Главная > Летопись > Автострада Москва-Минск

Автострада Москва-Минск - «дорога для немцев»

Автострада Москва-Минск

В 1935 г. началась прокладка автомагистрали Москва-Минск. К 1941 г. магистраль была в основном построена. Она имела булыжное покрытие, асфальт клали уже после войны. Строилась дорога почти вручную, в основном силами заключенных. Основными орудиями труда были лопата и одноколёсная тачка.

5 февраля 1936 г. в Вязьме для осуществления строительных работ был создан исправительно-трудовой лагерь, получивший название Вяземский участок № 39 УОС НКВД. Начальник Вяземлага одновременно являлся и начальником строительства «Управления строительства автомагистрали Москва-Минск НКВД СССР». С 1936 по 1937 г. эту должность занимал полковник П.А. Петрович; с 09.11.1937 по 03.01.1939 г. — Л.И. Рудминский; далее короткое время Б.А. Козловский, А.А.Горшков. В 1939-1941 гг. начальником Вяземлага и Управления строительства автомагистрали Москва-Минск НКВД СССР был инженер-подполковник Саркисьянц Г.А., заместителем начальника по лагерю – Агафонов Н.К., заместителем начальника по строительству – Вольфсон Б.А.

Численность Вяземского лагеря была значительной: на 1 апреля 1936 г. она составляла 12 052 заключенных, 1 октября 1936 г. - 56 181, 1 января 1937 г. - 31 305, 1 января 1938 г. - 24 100, 1 июля 1938 г. - 49 738, 1 января 1939 г.- 27 470, 1 января 1941 г. - 10 394, 1 июля 1941 г. - 14 374. Лагерь представлял собой огромную организацию, многочисленные подразделения которой были разбросаны по многочисленным строительным участкам строящейся магистрали Москва-Минск.

С конца 1939 г. в составе Вяземского ИТЛ имелись 11 «асфальто-бетонных районов» (АБР), лагерных поселений. На промежутке трассы от Черного до Днепра бараки заключенных были напротив Якушкина, у деревни Малое Алфёрово и в районе деревни Жуково (там были каменоломни). Песок для строительства трассы брали на Уварово – там был карьер. Основная масса заключенных работала под усиленной охраной. Но были и такие, которые могли относительно свободно передвигаться. Это были заключенные с небольшими сроками наказания. Им было разрешено расквартировываться по близлежащим деревням. Партия таких «трассоармейцев» жила в Куракино. На работу и с работы они ходили строем и с развёрнутым знаменем. На месте работы древко втыкали в землю и работали вокруг него. Среди заключенных, работавших на Уваровском карьере, были ударники. У ударников капот машины был покрыт красным полотном.

Много заключенных было из южных республик (они были одеты в цветные или полосатые халаты). Были и такие, которые предпринимали попытку бегства, просили помощи у деревенских жителей. Заключенных кормили плохо. Пытаясь добыть дополнительное пропитание, они травились грибами. Если кто-то из-за болезни и недоедания работать не мог, то охранники забивали его прикладами и хоронили (а точнее просто закапывали) здесь же, рядом со строящейся трассой, без гробов, как павших животных. На могилы ставили столбик, на столбике писали номер.

«Трасса эта построена на человеческой жизни», - утверждает уроженка деревни Высоцкое Фролова Е.Т..

Дурные предзнаменования – предчувствие войны

Жители деревень, близлежащих к строящейся трассе Москва-Минск были абсолютно уверены, что трассу строят для Гитлера. Они (в том числе и дети) были свидетелями того, как необоснованно жестоко обходятся охранники с заключенными – строителями автомагистрали.

Мужики рассуждали между собой: «Как только трассу построят, так сразу война начнётся». Так и вышло. К 1941 году автомагистраль Москва-Минск протяженностью 701 км в основном была построена.

Люди собирались на перекрестках дорог и вели очень тревожные разговоры. Тому было много причин. Только что закрыли церкви, сняли с них кресты и колокола, замалевали или сломали древние иконы, пересажали и расстреляли много безвинных людей. Это вселяло в старых людей уверенность, что скоро должна последовать кара божья за грехи. Бог разгневается, чаша терпения его переполнится, и он обязательно накажет людей – грешных и негрешных. Непонятные и необычные (а иногда и страшные) явления природы, несчастные случаи воспринимались, как предостерегающие знаки свыше, знамения беды. Говорят, что перед войной на небе было видно северное сияние, которого обычно в этой местности увидеть нельзя. Слышали, что строевой хвойный лес как бы стонал зимой (потом этот лес вырубили и увезли в Германию немцы). И, наконец, в мае 1941 года, перед самым началом войны прошла гроза, наделавшая много беды. Ударом молнии были поражены сразу три человека и две коровы в деревне Алфёрово. Туча пришла с запада, десятки молний сверкали вдоль всего небосвода, сопровождаясь оглушительным ревом грома. Свет померк прямо средь бела дня. Продолжалось эта гроза всего полчаса, но запомнилась надолго.

VK
OK
MR
GP
На главную