Путятой, также получили различные награды. Экспертная комиссия признала его положительную роль в улучшении отечественного крупного рогатого скота. В своем постановлении комиссия записала: «. .. приняв во внимание, что земледелец Д. А. Путята, обратив особое внимание на улучшение местного скота и преследуя с любовью и терпением столь важную цель в течение нескольких лет, достиг путем рационального подбора и хорошим содержанием того, что улучшенная им русская корова дает в течение года от 180 до 200 ведер молока, при весьма ограниченном количестве съедаемого корма, присудила г. Путяте, как полезному деятелю в деле улучшения крупного ро­гатого скота, одну из двух высших почетных премий - золотую медаль». [1]

В этом же постановлении было засвидетельствовано, что скот в стаде Путяты «размножался и улучшался без примеси посторонней крови; далее комиссия отметила, что Путята достиг самых отрадных результатов: «его коровы, при небольшом росте, а следовательно, и при небольшом количестве съедаемого корма, дают обильное количество молока». [2]

Вопрос об участии иностранных пород в создании стада Путяты продолжал интересовать животноводов и после окончания выставки. Спустя 3 года после поездки Миддендорфа в Бессоново туда же ездил видный зоотехник А. П. Перепелкин, который, обследовав стадо Путяты, пришел к иному выводу, чем первый эксперт. По свидетельству Перепелкина (1874), последнее пополнение стада Д. А. Путяты произведено в период 1857-1860 гг. «покупкою телок в различных местностях, лежащих примерно на расстоянии 40 верст от Бессонова. В состав сформированного стада вошли большею частью мелкие, тощие крестьянские коровенки, пудов по 10-12 живого веса, обошедшихся хозяйству на круг по 7-8 рублей за голову. От этого-то скота и ведет свое начало настоящее стадо, так как после 1860 г. и до сих пор на стороне не было приобретено ни одной головы» (стр. 2).

Перепелкин, осмотрев стадо в 1874 г., пришел к выводу, что оно является «довольно однородным». Среди всего стада лишь 2-3 коровы напоминали калмыцкую породу и 3-4 были похожи на тирольский скот. «Что же касается большинства животных, то оно, по моему мнению, не поддается никакой классификации или, другими словами, никакое деление не выдерживает критики» (стр. 3). Далее Перепелкин дал характеристику стада Путяты, из которой становилось очевидным, что последним создана новая порода с отличными молочными и мясными качествами и экстерьерными признаками.

Наука

Корова Наука из хозяйства Д.А. Путяты.

Попытка Миддендорфа заподозрить иностранное происхождение в местном, бессоновском, крестьянском скоте опровергалась им самим же при осмотре последнего. Он писал об этом скоте: «...эти жалкие животные (20 вершков ростом) с торчащими из-под кожи и взъерошенной шерсти моклоками и спинными отростками, лишились, казалось, всякого мяса даже на крестце и ляжках; остались лишь кости, жилы, кожа и выдающееся пузо. Согнутая в дугу спина и скорченные оконечности изуродовали этих жалких животных до такой степени, что даже опытному и внимательному наблюдателю нельзя подметить почти никакого признака породы; все остальное исчезает перед преобладающим впечатлением, перед обликом изнурения». [3]

Перепелкин, выйдя на пастбище в Бессонове, увидел в одном стаде два сорта коров: типа тех крестьянских, которые даны в описании Миддендорфа, и породистых. Первые принадлежали крестьянам, а вторые - Путяте. Далее он выяснил, что стадо крестьянских коров постоянно и давно пасется со стадом коров Путяты и покрывается только быками последнего. Однако, хотя оба стада имели близкое родство, одни животные оказались «тонкими», а другие «толстыми». В результате обследования Перепелкин (1874) пришел к вы­воду, что «стадо г. Путяты в настоящее время может быть выставляемо только как доказательство доходности нашего великорусского скота... когда он поставлен в хорошие условия относительно ухода и содержания, а никак не полезности скрещивания с заграничными породами» (стр. 3).

Несмотря на очевидные успехи Д. А. Путяты, скот его долго подвергался критике по разным линиям. Одни из критиков сомневались в его русском происхождении, другие в его экономичности, обвиняя Путяту в ведении убыточного хозяйства. Некоторые предсказывали еще в 60-х годах неминуемый крах его хозяйства из-за слишком обильного и якобы не оправдывавшего себя кормления этих животных. Один из агрономов Смоленского общества сельского хозяйства, Дмитриев, доказывал даже, что использовавшийся в хозяйстве Путяты вольнонаемный труд «идет в убыток». Путята справедливо отвечал на такую критику: «Неужели он (критик, — М. Л.) не замечает, что своими, ни на чем не основанными выводами о моем хозяйстве, вовсе ему не знакомом, он оказывает земледелию медвежью услугу». Это, действительно, была критика со стороны приверженца отживавшего феодализма, не видевшего прогрессивных сторон развития капитализма в сельском хозяйстве того времени.

Все сказанное позволяет сделать вывод, что Д. А. Путята явился в отечественном животноводстве одним из инициаторов создания экономичной, высокооплачивающей корм молочной породы из местного крупного рогатого скота.

Спрашивается, какими методами Путята добился успеха в своей работе. Из вывода выставочной комиссии и из его собственных сообщений можно заключить, что он пользовался подбором и отбором при воспитании в определенных внешних условиях, благоприятствующих развитию соответствующих признаков молочности (с постепенным повышением живого веса животного), и использованием этих условий как факторов отбора. Сам Д. А. Путята характеризовал свои методы улучшения животных следующим образом: «Средствами к достижению благоприятных результатов от стада служили мне барда и травосеяние». Иначе говоря, производство кормов в имении оказалось одним из средств улучшения местной породы скота. Последний в его хозяйстве около 5 месяцев содержался на подножном корму. Зимой в коровнике поддерживалась умеренно теплая температура; быки же содержались в холодном помещении. Корм в стойловый период давался вволю. Следует отметить, что Путята обращал большое внимание на воспитание телят, создавая условия, которые способствовали развитию в животном необходимых качеств. Тщательным уходом обеспечивались и стельные коровы. Для каждого возраста молодняка соблюдался строгий режим как в отношении количества и качества корма, так и в отношении начала эксплуатации животного.

Таким образом, опыт Д. А. Путяты, как и опыт Серова, служил ясным доказательством того, что и помимо скрещивания с иностранными породами можно значительно поднять продуктивность местного скота и изменить его экстерьерные признаки.

М.Е. Лобашев «Очерки по истории русского животноводства», Москва ; Ленинград : Изд-во Акад. наук СССР, 1954, Глава IV, стр. 160-167

[1] Первая Всероссийская выставка крупного рогатого скота. СПб., 1870, стр.121

[2] Там же, стр.122.

[3] Там же, стр.286.

VK
OK
MR
GP
На главную